Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"СЛОН": Владимир Путин как религиозный тип. Он взялся поучать «бездуховную» Европу, хотя по уровню насильственных преступлений Россия существенно опережает европейские страны


В выступлениях последних лет президент Путин постоянно ссылается на русских религиозных философов – Ивана Ильина, Константина Леонтьева, Николая Бердяева. Поэтому представляется полезным вспомнить название работы другого известного представителя этой плеяды – Сергея Булгакова: "Карл Маркс как религиозный тип". Русской философии той эпохи было свойственно трактовать мир сквозь призму религиозности. И обращение к этому методу современного политика вполне отражается на нем самом.

Хотя в самом начале его президентской карьеры, казалось бы, ничто не предвещало этой мировоззренческой эволюции. В сентябре 2000 года известный ведущий CNN Ларри Кинг прямо поинтересовался у нового российского лидера: "Ходит много разговоров о ваших религиозных взглядах. Мне говорили, что вы носите крест. Вы крещеный? Вы верующий? Каковы ваши взгляды на религию?" Ответ Путина был вызывающе светским: "Я верю в человека. Я верю в его добрые помыслы. Я верю, что все мы пришли для того, чтобы творить добро. И самое главное, чего мы добьемся таким образом, мы добьемся комфорта".

Неожиданное упоминание "комфорта" в ответ на вопрос о религии тогда вызвало массу ироничных комментариев. Но, парадоксальным образом, оно прозвучало не просто как наследие советского атеизма, но и вполне в русле европейских (даже скорее более северноевропейских) норм, где не принято, в отличие от тех же США, поминать бога всуе. "Комфорт" здесь мог быть истолкован и как отсутствие религиозного конфликта.

Вообще, в первые президентские годы Путин сделал немало абсолютно европейских заявлений. Отвечая своим интервьюерам в книге "От первого лица" на вопрос о том, нужно ли России искать особый путь, он четко парировал: "А ничего искать не надо, все уже найдено. Это путь демократического развития. Конечно, Россия более чем разнообразная страна, но мы – часть западноевропейской культуры. И вот в этом наша ценность на самом деле. Где бы ни жили наши люди – на Дальнем Востоке или на юге, мы – европейцы".

Также тогда он высказывал и несколько механистическую мечту "вмонтировать Россию в Европу". Однако со временем эта риторика все более уходила, а в последние годы даже сменилась прямым противопоставлением. Проект Таможенного союза, как признают сами его разработчики (а события на киевском Майдане показывают это в прямом эфире), оказался совершенно несовместим с Европейским. Наконец, недавнее размещение ракетных комплексов "Искандер" в Калининградской области вообще уже наглядно означает переведение европейских стран в статус вероятного военного противника.

Что же столь радикально изменилось за эти годы? Может быть, Европа стала совсем другой и там победили какие-то враждебные России диктатуры? Да вроде бы ничего такого страшного не происходит, и российские чиновники, несмотря на модный пропагандистский "антиевропеизм", добиваются для себя безвизового режима, покупают там недвижимость и отправляют туда жить своих детей и внуков.

По существу, изменилась не Европа, а Россия. Либеральная идеология Евросоюза не претерпела никаких кардинальных изменений с момента его официального создания в 1992 году. Чего нельзя сказать о России, которая по сравнению с тем же годом (также первым годом своего независимого существования) уже совершенно иная страна.

Кстати, именно поэтому сопоставлять Россию и Европу сегодня просто нелогично. Сопоставлять можно лишь в чем-то подобные политические системы. Но если ЕС являет собой уникальный синтез конфедерации и федерации различных стран, то Россия за эти годы осталась федерацией лишь номинально, превратившись в унитарное государство с конструируемой единой нацией "россиян". Но одно государство и межгосударственное сообщество – заведомо неравновесные партнеры. Не говоря уже о численности населения – 140 и 500 миллионов человек.

Поэтому их противопоставление может осуществляться лишь на уровне культурологических теорий и пропагандистских спекуляций. В них, кстати, весьма преуспел еще один русский религиозный философ – Николай Данилевский, автор труда "Россия и Европа". Наверняка ссылки на него появятся в будущих президентских выступлениях. С позиций модного ныне патриотизма он вполне актуален – точно так же полагал российское государственное православие и общинный коллективизм альтернативой "загнивающему Западу"…

В последнем Послании президент Путин обрушился с критикой на утвердившуюся в современной Европе "равноценность добра и зла". Это очевидный переход с политического языка на религиозно-этический. На политическом уровне этих понятий не существует вовсе, поскольку в любой социально-культурной группе они могут быть собственными. Для современного светского общества совершенно не важно, кто во что верит и какой образ жизни предпочитает. Главное – соблюдение общественных норм, исключающих насилие. И в Евросоюзе эти очевидные нормы не нуждаются в "сакральной" мотивации – в свое время из проекта Конституции ЕС даже исключили упоминания о любых религиях. Но российский президент почему-то вдруг взялся поучать "бездуховную" Европу религиозными апелляциями. Хотя по уровню насильственных преступлений сама Россия существенно опережает многие европейские страны.

С исторической точки зрения мы наблюдаем сегодня какое-то странное возрождение византизма. Именно тогда константинопольский император полагал себя одновременно и религиозным главой всего христианского мира, и обрушивался на "еретический" Запад с подобными же инвективами. Правда, сама Византия пала гораздо раньше Запада. И погубили ее не западные, а восточные завоеватели, хотя она также считала себя несокрушимой евразийской державой…

Почему, например, пресловутая "гей-пропаганда" вызывает такую медийную ярость у официоза? Даже сам президент вынужден дипломатически оправдываться: он также общается с представителями этого сообщества, а кого-то даже награждает. Дело просто в том, что возрожденная империя не может выдержать приоритета гражданского равноправия над религиозной традицией. Это ее обессмысливает и обрушивает.

И еще один наглядный парадокс – политическая карьера Путина началась в 1991 году, когда заместитель Собчака после августовского путча распорядился снять советский флаг в центре Петербурга. Но, став президентом России, он охарактеризовал эти события как "крупнейшую геополитическую катастрофу". Может быть, эта эволюция выше отдельной личности – так влияет сама энергетика Кремля? Ведь в отличие от европейских стран только в России президентской резиденцией остается средневековая крепость.

Вадим Штепа,

"СЛОН", 17 декабря 2013 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования