Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"ПАРЛАМЕНТСКАЯ ГАЗЕТА": Судилась инокиня с церковью, прости, Господи


В том, что работники обращаются в суд с исками к своим работодателям, ничего необычного нет. Однако, когда к судье Центрального района Барнаула Нине Жемоедовой попали документы, касающиеся очередного трудового спора, который ей предстояло разобрать, она искренне удивилась. Конфликт возник между церковью и инокиней, а такого в ее многолетней практике до сих пор не случалось.

После трех заседаний судья вынесла решение - внести в трудовую книжку Людмилы Милославской, подавшей иск, запись о том, что она действительно работала продавцом в церковной лавке при Алтайской краевой детской больнице, оплатить ей вынужденный прогул из расчета 100 рублей заработной платы в месяц и главное - восстановить на работе. Кроме того, барнаульская церковь святого Апостола Андрея Первозванного должна выплатить истице три тысячи рублей в счет компенсации морального вреда.

Как это начиналось

Людмила Сергеевна когда-то работала художником-оформителем, затем занялась мелким предпринимательством. Но однажды, как она сама рассказывает, земля начала уходить из-под ног, и тогда сорокалетняя женщина подалась в монастырь, где жила около двух лет, и стала инокиней Ольгой. Затем около года работала в Барнаульской епархии во славу Божию, то есть бесплатно. Однако, когда ее престарелая мать переехала в деревню, оставив квартиру дочери, инокиня ушла на домашнее жительство. А так как надо было платить за квартиру, покупать еду и одежду, она решила устроиться на работу.

В августе 2002 года ее приняли продавцом в лавку от церкви святого апостола Андрея Первозванного торговать предметами религиозного назначения. Кроме этого матушка Ольга должна была записывать желающих покреститься. Под диктовку сотрудницы церкви Аллы Малаховой, которую настоятель Евгений Елисеев представил как старшую и попросил относиться к ней как к его заместителю, инокиня написала заявление о приеме на работу, сообщила свои паспортные данные, домашний адрес, телефон, а, проще говоря, выполнила все, что от нее требовалось, для того чтобы оформить с работодателем трудовые отношения.

Первые месяцы настоятель и священники были довольны новым продавцом, хвалили. О том, что было потом, инокиня Ольга говорит так:

- Работая в лавке и записывая людей на крещение, выдавая им свидетельства, беседуя с ними, я выяснила, что священники обходятся без предварительного научения и без погружения в воду. А это полагается по правилам святых апостолов и канонам церкви.

Выразив настоятелю неудовлетворение происходящим, взяла у него благословение не сразу записывать людей на крещение, а давать им возможность подготавливаться, чем и начала заниматься. Но хотя отец Евгений и благословил меня помогать людям с катехизацией (научением) перед крещением, он тем не менее просил, чтобы они подготавливались побыстрее, успевали покреститься, пока лежат в больнице, чтобы младенцы обходились без воспреемников (крестных). Он также хотел, чтобы я не говорила людям о предпочтительности крещения с погружением...

Словом, матушка Ольга продолжала настаивать на своем, отец Евгений же и батюшки требовали увеличить количество крещаемых. Дело кончилось тем, что 1 апреля 2003 года инокине Ольге сообщили, что она уволена. И, вероятно, смеха ради в трудовую книжку бывшей работницы не внесли никакой записи. Поначалу матушка Ольга попыталась найти защиту в церкви, но, когда из этого ничего не вышло, решила обратиться в суд.

Отношения с церковью

Настоятель церкви святого апостола Андрея Первозванного Евгений Елисеев иска не признавал. Поначалу он настаивал на том, что инокиня Ольга работала во славу Божию, потом заявлял, что все вопросы с оплатой решала Алла Малахова, позволяя продавцу торговать по произвольным ценам, разница же между закупочной ценой и продажной была ее вознаграждением.

В суд было представлено штатное расписание, в котором нет должности продавца. В августе 2002 года по решению приходского совета вместо нее появилась должность алтарника. Однако протоколов заседаний этого совета отец Евгений предоставить не смог. Противоречивыми были и некоторые показания свидетелей.

Выступая в суде, помощник прокурора Центрального района Светлана Кузнецова настаивала на том, что между церковью и Людмилой Милославской были именно трудовые отношения. Матушку Ольгу фактически допустили к работе. Она регулярно торговала церковным товаром, приходила в лавку утром, уходила вечером, то есть подчинялась трудовому регламенту. Торговала она там не от себя лично, ведь не с Людмилой Милославской у администрации больницы была договоренность о месте, которое предоставлялось для торговли, а с церковью.

Представитель инокини Ольги доцент кафедры журналистики Алтайского государственного университета Константин Русаков, защищая свою подопечную, сказал, что матушка прежде всего гражданка Российской Федерации и поскольку церковь не смогла вынести справедливое решение, инокиня была вынуждена обратиться в гражданский суд.

Адвокат отца Евгения Анатолий Астанин заявил, что сложно определить род отношений между церковью и инокиней Ольгой - гражданско-правовые они или трудовые? В штатном расписании ее должности нет, в судебном заседании не доказано, что инокиня получала зарплату.

Юрист Барнаульского епархиального управления Юрий Титов подчеркнул то обстоятельство, что какими бы ни были отношения между церковью святого апостола Андрея Первозванного и инокиней Ольгой, епархия к этому отношения не имеет.

Закон есть закон

Когда судья удалился для принятия решения, все его участники и заинтересованные лица остались ждать в коридоре. Я спросила у Юрия Титова, что он думает об этой не очень красивой истории. Юрист ответил, что в подобном конфликте более мудрый настоятель не довел бы дело до суда. Что касается владыки Максима, епископа Барнаульского и Алтайского, то он и не знал о сложившейся ситуации. (Странно, ведь инокиня Ольга отправляла ему несколько писем с просьбой разобраться.) Теперь же следует подчиниться решению, которое нам сейчас зачитают.

И эта фраза порадовала меня больше всего: медленно, но верно мы, граждане России, независимо от того, где каждый из нас работает и какую должность занимает, начинаем уважительно относиться к закону, а проблемы свои идем решать в суд, что давно стало главным принципом жизни людей в тех странах, которые в наших городах и весях с завистью называют цивилизованными.

Через десять дней после оглашения вердикта мне позвонила матушка Ольга и сообщила, что запись в трудовую книжку ей внесли, однако оставаться на этой работе психологически тяжело и хотя отец Евгений попросил у нее прощения, она подала заявление об увольнении. Церковь решение суда не обжаловала. А вот инокиня, не согласившись с тем, что вынужденный прогул ей оплатят так, будто она получала в церковной лавке 100 рублей в месяц, вновь обратилась в суд. И не потому, что ей нужно больше денег, а только из желания разоблачить лжесвидетельство.

Тамара ЛОГИНОВА, Барнаул

8 августа 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования