Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИТОГИ": Свято место. Александр Проханов об "историческом безумии" одной инициативы митрополита РПЦ МП Илариона


Предложение главы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Илариона установить на Лубянке памятник святому князю Владимиру смутило и либеральные, и патриотические умы. А по мнению писателя и публициста Александра Проханова, такой шаг был бы историческим безумием.

Воткнуть на Лубянскую площадь памятник святому Владимиру — идея по меньшей мере странная. Это все равно что, скажем, в мечети развесить иконы или служить литургии в синагоге. С этой площадью связана совсем другая философия и история. С ней связана трагическая, страшная, может быть, ужасная, но грандиозная эпоха советской разведки, триумф советского противостояния чудовищным силам тьмы — как фашистской, так и западной. Памятник Владимиру Красное Солнышко на этой площади был бы историческим безумием. Может быть, еще и воткнуть его при супермаркете? Да и какое отношение святой Владимир имеет к центру Москвы? У него есть свое место: он стоит на Владимирской горке лицом к Днепру, там, где крестил Русь. На Псковщине, в маленькой деревне Будник, в речке лежит огромный, теплый зимой и летом камень, который символизирует рождение там будущего крестителя Руси. На этом месте и надо ставить памятник.

К тому же, если говорить отчасти лукаво, разве митрополит Иларион не знает, как крестили Русь? Он что же, думает, что Русь крестили под Херсонесом, что в местном храме прошла светоносная волна, которая коснулась чела Владимира, и от этого чела все озарилось и возникла святая Русь? Он что, не ведает, что сразу после крещения было восстание в верховьях Волги, на Шексне? Там были страшные казни! Язычников и волхвов насаживали на колы, плоты с их изуродованными телами сплавляли по Волге, и люди в ужасе смотрели на этих казненных. Владимир, конечно, святой, слава тебе, Господи. Но существуют же в его святости и чудовищные акты избиения! Так, может, в его теле в каком-то смысле жила и маленькая частичка от Феликса Дзержинского?

…Памятник Дзержинскому в августе 1991-го вздернули на железном тросе, и он качался под стрелой крана. Это было абсолютно языческое действо — или его самого, или его образ. Это было символической казнью коммунизма. С тех пор либеральные победители, эти язычники, которые торжествовали в нашей политике, истории, культуре и философии, сдают позицию за позицией. Либеральный проект отступает.

Идея исторического реванша — не красная, не коммунистическая. Это идея нового поколения российских государственников, понимающих, что нельзя рассекать световод русской истории. Утечки исторической энергии надо сводить к минимуму, чтобы этот энергетический поток омывал сегодняшний кристалл российской государственности, увеличивая его и усложняя. Идея соединения красного и белого, бывшая сначала достоянием лишь небольшой группы идеологов, к которым я себя причисляю, сейчас завоевывает массы и, как ни странно, умы власть имущих и людей Церкви. Патриарх уже несколько раз говорил о необходимости соединения этих исторических путей и идей. А митрополит Иларион является представителем той части нашей Церкви, которая с болезненной страстностью продолжает антисоветскую линию. Его антисоветские пассажи по существу соединяются с либеральными представлениями. Мудрые церковные мужи начинают понимать, что этот жуткий антисоветизм страшно деструктивен для самой Церкви. К тому же в последнее время в стране построены тысячи храмов. Вся Москва наполнена храмами — как восстановленными из праха, так и новоделами, среди которых масса ужасных, калечащих и уродующих образ города и целых районов. Предполагается построить еще 200 церквей. Что же, Иларион считает, что воздвижение памятника Дзержинскому на Лубянке будет иметь большее значение, чем сотни алтарей, христианских церквей, богослужений, тысяч колоколов и непрерывной проповеди, которая там ведется? Неужели божественная энергия всех этих алтарей окажется слабее одного бронзового истукана? Такой посыл — поразительная духовная беспомощность. Сила этих алтарей в том, что они нейтрализуют любое зло, по существу превращают камень в хлеб, а воду в вино. И что же Иларион так трепещет? Боится, что возвращение Дзержинского сломает алтари, что согнутся все кресты, а на нем самом воспламенится ряса?

Конечно, стремление вернуть памятник Дзержинскому на Лубянскую площадь, с одной стороны, является реваншистским порывом проигравших коммунистов. С другой стороны, за этим стоит корпоративный интерес госбезопасности. К слову, в последнее время в кабинетах чекистов вновь висят портреты Дзержинского. За возвращение монумента выступают и люди идеологически нейтральные, полагающие, что нельзя воевать с памятниками. Можно воевать с идеями, с персонажами, но с памятниками — нельзя: они отрываются от реального персонажа и аккумулируют в себе другое историческое время. Наконец, четвертые говорят, что этот памятник очень хорошо смотрелся. Это красивая и мощная фигура. Возвращение ее на Лубянскую площадь завершит ее и эстетически, и историко-логически. Это ведь работа Вучетича — того, кто поставил монумент Героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане. Что касается меня, то я бы восстановил памятник Дзержинскому с чувством реванша. Он завершил бы архитектурный ансамбль площади и не казался бы уродливым, насильным и бессмысленным. К тому же на Лубянке уже установлен памятник жертвам ГУЛАГа — камень с Соловков. Пусть там стоит и он, и памятник Дзержинскому. Это и будет отражением эпохи.

Александр Проханов,

"ИТОГИ", 11 ноября 2013 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования