Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КАРЛОВЧАНИН": Православна ли Парижская семинария МП? Ее можно считать как бы лабораторией того, чем является вся Московская патриархия с Патриархом Кириллом (Гундяевым) во главе


Случайно попали на католический телеканал «К.Т.О.» и с некоторым недоумением увидели передачу, где в главных ролях выступал ректор патриархийной семинарии в Париже, иеромонах Александр Синяков. Только потом сообразили, что это связано с пресловутой «Неделей молитв за единство христиан», которая лет 30 назад была очень популярна и которой СМИ, во всяком случае во Франции, уделяли большое внимание, но которая сегодня проходит сравнительно незаметно, оттого мы просто об этом и не думали.

Почему смотрели именно "с недоумением" ? Вполне понятно было бы застать на католическом телевидении интервью Александра Синякова, или его разговор с каким-нибудь собеседником на церковную или духовную тему. Ничего в этом удивительного или предосудительного не было бы. Но тут Александр Синяков был с группой семинаристов-хористов в католическом храме, что тоже не было бы удивительным или предосудительным, если бы он там служил для православной паствы. Но тут он служил – можно именно так без преувеличений сказать, хотя, правда, не в облачении – не перед православными, а перед католическими монахинями. И служил не один, а попеременно с католическим священником. Мы помним, как в "славные" времена проходила эта «Неделя». Главными участниками, как правило, были католики и протестанты, но очень ценилось, и даже необходимо было иметь на таком собрании хоть одного православного, который специально к этому случаю являлся в рясе, даже если обычно всегда ходил в штатском. Сажали этого православного заложника на почётное место, давали ему в руки книжечку с последованием своеобразного экуменического обряда, в определённое время он вставал, шёл к микрофону и читал какой-нибудь отрывок Священного Писания, часто из Ветхого Завета, а в конце мероприятия, все вставали, воздевали руки вверх и все вместе читали молитву Господню. Более менее так тогда отмечалась эта «Неделя». Но то, что нам тут дано было видеть, выглядело совсем по иному.

Моление началось со вступительного песнопения исполненного смешанным хором. Оказалось что, переливавшиеся с голосами католических монахинь мужские голоса принадлежали русским семинаристам, а человек стоявший в алтаре в чёрном балахоне, которого только с натяжкой можно было назвать рясой, оказался православным священником, ректором Парижской семинарии, иеромонахом Александром Синяковым. Всё последование припомнить не можем, но "служба" велась то католиком, то православным. Прозвучало пение Блаженств, затем иером. Александр прочёл выдержку из книги Бытия о Вавилонской башне. После чего долго и, надо признаться, умно он проповедовал, часто ссылаясь на св. Максима Исповедника, но предлагая иногда новаторские умозаключения, как например, что св. Максим является самой крепкой связью между Западом и Востоком, направляя как бы мысль аудитории на то, что является он чуть ли не предтечей экуменизма. Нам казалось, что память сего дивного святого, сказавшего однажды своим мучителям «я думаю не об единении и разделении римлян и греков, но о том, чтобы мне не отступить от правой веры», скорее ассоциируется с его безстрашным исповеданием веры и безусловной защитой чистоты и единственности церковного учения, за что ему отрезали даже язык и подвергли его разным жутким пыткам. После проповеди почему-то послышалось пение Херувимской песни, затем католик провозгласил на православный манер своеобразную экуменическую ектению, на каждое прошение которой все присутствующие отвечали «кирие элейсон». Затем хор семинаристов пропел ещё Трисвятое и Отче наш. Александр Синяков провозгласил : «Господу помолимся», прочёл заключительную молитву и экуменическое моление закончилось Богородичным песнопением, исполненным всё теми же православными семинаристами ...

Как-то очень странно и неестественно упоминать имя св. Максима Исповедника в рамках такого молебного пэчворка, не правда ли ? Как и странно видеть такое со стороны православного ректора и семинаристов, будущих православных пастырей ...

Это неординарное моление, совершенно выходящее за рамки допустимого в Церкви, тем не менее не является каким-то неожиданным исключением в практике этой семинарии и её молодого ректора. Сразу приходит в память скандал, разыгравшийся всего три месяца после открытия этой семинарии в Париже. В открытом письме, широко распространённом по интеренету в январе 2010 г., один из студентов, Андрей Серебрич, прямо и без прикрас изложил причины своего ухода из семинарии так как считал «продолжение своего обучения в семинарии недушеполезным и потому неприемлемым». Аргументация семинариста тем более убедительна, что, как он сам пишет в заключении письма, никаких претензий личного характера к руководству семинарии не имеет.

Можно себе представить, что не один молодой русский семинарист внутренне завидовал тем счастливцам, которым удалось пройти строгую селекцию и быть направленным в Париж, что даёт ещё более убедительности и веры в правдоподобность свидетельства этого семинариста. Ведь привлекательная сила Франции, и в частности Парижа, не пустое слово. Помнится воодушевлённое письмо великого Н.М. Карамзина, написавшего 2 апреля 1790 г. : «Я в Париже!» Эта мысль производит в душе моей какое-то особливое, быстрое, неизъяснимое, приятное движение… «Я в Париже!» – говорю сам себе и бегу из улицы в улицу, из Тюльери в поля Елисейские, вдруг останавливаюсь, на все смотрю с отменным любопытством: на домы, на кареты, на людей. Что было мне известно по описаниям, вижу теперь собственными глазами – веселюсь и радуюсь живою картиною величайшего, славнейшего города в свете, чудного, единственного по разнообразию своих явлений». Молодой семинарист Андрей, хоть и с меньшим восторгом, вспоминает с какими надеждами он сюда приезжал : «Мы, когда ехали учиться в семинарию, думали, что эта семинария будет светом православия для западноевропейского католического и протестантского мира, местом проповеди православных ценностей для секулярного европейского общества». Но разочарование пришло очень быстро : «К сожалению, семинария на данный момент не является ни в вероучительных, ни в дисциплинарных, ни в житейско-бытовых вопросах местом православного свидетельства».

Что именно оттолкнуло православную душу от этой семинарии ? Именно то, что продолжает безнаказанно творить её ректор вплоть, как мы видим, до этих дней : не только братание с католиками, но как он сам пишет – навязывание учащимся явно неправославных учений и воззрений. Судя по утверждениям семинариста, для ректора нет определённого православного учения об исхождении Святого Духа, и Символ Веры можно произносить с filioque или без. После посещения лекции в католическом парижском университете, ректор согласился с тем, что Введение во храм Пр. Богородицы – всё же один из Двунадесятых праздников! – не имеет исторического обоснования и носит лишь символический характер. Семинаристам вменяется в обязанность при встрече с католическими епископами брать благословение и целовать им руку, им возбраняется свидетельствовать католикам о Православии, в день Рождества Христова, 7 января, им пришлось присутствовать на лекции в Парижском университете, чтобы не обидеть «братьев-католиков».

Скандал, вызванный письмом вышел далеко за стены семинарии и возмутил многих патриархийных прихожан Франции, требовавших разъяснений у иерархии о происходящем в семинарии, но все эти протесты не возымели никакого результата. Надо ли удивляться ? Конечно нет, ибо Синяков ничего не делает предосудительного с точки зрения своего патриархийного начальства. Может быть только не осторожен, но его поведение имеет полную поддержку всех ступеней иерархии, вплоть до патриарха.

И эти регулярно повторяемые "неосторожности" только внушают доверие к упрёкам, выдвинутым Андреем Серебричем. Не сам ли Синяков шутя определяет себя в католической прессе «полудоминиканцем, полуправославным». Но шутка ли это ? Значительно раньше, в ведущей французской католической газете La Croix, в 1999 году, он сам рассказывает, что, будучи послушником(!) в доминиканском монастыре в Тулузе : «Я, в конечном счёте, причащаюсь совместно с католиками, сохраняя свои православные убеждения» … Сегодня, немного возмужав, не говорит уже открыто о том, что причащается у католиков, зато в интервью газете Le courrier de Russie от 16 января 2013 г. продолжает в том же духе, что его желание это создать смешанную православно-католическую семинарию и возлагает надежды, что раскол между Востоком и Западом скоро кончится, так как это разделение причиняет ему большое страдание, так как не может разделять своё священство с друзьями католическими священниками.

За ширмой – надо признаться весьма прозрачной – официальных слов руководства МП о выходе из экуменического движения, на что клюнули некоторые чрезмерно наивные глупцы, есть факты, неоспоримые факты. Это слова второго лица Патриархии, Илариона Алфеева, открыто признающего полноту благодати у католиков : «У нас (с католиками) фактически существует взаимное признание Таинств. У нас нет общения в Таинствах, но мы признаем Таинства... Если католический священник обратится в православие, мы его принимаем как священника, мы не рукополагаем его заново. А это значит, что де факто мы признаем „таинства“ католической „церкви“». «У нас» это надо понимать у Гундяева, у Алфеева, у Синякова и прочих совершенно сошедших с церковных рельсов патриархийцев, но никак не у Православной Церкви и у православных.

То, что сейчас творится в МП – просто страшно. Это опаснее самого сергианства, это полное извращение православной веры.

Поэтому, то что творится в Парижской семинарии можно считать, как бы лабораторией того, чем является вся МП с Гундяевым во главе. Можно ли упрекать Синякова в том, что его семинаристы должны целовать руку католическим епископам и брать у них благословение, когда каждый может видеть на видео-ролике по интернету, как Гундяев целует руку Папе римскому … В цитируемом выше недавнем интервью, Синяков так и говорит о своём патриархе : «Духовно я очень близок к нему. Он сделал из меня то, чем я являюсь сегодня, благодаря ему я управляю этой семинарией. Я его очень люблю, для меня это отец, он меня родил» …

Не зря, кем-то было очень верно сказано, что эта семинария является своего рода "православным МГИМО". Молодые семинаристы не только в ней воспитываются в неправославном духе, но и в нерусском духе. На самом деле весьма далёк по мiровоззрению Александр Синяков от Ф.М. Достоевского, для которого быть русским это быть православным. Для Синякова никак нельзя связывать русскую идентичность с православием, ибо есть множество русских идентичностей, не только православная, а мусульманская, безбожная и такое разнообразие может быть богатством (!) – без всякого стеснения говорит ректор ...

В заключение о трагической картине МП, трагической в самую первую очередь для верующих в ней состоящих, а наипаче для тех, кто пять лет назад в неё влился и безумно продолжает представлять это духовное преступление как реализацию Божией воли, процитируем слова Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, Митрополита Агафангела : «Признание латинской ереси в МП, к сожалению, носит, как теперь говорят, системный характер. То есть, эту ересь исповедует весь правящий в МП клан Патриарха Кирилла, а они это "исповедание" восприняли от своего учителя Никодима (Ротова). До времени это было в достаточной мере подспудно, а сейчас открыто вышло наружу. Это уже, действительно, настоящий конец МП, без всякой надежды на исцеление. /.../ С таким человеком (Алфеевым), вне всякого сомнения, уже нельзя совместно молиться, поскольку признавая полноту благодати у католиков, он автоматически признает и все их ереси в качестве православного вероучения. То есть, Иларион (Алфеев) самый натуральный еретик. Помолившийся же с еретиком, по правилам св. отцов, отлучается от Церкви. Это касается как сослужащих с еретиком Иларионом, так и молящихся в храме во время его кощунственного "богослужения"». Добавим от себя – как и сослужащих ему бывших зарубежных епископов с Иларионом (Капралом) во главе, как это имело место в Лондоне, о чём мы писали в предыдущей статье.

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый,

"КАРЛОВЧАНИН", 29 января 2013 г.

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования