Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА.РУ": Свечка в пороховом погребе. Борис Фаликов о том, что нас ждет рост разногласий на национальной почве


Претендуя на миротворческую роль, православие и ислам лишь усиливают национальные и этнические противоречия в стране.

Последний опрос Левада-центра на религиозную тему вызвал небольшую сенсацию. Социологи выяснили, что всего за три года число православных в России сократилось с 80 до 74 процентов, тогда как мусульман, напротив, возросло с 4 до 7. А тут еще американская разведка напророчила нам к 2030 году полную исламизацию. Публика переполошилась, чужая разведка недоглядела, исламизация происходит прямо на глазах.

%Но публика не туда смотрит. В опросе Левада-центра должны пугать не цифры падения числа православных и роста мусульман. Они в нем не главное. Есть там гораздо более тревожные вещи, но они совсем не новы.

Мы что, раньше не знали, что большинство людей заходят в церковь для того, чтобы поставить свечку и помолиться (33%) или посетить крестины, венчание и отпевание (29%)? А меньше всего, чтобы принять участие в литургии (11%) или исповедоваться и причаститься (7%)? Конечно, знали. Об этом недвусмысленно свидетельствовали многочисленные социологические опросы. Всем, включая и церковное начальство, давно понятно, что для большинства российского населения православие — это способ национальной идентификации. Однако начальство делает из этого сугубо позитивные выводы. Во-первых, такое количество православных производит солидное впечатление. Во-вторых, пооботрутся "захожане" в церкви, подучатся да и превратятся в настоящих прихожан. Поэтому формулу "русский — значит православный" надо поддержать. Но напрашиваются и негативные выводы.

Когда вера становится одним из атрибутов национальной принадлежности, она широко открывает двери национализму, а то и откровенной ксенофобии.

В условиях многонациональной страны это вовсе не безопасно. Разговоры о том, что православный не то что инородца, мухи не обидит, потому что у него мир в душе, выеденного яйца не стоят. Какой он православный, если заходит в храм раз в год поставить свечку? Зато о своем национальном превосходстве помнит отлично. И при случае с удовольствием напомнит окружающим.

Число таких случаев растет вместе с ростом мусульманского населения, у которого все в порядке с демографией. Но дело не столько в демографии, сколько в том, кто эти мусульмане? Православное начальство предпочитает считать свою паству по национальному признаку, поскольку это придает ему вес. Ровно такой же логикой руководствуется и начальство мусульманское с той разницей, что опирается на этнический признак, поскольку ислам полиэтничен. Ему важно доказать, что мусульман много и поэтому они нуждаются в особом отношении. Все остальное не имеет значения. К сожалению, опрос Левада-центра не снабдил нас данными о том, как они практикуют свою веру, но какое-то представление об этом можно получить из других исследований. Социологи из службы "Среда", к примеру, сравнили, как часто молятся российские верующие разных религий и конфессий. Выяснилось, что каждый день этим занимаются, по их собственному утверждению, 17% православных и 25% мусульман. Последние обнаруживают больше рвения, но намного ли? Чтобы усомниться в этом, достаточно посмотреть на настоящих чемпионов молитвы — протестантов. Среди них каждый день молятся вдвое больше верующих. Как бы то ни было, умиротворяющая сила молитвы мало проявляет себя в поведении мусульман. Сколько бы исламские лидеры ни убеждали нас в обратном, мол, мусульманин тише воды и ниже травы, то, что мы видим и слышим, этому явно противоречит. Я не имею в виду исламский экстремизм, это разговор отдельный. Самая обычная жизнь не радует нас примерами исламского миролюбия.

Очевидно, что этническим мусульманам, как и православным националистам, их религиозная принадлежность внушает лишь дополнительное чувство превосходства над теми, кому не выпала такая удача. С соответствующим отношением к неудачникам.

Таким образом, мы имеем две религии, лидеры которых любят рассуждать о своей колоссальной миротворческой роли, а на деле педалируют у паствы сознание национального и этнического превосходства. В такой стране, как Россия, это все равно, что держать зажженную свечу в пороховом погребе. Угроза уже обретает видимые формы в тех местах, где люди разного происхождения живут бок о бок друг с другом. Взять ту же Москву. Каждый раз празднование Курбан-байрама вызывает массу негодования среди столичной публики. Раздражают пробки вокруг мечетей, обычай заклания баранов кажется средневековым варварством. Такое же негодование поднимается, когда мусульмане объявляют об очередных планах строительства мечети в том или ином районе столицы. Планы принимаются в штыки местным жителями, которые жалуются, что их спокойной жизни будут мешать чужие люди с их дикими нравами. Пусть едут в свой аул и там баранов режут. В ответ они слышат, что русские крайне нечистоплотны и непорядочны, а только пьют водку и бездельничают.

Подобные распри воскрешают в памяти не страшные религиозные войны прошлого, а коммуналки советского образца, когда тесное и убогое житье порождало бесконечные склоки.

Коммуналки расселили, и страстей поубавилось. Если нет фанатичного религиозного противостояния, бытовой конфликт всегда можно разрешить с помощью рациональных аргументов. Но когда на место религиозных разногласий приходят национальные, тут рациональные аргументы тоже бессильны. В любом случае вряд ли их смогут найти пастыри, которые сделали ставку на национальную и этническую исключительность своей паствы.

Казалось бы, в такой ситуации примиренческую роль бесстрастного арбитра могло бы взять на себя светское государство. По Конституции оно у нас есть, а в реальности? В реальности эту роль время от времени пытаются исполнить муниципальные власти. Иногда у них даже получается. Но наверху играют в совсем другие игры. Там выбирают одну религию — православие — и возлагают на нее ответственность за идеологию. А из другой — ислама — пытаются сделать послушного зама по региональным вопросам. И вот из этого уже не выходит ничего. ЦРУ ошиблось, нам не грозит исламизация. Впрочем, "православизация" тоже нас не ждет. Впереди, судя по всему, безудержный рост разногласий на национально-этнической почве. Советская коммуналка, разросшаяся до размеров страны.

Борис Фаликов,

"ГАЗЕТА.РУ", 24 декабря 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования