Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"РУСЬ ПРАВОСЛАВНАЯ": Две России. Дивеевские торжества глазами очевидца


Грандиозные торжества, посвященные 100-летию прославления преп. Серафима Саровского, оставили в сердцах верующих двойственное впечатление. С одной стороны, их масштаб и повышенное внимание государственной власти свидетельствуют о том, что роль Православия в жизни современной России неуклонно возрастает. С другой – излишняя помпезность и заорганизованность лишний раз подчеркнули дистанцию, отделяющую ныне простой русский народ от московского церковного руководства.

В дни Дивеевских торжеств нашему взору предстали как бы две России. Одна – "Россия начальников" – приехала почтить преподобного на лимузинах, молилась ему в храмах, куда впускали только по спецпропускам и ела икру на банкетах по случаю этого "мероприятия".

Другая – "Россия простецов" – на поклон к батюшке Серафиму шла пешком, страдая от жары и жажды, молилась– где придется, трапезничала– чем Бог послал.
Сегодня мы предлагаем нашим читателям впечатления очевидцев из среды этой, второй России.

Божья благодать и человеческая черствость

Бог в помощь, "Русь Православная"!

Побывал я недавно у себя на родине, заезжал в Дивеево. На самый пик торжеств не остался, боясь искушений, связанных с большим наплывом народа: 30 июля уехал. Зато встречал в своём родном селе Нарышкино 27-го июля крестный ход из Курска, в котором, оказывается, участвовали православные из многих городов России.

Нарышкинцы с нетерпением ждали прибытия этого хода, встретили его с благоговением. Множество людей приложилось к мироточивым иконам, которые пришли с ходом. Акафисты читали до часу ночи. Разговорился с одним из активных участников хода – Александром Николаевичем из Иркутска, пригласил его в дом своей тёти переночевать. Духовный настрой большинства участников хода был весьма боевой.

Утром после молебна ход двинулся дальше. Я не утерпел и тоже пошёл с ним. Александр Николаевич, который был одним из руководителей хода, заприметив меня среди паломников, дал указание одному из них передать мне небольшую мироточивую икону, на которой чудесным образом проступал образ Владычицы нашей Богородицы. Порядок в ходе был отменный: хоругви, священнослужители, мироточивые иконы, паломники, идущие строго по трое в три колонны, вначале женщины, а затем мужчины.

Все участники хода непрерывно произносили Иисусову молитву: мужчины, а затем эхом женщины. В груди от быстрой ходьбы и непрерывной молитвы перехватывало дыхание, но километра через три я почувствовал облегчение и какую-то необычайную легкость. Прошли шесть километров – остановка в селе Аламасово, короткий отдых, посещение местной церкви. Ощущаю запах мира, исходящий от пальцев правой руки, которой придерживал во время ходьбы икону. И опять в путь-дорогу.

Через одну остановку, пройдя ещё двенадцать километров, подходим к дальнему роднику батюшки Серафима. И здесь благодатное настроение потихоньку начинает уходить: рядом с родником бойко идёт торговля сувенирами, водой из родника, женскими сорочками для купания. Когда подошли к месту, где по традиции купаются посещающие родник, кто-то из участников хода, видя мужчин в трусах, залезающих в воду и женщин, вылезающих из воды в плотно прилипших к телу сорочках, с печалью шутит: "Да, теперь мы уже не трижды монахи".

Быстро ухожу с "пляжа". Костяк хода остался у мироточивых икон, идти на "пляж" не собирается, идёт молебен.

Вид суетного рынка возвращает в мир. Приходит мысль: если продолжу идти с ходом до самого Дивеево, то не попаду на последний автобус, тетя будет волноваться. Возвращаюсь на автобусе в Нарышкино. На следующий день с утра еду в Дивеево: в девять часов мощи Преподобного крестным ходом понесут в Саров. В восемь я уже у монастыря. По дороге, перед монастырем в ожидании уже стоит длинная колонна хоругвеносцев.

На входе в монастырь – милиция. Всех обыскивают с помощью металлоискателей, особенно тщательно монашек: в Дивеево и окрестностях только и разговоров о "восьми поясах смертников", заброшенных сюда шахидками Шамиля Басаева. При входе в монастырь обращаю внимание на памятную доску, на которой выбиты фамилии "благодетелей": Сергея Киреенко, известного саентолога, по деду Израителя, олигарха Дерипаски, приволжского хлебного короля Тяна и других "новых русских".

На территории монастыря замечаю огромный, метров шесть на шесть, телеэкран со множеством колонок. К девяти часам в храме закончилась служба и после акафиста мощи Серафима Саровского понесли из Дивеево. Пройдя с полкилометра с многолюдным ходом, возвращаюсь к монастырю: хочется пройти по канавке, где прошли стопки Богородицы. Замечаю суету строителей: ещё не уложены камни брусчатки вокруг нового храма, множество недоделанных земляных работ. На ум приходят слова Господа: "Марфа, Марфа..."

Подхожу к канавке и не узнаю места: большая насыпь и по ней проложена дорожка из брусчатки с резными железными перилами. Заставляю себя пойти по помпезной дорожке, с чувством какой-то тоски вспоминаю старую земляную тропинку...

Пройдя по канавке, направляюсь вдогонку крестного хода. И тут меня поразило необыкновенное зрелище: рабочие, укладывающие брусчатку, явно мусульмане; часть из них, уберегаясь от жгучего солнца, накинули светлые рубашки на голову, перевязав их веревкой, как арабы... Вот до чего доводит дьявольское поспешение!

Слышу удивленный вопрос одного из паломников к милиционеру, охраняющему один из входов в монастырь: "А что здесь мусульмане делают?". " Так это ж дешевая рабсила, благодетели прислали", - простодушно отвечает милиционер, – где на дорогую-то денег найти?".

Через несколько километров догоняю ход. Жарко. Воды нет. Люди явно утомлены. Одного мужчину, которому стало плохо, волоком затаскивают в автобус. Женщины с детьми пытаются защитить головы своих чад сорванными лопухами. Через пятнадцать километров, за три километра до Цыгановки, небольшыя деревушка. Многие паломники бросаются в дома в поисках воды.

Хозяева двух домов, вытянув на дорогу поливочные шланги, наливают паломникам в пластиковые бутылки воду. Но желающих пить тысячи, а ход идет без остановки. Наконец голова хода входит в Цыгановку. Слышны отрывистые звуки команд, возникло какое-то замешательство. Стало понятно, что ход отсекают от мощей: в Саров по пропускам прошли лишь около двухсот человек, а остальные двадцать тысяч оставили на дорожной развилке.

Вижу усталых, обессиленных людей, потянувшихся от дороги под сень деревьев, но конная милиция преграждает им путь, заставляет вернуться на дорогу. Уставшие люди не обращают на них внимания. Милиционеры махнули рукой и отъехали в сторону. В этом месте в обычные дни очень шумный большой рынок, который поражает сегодня пустотой: ни одного торговца. Люди мечутся в поисках воды. Нашли около одной из палаток кран, очередь за водой огромная.

Рядом развернулась небольшая точка по раздаче бесплатного питания, но людей невпроворот, многие даже и не пытаются найти еду и питье. В голову лезет назойливая мысль: зачем нужно было закрывать рынок, если не можете обеспечить в достаточной мере пищей и питьем?

Оглядываю еще раз огромное рассеянное уставшее стадо людей, поспешно брошенных пастухами в Цыгановке. А ведь и вправду здесь сегодня две России, два Собора: один, поющий славословия нынешней власти, поспешно убег за неприступные ворота "охраняемого обьекта", и другой, уставший, жаждущий, голодный, но одухотворенный, молитвенный, нищий духом, кающийся, возвратившийся в славное Дивеево.

Раб Божий Вячеслав Макарцев


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования