Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА.RU": Третий Рим в гостях у Второго. Андрей Десницкий о том, что не могут поделить православные


Через пару лет в Константинополе состоится Всеправославный собор. Или не состоится, ведь о необходимости его созыва и о подготовке к нему православные говорят уже почти столетие, но так пока его и не провели. Пожалуй, сейчас православные иерархи разных стран ближе всего подошли к практической работе по его созыву, для чего предстоятели церквей и собрались в Константинополе (Стамбуле) в первую неделю Великого поста.

Конечно, разумно считать, что процесс подстегнула ситуация на Украине, в том числе и церковная, но странно было бы думать, что событие, которое может оказаться для православных восьмым Вселенским собором, произойдет в связи со сменой власти на Украине и желанием значительной части украинских православных выйти из подчинения московскому патриарху.

Есть немало вопросов не меньшего масштаба, с более давней историей, которые православным всего мира следует хотя бы обсудить между собой, а в идеале и решить.

Одна из таких организационных проблем — православная церковь в Америке (ПЦА), которая с 1970 года считает себя самостоятельной юрисдикцией. Она получила автокефалию (независимость) от РПЦ, но для Константинополя она по-прежнему часть РПЦ. Кстати, примерно такая же ситуация с небольшой православной церковью Чешских земель и Словакии.

Казалось бы, какая разница? А почему правительство Греции до сих пор возражает против присутствия на карте Европы страны с названием Македония, настаивая на бессмысленной добавке «бывшая югославская республика»? Да потому, что считает любую возможную Македонию не более чем греческой провинцией. Нет, у греков нет никаких территориальных претензий к этой республике, они не собираются с ней воевать или проводить на ее территории референдумы, но слово они зарезервировали за собой.

Вот примерно так и здесь выходит. Здесь сталкиваются две логики двух патриархатов, константинопольского и московского. Патриарх Константинополя, как и в византийские времена, остается первым среди православных иерархов, хотя прочие патриархи ему не подчинены. Более того, его каноническая территория, по сути, есть часть Турции с центром в Стамбуле, где проживает меньше православных, чем на территории какого-нибудь большого прихода в спальном районе Москвы.

Но для Его Божественного Всесвятейшества Архиепископа Константинополя — Нового Рима и Вселенского патриарха Варфоломея, равно как и для его предшественников, пышный византийский титул — не пустые слова, а заявка на то, что потенциально его юрисдикция распространяется на весь мир.

Православные, оказавшиеся по тем или иным причинам вне канонических границ других патриархатов, должны подчиняться Константинополю. В том числе и в Америке, и в Чехии, и (потенциально) на Украине.

И тогда уже размеры собственной канонической территории не имеют никакого значения — ведь влияние римского папы тоже несопоставимо с территорией, которую занимает Ватикан.

Именно в желании уподобиться папам упрекают константинопольских патриархов в Москве. Здесь господствует иной подход: все поместные церкви равны между собой, за Константинополем сохраняется только символическое первенство в память о его исторической роли, а доля влияния каждой поместной церкви определяется количеством верующих, пусть и номинальных, которые проживают на ее канонической территории. Понятно, что Москве здесь не будет равных.

Но если считать по числу епископов, безусловно и безраздельно царить будут греки. Ведь именно они занимают три других древнейших патриарших престола: антиохийский, александрийский и иерусалимский, это уж не говоря о церквях Эллады (Греции) и Кипра. При этом у греков традиционно епископов много: в маленькой Греции 81 епархия, не считая Афона, это всего лишь вдвое меньше, чем в огромной России. Да и то, большинство российских кафедр появились в последние десятилетия, а греческие восходят к византийским временам.

Понятно, что принимать на соборе решения путем общего голосования, как это и было в древности (по крайней мере, в идеале), было бы для Москвы совершенно неприемлемо. В результате переговоров стороны пришли к решению: голосовать будут не епископы, а церкви. Каждая из них может представить по 24 епископа (в некоторых такого количества и не найдется), но их голоса все равно будут засчитаны как один.

По сути дела, это означает, что решения будут принимать не все епископы, а только предстоятели поместных церквей. Если какой-нибудь несознательный епископ не согласится с мнением начальства и дерзнет свое несогласие публично высказать, его голос даже не будет засчитан.

Константинополь желал принимать решения большинством голосов, а Москва настояла на принципе консенсуса. По сути, это означает, что каждый предстоятель будет иметь право вето… Но тогда зачем и собор собирать?

Тогда, видимо, можно было бы обойтись совещанием предстоятелей церквей, которые вместе занялись бы поиском решений по разным текущим вопросам. А их накопилось немало. Так, часть православных еще в 1920-е годы перешла на новый (григорианский) календарь, а в Финляндии стали даже Пасху праздновать вместе с западными христианами. Поэтому сегодня православные отмечают праздники с 13-дневным интервалом, иногда — на одной и той же территории (например, в США). Часть решила следовать за движением небесных светил и велениями времени, часть осталась верна хронологическим таблицам, составленным еще в святоотеческие времена. Может быть, стоит прийти к согласию?

Второй острейший вопрос действительно юрисдикционный, о нем уже было сказано выше. Не пора ли наконец разобраться, сколько существует этих самых поместных церквей и кто кому подчиняется? Не пора ли выработать механизм решения юрисдикционных споров, вроде того, который около двух десятилетий поделил между Москвой и Константинополем православные приходы Эстонии, и конфликт этот был настолько острым, что два патриарха впервые временно прервали тогда общение меж собой?

Видимо, по-настоящему решить эти проблемы можно только в ходе содержательных дискуссий — а они вряд ли предполагаются в формате такого собора, на котором по каждому пункту потребуется единогласное решение предстоятелей. Если они вдруг придут к такому решению, то, к примеру, смогут ввести везде григорианский календарь и без собора. А если не придут, то и собор это вряд ли изменит.

Разговоры о грядущем соборе пока всего лишь высветили то, что и так уже было ясно видно: разницу в подходах между Новым Римом, то бишь Константинополем, и Римом Третьим, то бишь Москвой, и желание каждой из сторон быть лидером православного мира.

Константинополь ведет себя так, как будто на дворе век примерно XI и Византия переживает расцвет. Но и Москва старательно возвращается в XVII век, во времена Алексея Михайловича, единственного православного государя на всем белом свете, когда «лукавые греки» привозили святыни в белокаменную столицу в обмен на богатые вклады в их монастыри. А вся дальнейшая история с катастрофами 1453 и 1917 годов как-то прошла в другом измерении.

Когда появятся и какими будут православные ответы на вызовы именно XXI века, пока невозможно предугадать.

Андрей Десницкий,

"ГАЗЕТА.RU", 24 марта 2014 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Денежным переводом:

Или с помощью "Яндекс-денег":


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования