Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

“RELIGION TODAY”: О трудностях, с которыми сталкиваются протестантские проповедники в российской армии


Перевод с англ.: "Портал-Credo.Ru"

Пастор Всеволод Дон шел по улицам российского города Моздока, расположенного всего в десяти милях от границы с Чечней, и в поиске испуганных дезертиров из регулярной российской армии заглядывал в окна подвалов.

Обходя линию фронта, пресвитерианский священник, член протестантского Российского военно-христианского союза, уговаривал молодых солдат выйти из подвала, давал им приют, кормил их, оказывал первую медицинскую помощь и затем переправлял в неправительственный Комитет солдатских матерей. Кроме того, Дон рассказывал им об Иисусе.

"У нас были службы, после которых мы разговаривали с ними наедине, - рассказывает Дон, максимально понижая свой спокойный голос. - Мы спрашивали их: кому нужна эта война? Это работа сатаны. Мы говорили им: вы должны покаяться. Вы должны прийти к Богу".

Это было в 1995 году, в разгар первой неудачной и кровавой попытки России подавить стремление Чечни к независимости. Целый регион находился в состоянии хаоса после того, как армии бывшей супердержавы не удалось подавить восстание в Чечне, площадь которой сравнима с площадью штата Коннектикут.

Эта война и другая, разразившаяся уже в 1999 году, дала возможность франтоватому бывшему советскому морскому офицеру Дону и еще 12 специально обученным молодым людям из пресвитерианской церкви города Эммануэль проповедовать Евангелие русским солдатам.

Теперь, когда вся территория Чечни оккупирована 80-тысячной армией, а отношения доминирующей Русской Православной Церкви с министерством обороны стали официальными и крепкими более, чем когда бы то ни было, окно возможности проповеди для протестантов в российской армии сузилось до маленькой щели.

"Говорят, что (русские) протестанты – американские лакеи. Говорят, что американцы завоевали все, что только возможно, и единственная вещь, которая осталась, – это религиозная жизнь", - сетует Олег Аскаленок, баптист и бывший капитан военно-воздушных сил, ныне возглавляющий базирующийся в Москве Военно-христианский союз России.

Дон соглашается: "Если Вы православный верующий, тогда все в порядке. Но если Вы баптист или кто-нибудь еще, Вы не очень-то продвинетесь по службе. Всегда найдется повод помешать Вам. Вот почему любой верующий, занимающий положение в обществе, будет скрывать это".

Союз, имеющий 68 отделений по всей России, редко получает доступ к военным базам, и только по неофициальному согласованию с местными командирами. К примеру, в регионе к юго-западу от Москвы союз в течение нескольких месяцев, очень осторожно, добивался разрешения протестантской группе из 40 военно-воздушных офицеров и их жен проводить богослужения на базе, сообщил Аскаленок.

"Все что мы делаем, мы делаем неофициально", - сказал Аскаленок, в течение 20 лет бывший комсомольским лидером, обязанным, кроме всего прочего, пропагандировать атеизм.

Из всех российских институтов, унаследованных от Советского Союза после его распада в 1991 году, армия менее всего подверглась реформе. Военный советский менталитет соединился с глубоким недоверием к проводившимся реформам и демократическим преобразованиям. Поэтому союз никогда не обращался ни к правозащитникам, ни в российские суды с тем, чтобы осуществить законное право любого солдата регулярно встречаться со служителем своей веры, сказал Аскаленок. "Они ненавидят правозащитников, просто ненавидят их. Поэтому, если бы я прибег к этому виду помощи, я бы потерял все, чего мы достигли до сих пор", - сказал он, отметив, что правозащитные группы сильно подпортили имидж армии, задокументировав злоупотребления в Чечне.

Проблема удовлетворения нужд религиозных меньшинств в вооруженных силах повсюду кажется неразрешенной, считается, что такой проблемы в армии просто нет.

Неоднократные просьбы об информации и комментариях, направлявшиеся по телефону и факсу в министерство обороны в Москве, ни разу не получили ответа.

Протестанты, количество которых по сравнению с другими российскими религиозными меньшинствами растет намного быстрее, до сих пор составляют всего один процент 144-миллионного населения страны. Римо-католиков столько же, сколько иудеев. Священнослужители, представляющие 20 миллионов мусульман, постепенно завоевывают право работать с солдатами с помощью серии не вполне законных соглашений, последнее из которых – с сухопутными войсками - заключено в мае этого года.

80-миллионная Русская Православная Церковь, неотъемлемая часть российских имперских войск, лидировавшая в течение столетий, вплоть до коммунистической революции 1917 года, добилась для себя несколько двусмысленной роли в постсоветской армии.

В то время как Церковь и различные военные подразделения заключили массу "соглашений" и "договоренностей" о том, как они будут работать вместе, осуществление этих соглашений носит, в основном, косметический характер: святая Варвара становится покровительницей ядерных ракетных войск, освящаются новые корабли и самолеты, окропляются святой водой новобранцы, направляющиеся погибать в Чечню.

Испытывая недостаток в священниках, Церковь полагается на местных приходских батюшек, служащих в непосредственной близости от военных объектов. Как сообщил протоиерей Димитрий Смирнов, глава отдела РПЦ МП по связям с армией и правоохранительными органами, около 300 священников в настоящий момент выполняют такую работу. Армии нужно в десять раз больше, заметил протоиерей, добавив, что он посетил три конференции НАТО по этой проблеме и, по его оценкам, полное осуществление этой программы займет пять или десять лет - пока не появятся специально обученные священники и соответствующее финансирование.

Аскаленок считает Смирнова и его влияние в министерстве обороны одним из самых больших препятствий для протестантской проповеди в войсках. Смирнов с готовностью соглашается.

"Протестанты работают в нашей стране, как будто они находятся в Чаде или Камеруне, как будто здесь совсем нету христианства. В результате они оказывают разрушительное действие, - заявил Смирнов в последнем интервью, которое он дал в своем хорошо обставленном доме. – Большинство солдат крещено (в православие) в детстве. Когда приходит протестант, у него совершенно другой образ мысли. Вы не получаете даже подобия духовного контакта. А если солдат становится протестантом, он начинает отрицать иконы, отрицать Богородицу".

Членам Союза, не имеющим каких бы то ни было политических союзников, ни тем более лобби в министерстве обороны, остается проводить маленькие стихийные операции.

Капитан Ренат Сайфуллин, обаятельный протестант, работает пилотом грузового самолета ИЛ-76 на воздушной базе, расположенной неподалеку от старинного северного русского города Пскова. Он носит маленький серебряный крестик на левом лацкане и считает себя фактически капелланом воздушной базы, окормляющим 1 000 человек – работников базы. Около девяти месяцев назад командир допустил его до большого репродуктора в центре базы.

Используя деньги из своей ежемесячной зарплаты в 240 долларов, Сайфуллин, по его собственным словам, передает исключительно христианскую музыку с полудня до 8 часов вечера каждый день. Довольно необычное соглашение стало следствием хороших отношений с неверующим командиром, сказал Сайфуллин.

"Он знает, что я дисциплинирован и ответственен. Он знает, что если нам предстоит дальний полет, не будет никакого пьянства и безобразий. Не будет никаких проблем, -рассказал Сайфуллин во время последнего визита в московский офис союза. - Наш Бог – это Бог порядка. Верующий – человек предсказуемый и будет четко следовать порядку".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования