Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ОГОНЕК": "Получился китч". Эмманюэль Кай — о том, почему парижская мэрия отказалась от нынешнего проекта храма РПЦ МП на набережной Бранли


После взрыва эмоций, вызванного отказом парижской мэрии от проекта православной церкви на набережной Бранли, пришло время профессиональных оценок. "Огонек" поговорил с одним из ведущих французских архитектурных критиков, который в курсе дела

О том, что строительство православного храма и русского духовно-культурного центра в Парижа откладывается, стало известно в конце ноября. В море эмоций, которые эта информация вызвала, потонуло важное обстоятельство: возражение вызвала не сама идея, а тот архитектурный проект, который был предложен к реализации. Попросту говоря, власти столицы Франции не дали санкции на возведение храма с пятью золотыми куполами, покрытого общей волнистой стеклянной "крышей", которая должна символизировать Покров Богородицы. Теперь от российской стороны ждут нового проекта.

"Огоньку" разъяснял детали главный редактор авторитетного архитектурного журнала d'Architectures Эмманюэль Кай, который хорошо знаком с дискуссией, вызванной планами строительства православного храма в Париже.

— Мэр Парижа Бертран Деланоэ неожиданно резко высказался о проекте православного храма на набережной Бранли, назвав его "посредственной стилизацией, спроектированной на скорую руку". Вы согласны с таким определением?

— Прежде всего надо сказать, что этот квартал Парижа — набережная Бранли — достаточно разнородный, там соседствуют постройки совершенно различных архитектурных стилей. Поэтому, на мой взгляд, там можно смело строить и вполне современные здания.

А вот что и вправду смущает в этом проекте, так это неловкое смешение старинного и современного. Эти две составляющие даже не смешаны, а просто наложены одна на другую. Авторы, видимо, хотели сделать что-то современное, но они просто использовали ряд штампов современной архитектуры, а потом добавили традиционную составляющую. Получился китч. На муляж православной церкви прилепили стереотип современной архитектуры, стеклянную вуаль, которая напоминает работы Захи Хадид (британский архитектор, представительница деконструктивизма.— "О") или SANAA (известное японское архитектурное бюро, придерживается архитектурного минимализма, авторы проекта центральной гостевой зоны "Сколково", огромный стеклянный купол которого, по замыслу архитекторов, будет виден из любой точки "Сколково".— "О").

Кроме того, не стоит забывать, что в случае со строительством храма речь идет о набережной Сены. Иными словами, у Сены есть фасад и как будет выглядеть этот фасад? Не факт, то такой проект в него гармонично впишется.

— То есть вы хотите сказать, что архитекторам не стоит использовать современные формы для строительства культовых зданий?

— Вовсе нет. Во все времена архитектура предлагала современные формы для религиозных сооружений. Поэтому у нас есть романские церкви, есть готические церкви. Ведь это не просто вопрос стиля. Архитектура сообразуется с определенной идеологией, определенной культурой. Историк и искусствовед Эрвин Панофски в своей работе "Готическая архитектура и схоластика" показывает, как в архитектуре аббатства Сен-Дени выражено схоластическое учение.

Конечно, сегодня религия уже не та, какой она была 50 или 100 лет назад. И поэтому естественно, что культовые сооружения принимают новые формы. К примеру, когда Ле Корбюзье построил бетонную церковь Нотр-Дам-дю-О в местечке Роншан на востоке Франции, это, конечно, была революция для церковной архитектуры. Но ведь и эта архитектура в некотором роде отражает то, что происходило в те годы в Католической церкви — обновление, Второй ватиканский собор, выработка социальной доктрины...

— И как, на ваш взгляд, могла бы выглядеть современная православная церковь?

— А вот это и есть главный вопрос. И ответ на него зависит от того, что собой сегодня представляет Русская православная церковь и что она хочет выразить в этом новом храме. Важен, кстати, и другой вопрос: а как Русская православная церковь видит себя в Париже? Это религия русских эмигрантов? Или религия современного российского неолиберализма? Пока это непонятно. А предстоит найти архитектурную форму, которая бы объясняла, что это за религия и что она делает в Париже...

— Есть какие-то образцы, на которые вы посоветовали бы обратить внимание?

— Посмотрите на все русские православные церкви, которые были построены во Франции в начале XX века. Они выражают ностальгию русских людей, покинувших родину из-за революции. Они хотели построить во Франции то, что им напоминало бы об их родине, о вере. И в свете этого вполне понятно, почему эти строения по большей части были стилизациями под старинные образцы. Ведь они хотели построить "как на родине".

Сегодня же совсем другое дело. Этот новый храм, напротив, должен показать, что Россия не замкнулась в прошлом, что она современна. А самое главное — какой она видит себя.

Беседовала Лиза Алисова,

"ОГОНЕК", 10 декабря 2012 г.

Фото: архитектурное бюро "Arch group"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования