Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ - УКРАИНА": Голодомор: люди бросались в огонь и ели траву. Везде, как тени, слонялись страшно истощавшие и почти обезумевшие от голода люди


23 ноября, на четвертую субботу ноября, в Украине приходится День памяти жертв Голодоморов, – Национальный день памяти.

В этом году страна отмечает 80-летие печальных событий 1932-33 гг. Накануне памятной даты "АиФ" попросил очевидцев этой трагедии поделиться своими воспоминаниями.

Умирали от травы

Николай Павлович Даниленко родился в декабре 1925 г. Вместе с родителя и тремя братьями он жил в селе Рубежное, Волчанского района Харьковской области. Отец служил в лесничестве, а мама работала в колхозе. В начале 30-х отец перешел работать в колхоз, им пришлось освободить дом в лесу, где семья жила поначалу, и купить в хату в селе. С этого переезда и начались все беды Даниленко.

"Сначала со двора убежала собака, потом заболела корова, потом, в 32-м году в колхозе случился неурожай, – вспоминает Николай Павлович. – Папа заболел и умер, мама не знала, как прокормить нас четверых и, по подсказке "председателя", она отправила троих младших детей в Волчанский приют"

Отцовская болезнь была спровоцирована голодом: он поехал на заработки в Харьков, там купил буханку коммерческого хлеба и съел ее, не дав буханке остыть. Горячее тесто спровоцировало у мужчины заворот кишок, оперировать его почему-то не стали, и он умер. Н. Даниленко хорошо помнит, как хоронили отца, хотя ему тогда было всего семь лет.

Также четко он помнит, как тяжело жилось детям в интернате. Это был уже 33-й год. Дети ходили в школу, их кормили, но очень плохо.

"Всем очень хотелось есть, и мы выели всю траву во дворе, – вспоминает Н. Даниленко, – От этого многие заболели дизентерией, от нее и умирали".

Некоторые дети бежали из приюта: кто домой, кто на железнодорожную станцию, чтобы найти покушать. Поэтому тех, кто постарше, посадили за высокий забор, а малышей оставили в помещении школы.

Коля был мальчишкой шустрым и сообразительным: он нашел в брошенном доме возле приюта оторванный рукав свитера, распустил его и сплел поясок. Это "рукоделие" он выменял на ломоть хлеба и кусочек сахара. Свою добычу он отнес младшему брату – ему было всего четыре года. Малыш уже был опухший и обессиленный, он умер у Коли на руках.

Эта трагедия подтолкнула мальчика на побег. Вместе с товарищем они сбежали домой, к маме. Как оказалось, мама к тому времени уже умерла от тоски и голода. Ее старший сын жил с бабушкой – помогал по хозяйству, а молодая женщина осталась в хате одна, затосковала. Работы в колхозе тоже не было: мало работаешь – мало ешь. Вот она и не выдержала.

Колю вернули назад в приют. Там он пробыл еще какое-то время, но видимо голод начал отступать. Из колхоза приехала подвода забрать его и старшего брата – в селе открывали свой колхозный интернат. Но домой Коля поехал один – его десятилетний брат уже был в больничке, тоже опухший от голода. Мальчики попрощались и больше не видели друг друга. Даниленко уверен, что брат тоже умер.

Люди, обезумев, бросались в огонь

Одна из самых старых украинок, 102-летняя долгожительница из Винницы Вера Акинина в 1932-33 годах только перешагнула свой 20-летний рубеж. "Я тогда работала в нашей городской типографии, - рассказывает она. -  Там же был наборщиком и мой отец. Нам платили зарплату и выдавали пайки, хоть и скудные, но благодаря им наша большая семья, в которой, кроме нас с папой, была еще мама и четверо моих младших братьев и сестер, выжила. Варевом из крупы и лебеды мама даже иногда угощала голодных соседей, которым негде было добыть себе пропитание".

Типография работала в две смены, и когда девушка была на второй, вечерней, и домой возвращалась ночью, ее обязательно встречал отец, поскольку тогда, особенно в темноте, было очень опасно ходить. Везде, как тени, слонялись страшно истощавшие и почти обезумевшие от голода люди, от которых можно было ждать чего угодно.

Некоторые из них умирали прямо на улице, и их бездыханные тела лежали вдоль дорог, а некоторые – "сидели", подпирая стволы деревьев. Несчастные люди, потеряв силы, присаживались отдохнуть, но там и умирали. Потом их забирали труповозки. "Они приходили из пригородных сел в надежде чем-то поживиться, но в городе находили свою смерть, - продолжает Вера Ивановна. – Ведь в селах забирали последнее. Моя сваха, которая жила в с. Пирогов Тывровского р-на Винницкой обл., рассказывала, что в то время у нее уже был маленький сын, мой будущий зять, для которого она спрятала в его колыбели горсточку пшена. Но пришли активисты и перевернули все вверх дном, даже постель малыша - нашли припрятанное пшено, и забрали".

А в одном из недавно обнародованных документов того времени о состоянии дел в Винницкой обл., предназначенного  "для внутреннего пользования", сказано, что в большинстве колхозов Липовецкого р-на не осталось никаких продуктов питания. И колхозники "едят разные суррогаты, выпекают хлеб из смеси гречихи, проса, овса и всяких отходов, из-за которых начинают болеть". В с. Краснополке Гайсинского р-на "30 бедняцких хозяйств опухли от голода, а вдова середняка Иванченко повесилась, оставив сиротами двух опухших детей". В селе Губник, сказано далее в этой секретной сводке, умерли 10 человек и "29 семейств опухли, и никто из них не в состоянии передвигаться". В Мыткове опухли от голода 33 семьи, а вдова бедняка Игнатенко сошла с ума и бросилась в горячую печь, где сгорела заживо.

"АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ - УКРАИНА", 22 ноября 2013 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования