Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

БЛОГ ГЕОРГИЯ ГУПАЛО: "Коль истерика не утихла, то я еще скажу про Оптину". Десятки монахов ушли за последние годы в мир из Оптиной пустыни


Тут продолжаются активные обсуждения ухода о. Ростислава из монастыря. Все время разговоры идут вокруг женщины. Дескать монах пал и он, негодяй, нарушил обеты.

Дорогие фарисеи. Не могли бы вы объяснить мне одну странность: из Оптиной за последние 20 лет ушли десятки монахов. Десятки!

Пять человек из них женились. Это только те, кого я знаю лично и данные у меня до 1998 года. После того вполне возможно были еще люди, которые ушли из монашества в семейную жизнь, но я о том не знаю. Это уже молодняк, который мне даже не интересен. Из пяти человек два эконома монастыря: игумен и архимандрит. Оба самые доверенные лица наместника. В чем причина такого странного поведения оптинских монахов? Как думаете?

Первый эконом венедиктовой Оптиной - игумен М. - был человеком ревностным, как и его духовник-наместник. Католиков и модернистов не любил, за веру православную стоял горой и любые отклонения от священных традиций и преданья старины глубокой воспринимал как борьбу против Святого Православия и Святой Церкви. Он был очень строг к себе и окружающим и крепок, как броня. За то о. Венедикт игумена очень любил. Наместник вообще терпеть не мог всех врагов Христовых вроде католиков, протестантов или наших обновленцев. Но это другая история, о ней в другой раз. Я только хочу ублажить сердца всех самых рьяных ортодоксов: о. Венедикт всегда был яростным врагом всех еретиков, т.е. всех неправославных.

Игумен М. был прекрасным экономом: каждую копейку считал, во все вникал со тщанием, был жестким в деловых переговорах. Потому, когда наместник решил построить себе огромную дачу под Чеховым, то поручил стройку игумену М. Более того, любезно разрешил своему верному ученику и духовному сыну построить рядом свой двухэтажный дом. Оптина тогда еще была без колокольни, но дачи вышли на славу. Чего в них только не было. Когда дом был построен, спустя год, точно уж не помню, у игумена М. появилась любимая женщина. Первое время все скрывалось. Потом чем-то эта особа насолила соседу по даче о. наместнику и он решил, что пора чадо приструнить. С него сняли крест на месяц. Не сан, а крест. В Оптиной все шушукались, но об этом мало кто знал из внешних. Еще через год игумен из монастыря ушел, сан с него сняли, монашество списали в архив. Ушел игумен к этой самой женщине. Говорят, что позже появилась вторая, но этого точно я не знаю и потому обсуждать не хочу.

Архимандрит Венедикт переживал недолго. Заместитель игумена М. был назначен новым экономом. Этого мальчика я знаю, как чистого, верующего и очень порядочного человека. Таким я его увидел, когда мы познакомились. Помню, как он впервые приехал в монастырь, его привели в оптинский скит, в котором я тогда жил, и он долго мялся в дверях, боясь переступить порог домика старцев. Для него даже вход в мою келью был священным актом, соприкосновением со святыней. И дело, конечно, не во мне, а в келье "амвросиевского домика". Юноша был из бедной семьи, растила его одна мать, он не имел никаких связей, попечителей, какого-либо духовного образования и даже просто высшего образования. Может поэтому юношу приметил наместник (он любит людей простых, не испорченных лишними знаниями), обогрел и очаровал своей заботой. Фактически он стал его настоящим отцом, духовным и почти физическим (т.е. о. Д. готов был за отца наместника жизнь отдать, если ему прикажут)... Несколько лет спустя, уже будучи архимандритом, с легкостью вращая многомиллионными оптинскими сделками, он приобрел такой лоск и шик, что даже горько становилось от осознания того, что русская экономика потеряла в лице о. Д. выдающегося бизнесмена. Десять или двадцать миллионов для него были не деньги. О них ему было говорить даже скучно. Как взлетел скромный юноша, переминающийся с ноги на ногу у моего порога, - думал я тогда. - Что его ждет дальше? Епископство, митрополия, огромные проекты, высокие связи, миллиардные сделки? Вид у него был очень представительный, борода окладистая, русак-красавец. Панагию на пузо и на амвон - все будут говорить "вот он воин Христов, молитвенник о всех нас, предстоящий за нас пред Богом, сила Оптинская, наследник оптинских старцев".

И вдруг, как гром, прозвучало - о. Д. ушел из монастыря, женился, вскоре родился ребенок... Сан сняли, монашество списали в архив.

О. Ростислав не первый. Далеко не первый. Это только две истории из пяти.
Может что-то в консерватории не так?

Картинка не совсем в тему. Хотя мы не всегда помним, что медицинский крест произошел от креста церковного.

БЛОГ ГЕОРГИЯ ГУПАЛО, 20 ноября 2013 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования