Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА.RU": Лавры для внешнего употребления. Борис Фаликов о том, что вопреки уверениям церковных дипломатов встреча главы РПЦ МП и Папы Римского стала ближе


Разговоры о встрече патриарха Московского и папы Римского ведутся уже двадцать лет. Однако после недавнего визита президента Путина в Ватикан о возможности такой встречи заговорили с новой силой.

Во время последнего визита в Ватикан глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Иларион в интервью итальянскому агентству Adnkronos обмолвился, что визит папы Франциска в Москву пока не обсуждается, но его встреча с патриархом Кириллом в третьей стране возможна. Эти слова были подхвачены итальянской прессой и сразу обросли массой подробностей вплоть до того, где именно встреча произойдет. Но удивительна не эта жадность до сенсаций (она вполне типична для журналистов), а то, с какой непреклонностью ОВЦС опроверг сообщения о местах и датах возможной встречи. Это придало тривиальному инциденту новый смысл.

Действительно, разговоры о грядущей встрече папы и патриарха (вернее, пап и патриархов, потому что их за это время сменилось немало) ведутся не менее двадцати лет. И нейтральные места для этого знаменательного события назывались уже не раз, и время проведения указывалось.

Особенно после избрания патриарха Кирилла, при котором отношения с Ватиканом приобрели новую динамику. Но никогда прежде они не опровергались РПЦ с таким пылом. И это позволяет предположить: встреча реально близка.

Главная причина для этого, увы, имеет печальный характер. После войны в Ираке число проживающих там христиан разных конфессий сократилось в 10 раз. Усилились гонения на коптов в Египте. В Сирии исламисты разрушают церкви и берут в заложники христианских епископов. Христиане Ливана, вернувшиеся было к нормальной жизни, вновь покидают страну. Если исход христиан с Ближнего Востока не прекратится, вскоре их там не останется вовсе. И это не позволяет их единоверцам по всему миру сидеть сложа руки. И католики, и православные уже не раз заявляли, что защита ближневосточных христиан является для них приоритетной задачей. Безусловно, встреча римского понтифика и Московского патриарха придаст этим заявлениям практическое измерение.

Давайте посмотрим, на чем раньше строились разговоры о сближении Москвы и Рима. На предполагаемом альянсе двух консервативных церквей против европейской секуляризации. Ведущем совместную борьбу в защиту традиционных ценностей, c однополыми браками и абортами, эвтаназией, генной инженерией и т.д. и т.п. Однако внутри православия такой союз подвергался постоянным атакам ультраконсервативных сил, для которых традиционная неприязнь к католикам перевешивала даже ненависть к безбожному Западу.

Поэтому для них встреча патриарха с папой означала измену православию и торжество сатанинского экуменизма. Не вызывала она особого энтузиазма и у европейских либералов, которые ожидали от нее лишь усиления нападок в свой адрес со стороны правых сил.

Совместная защита преследуемых христиан создает гораздо более реальную основу для союза. Против него никогда не выступят православные фундаменталисты, которые видят в гонениях на своих ближневосточных единоверцев знаки последних времен и призывают всех и вся к борьбе с Антихристом. Такой союз поддержат и европейские либералы, выступающие против преследования религиозных меньшинств, каковым на Ближнем Востоке являются как раз христиане.

Это не значит, что риторика защиты традиционных ценностей прикажет долго жить. У католиков она просто отойдет на задний план. Новый папа не декларирует отказ от консерватизма, но решительно пересматривает церковные приоритеты. Основной акцент делается на заповеди любви. Никто не спорит, что аборты — зло, но нельзя забывать и о сострадании к женщинам, которых нередко толкает к абортам нищета, а то и насилие, приводящее к нежеланной беременности. Как церковь может защитить женщин от этого зла, как заповедь любви должна отразиться в социальной жизни?

Этим, по мнению папы, и должна прежде всего заниматься католическая церковь. У православных традиционалистская риторика, напротив, усилится, поскольку составляет неотъемлемое условие их сотрудничества с российской властью. Но именно поэтому будет по преимуществу использоваться для внутреннего употребления. Что же придет ей на место в переговорах с католиками?

Еще несколько лет назад казалось, что богословскому диалогу между Москвой и Ватиканом пришел конец. Непреодолимым препятствием оказался вопрос о примате папы Римского. РПЦ громко хлопнула дверью на очередном раунде переговоров, заявив, что богословские разногласия не решить в обозримом будущем. Складывалось ощущение, что гораздо проще договориться о традиционных ценностях. Оказалось, что нет. И богословские вопросы вновь смещаются с периферии диалога к его центру.

Первый намек прозвучал в знаменитом интервью Франциска собрату по иезуитскому ордену Антонио Спадаро. Тогда новый папа обмолвился, что православие гораздо лучше сохранило ценности соборности и епископской коллегиальности, чем католичество. И вскоре сделал из этого практические выводы — созвал епископский синод, который, опросив клириков и мирян по поводу болезненных для католиков вопросов семейных отношений, представит рекомендации папе.

Этот акцент на епископскую коллегиальность не прошел незамеченным для РПЦ. И митрополит Иларион с удовольствием сообщил об этом папе на их последней встрече.

Думается, теперь разговоры о соборности и церковной демократии станут неотъемлемым атрибутом в православно-католическом диалоге, особенно когда речь будет заходить о папском примате — этом символе католического централизма. Правда, в самой РПЦ, которая озабочена выстраиванием собственной вертикали власти, они не очень популярны.

Но в церкви, видимо, полагают, что не все, что хорошо для внешнего употребления, годится для внутреннего.

И, наконец, одним из камней преткновения для встречи папы и патриарха традиционно являлся вопрос униатской церкви на Украине, где униаты и православные крепко поспорили не только по поводу богословских, но и по поводу материальных ценностей. Однако папа Франциск хорошо посвящен в униатскую проблематику, поскольку занимался ею еще в Аргентине. Униатам это дает надежду на то, что папа их защитит, а православным — что сумеет разобраться в спорном вопросе. И то и другое в равной мере готовит почву для переговоров.

Совместная защита христиан на Ближнем Востоке, уход от зацикленности на традиционных ценностях, подвижки в богословском диалоге и надежда на разрешение униатского вопроса подталкивают Москву и Ватикан к сближению и готовят реальные предпосылки для встречи папы и патриарха.

Почему же православные дипломаты так яростно пресекают разговоры о ее близости? Скорее всего, причина заключается в том, что церковные переговоры по времени наложились на визит в Ватикан президента Путина. Зависимость РПЦ от российских властей стала притчей во языцех. Поэтому она изо всех сил стремится продемонстрировать свою самостоятельность хотя бы на внешнем фронте. Именно поэтому, будучи в Риме накануне визита Путина, митрополит Иларион подчеркивал, что тот носит сугубо государственный характер и не влияет на церковные отношения. А его коллеги в Москве пресекали любые утечки о близости встречи папы и патриарха. Так что все лавры теперь должны достаться РПЦ.

Борис Фаликов,

"ГАЗЕТА.RU", 3 декабря 2013 г.

Фото: ИТАР-ТАСС


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования