Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ОГОНЕК": Что-то поправить в консерватории? О попытках Нижегородской епархии РПЦ МП выселить консерваторию


В середине октября Нижегородская епархия РПЦ подала документы на безвозмездную передачу ей в собственность здания Нижегородской консерватории им. М.И. Глинки

Руководство консерватории получило уведомление о передаче здания, однако Росимущество не подтверждает регистрацию документов. То есть процедура передачи все-таки официально не начата, митрополия лишь обратилась к губернатору области. Иначе по закону в течение 6 лет с момента регистрации заявления консерватория обязана собрать все свои пюпитры, рояли и ноты, выкорчевать из зала уникальный орган и куда-то переехать. Вероятно, это такой пробный шар. Попытка, как говорится, не пытка, шум, поднявшийся вслед за требованием освободить здание, уляжется, а уже второй раз может оказаться сразу удачным. Даже очень.

Трансплантация органа

Привычное нижегородцам белое здание с колоннами находится в центре города, в 10 минутах ходьбы от Кремля и Верхне-Волжской набережной. Дом стоит в глубине двора, рядом с детским парком, а щиты с афишами, выходящие на улицу, упираются в начало древнего крепостного вала. Тут же на углу кафе-стекляшка и мини-магазин. В очереди всегда выделяются черные футляры — студенты здесь особые. С другой стороны к внутренней стене консерватории примыкает большой дом сталинской постройки — там родился и вырос мой отец. С детства помню этот путь — лужи, окна подвального этажа, американские клены и звуки виолончели или рояля из открытых окон. Этот пятачок на улице Пискунова, кажется, дорог не только мне. Это место для города такое же знаковое, как площадка у памятника Чкалову или фонтан на площади Минина. Часть городской культуры и истории, которую хотелось бы сохранить. Консерватория — для всех. Имущество церкви — только для церкви.

Суть имущественных притязаний епархии состоит в том, что здание ранее было Архиерейской резиденцией с домовой церковью. Двухэтажный каменный дом был выстроен в 80-х годах XVIII века взамен деревянного, тогда же к нему пристроили и храм, а в 1919 году, при советской власти,— разрушили. С тех пор здание было значительно переделано за государственный счет. Консерватория его получила после войны, в 1946 году. Практически передан был участок земли с полуразрушенными строениями, и пришлось провести полную реконструкцию в соответствии с нуждами учебного заведения. Был надстроен третий этаж, возведен дополнительный четырехэтажный корпус. Оборудован концертный зал с уникальной акустикой, где в 1960-е годы установили немецкий орган, один из немногих в Поволжье.

Честно говоря, впервые прочитав о претензиях епархии, я подумала, что это какая-то шутка, причем неудачная. Шутка обернулась правдой, а общественный резонанс оказался резко негативным по отношению к РПЦ. Поначалу руководство консерватории было, видимо, так ошарашено, что практически согласилось на переезд. Посмело только испросить новое помещение в привычной исторической части города. В этой минутной слабости позже ректора упрекнул министр культуры — мол, надо было занимать более активную позицию. Видимо, консерваторские и сами не ожидали, какую волну публикаций и выступлений против церкви породит вроде бы законное требование епархии. Еще 10, даже 5 лет назад такого мы себе и представить не могли. Возможно, тогда общество связывало с церковью большие надежды? Теперь — нет. "Забрать", "экспроприировать", "реквизировать", "присвоить", "клерикальный рейдерский захват" — так интернет-сообщество квалифицирует действия епархии. Многие эпитеты, прозвучавшие в ее адрес, придется опустить из соображений цензуры. Слабые голоса в защиту можно сосчитать по пальцам. Возмущены верующие и неверующие. Анонимы и те, кто, не таясь, указал свою фамилию. На "Демократоре" собрали более 4 тысяч реальных подписей в защиту здания консерватории. Тем более лицемерными на этом фоне звучали высказывания представителей Нижегородской митрополии, у которой "много социальных и образовательных проектов, площади пригодятся". Правда, первым делом все-таки обещали заняться восстановлением храма Преображения Господня, некогда построенного на средства прихожан. Вообще, прихожане поминаются, видимо, чаще, чем это нужно на самом деле. И их самих, очевидно, гораздо меньше, чем хотелось бы РПЦ. Одно дело — очереди к мощам или большие праздники в крупных столичных храмах. Народу собирается тьма, но всем понятно, что к истинному количеству настоящих верующих это никак не относится.

Реставрация веры

Года три назад мы путешествовали на машинах по средней полосе России. Владимир, Суздаль, Муром, почти до Новгорода Великого. Старинные русские земли и города. Вся дорога — вышки сотовых сетей, кресты вдоль трассы, яркие будки телефонов-автоматов, и церкви. Причем храмы старинные — XVIII и даже, возможно, XVII века. Провалившиеся купола, заколоченные окна, бурьян и запустение. Вокруг — гибнущие деревеньки. Кто пойдет в эту церковь, если даже ее отреставрировать? Эта картина страшна, поверьте. Ржавая, оставленная на полях техника, подгнившие "катушки" соломы, бабушки в китайских галошах и с утра пьяные мужики неопределенного возраста. Запустелый, брошенный мир. А церкви с оббитой кладкой древнего кирпича только усугубили впечатление. Эти места и Богом брошены тоже. Да, я утрирую, конечно. Но самое сильное впечатление от поездки — именно такое. РПЦ не сильно интересует полуразвалившаяся часовня на краю деревни, где осталась только одинокая старуха с козой. Гораздо больший интерес представляет церковь виртуальная, сто лет назад разрушенная большевиками, но расположенная в историческом центре Нижнего Новгорода. Кстати, было бы неправдой утверждать, что ничего не реставрируют. Одна памятная стройка на пути следования нам попалась. Небольшая церковь с блестящими куполами, свежая штукатурка, толстая чугунная ограда на кирпичных столбах. Смуглые темноволосые работники в комбинезонах споро мостили дворик розовой плиткой. Из самого храма тянулся длинный шнур магнитофона, стоявшего прямо на земле, ритмичная восточная музыка далеко разносилась по округе.

Мне казалось, что так нельзя, но мостят же? И подпевают. Бог в помощь. А в школе, дети рассказывают, нет-нет да и откроется дверь класса, батюшка в рясе что-то скажет, побрызгает и дальше торопится. У родителей никто не спросил, надо нам это или нет. Может быть, мы принципиально против?

Свято место

В начале ноября ректор консерватории Эдуард Борисович Фертельмейстер предложил митрополиту Нижегородскому и Арзамасскому Георгию очную встречу. И она состоялась, не принеся при этом видимых результатов. Митрополит согласился, что консерватория — это, конечно, особый случай, что духовно-культурная функция церкви и консерватории едина, ратовал за конструктивный диалог, но от притязаний не отказывался. Да. Это особый случай. Консерватория — это не склад лакокрасочной продукции, не овощехранилище и не сельский клуб с танцами — подо что еще приспосабливали церкви при советской власти? Консерватория — это уважаемый нижегородский вуз. Одновременно каждый год обучает приблизительно 700 студентов, выпускники — лауреаты и дипломанты международных конкурсов и обладатели престижных музыкальных премий. Уровень подготовки высоко котируется, и не только у нас в стране. Получается, что церковь одно доброе дело хочет насильно заменить другим. Обучение, сохранение и пропаганда культурных ценностей, концерты духовной органной музыки. Зал консерватории уникален не только органом, но и тем, что открыт для свободного посещения. Какие более богоугодные проекты хочет здесь организовать Нижегородская епархия? Не оставляет ощущение абсурдности происходящего, хотя понятно, что, когда дело касается недвижимости в центре города, здравый смысл отходит на задний план. Отступает альтруизм, желание делать добрые дела и служить людям. И здесь опять придется перейти к нашему вечно неразрешенному вопросу: должны ли быть люди, верующие и облеченные властью в этой вере, более нравственными, более совестливыми и терпимыми, чем простые смертные? Вопросы веры — материя тонкая. Ошибешься и получишь до двух лет общего режима. Вопросы собственности проще и регулируются законодательством.

Реституция церковной собственности проводится в соответствии с федеральным законом "о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности" от ноября 2010 года. В Нижегородской области передано около 300 очень разных объектов, среди них, например, Дом офицеров на улице Большая Покровская, бывшее женское епархиальное училище. Это достаточно крупное здание, которое трудно отнести именно к объектам чисто религиозного назначения, таким как церковь, собор или монастырь. Да, внутри епархиального училища существовала ранее церковь в честь введения в храм Пресвятой Богородицы, ее собираются возродить и вести там службы, но оставшиеся площади к месту отправления религиозных обрядов не относятся. Зато они на центральной пешеходной улице Нижнего. Пока здание принадлежало Минобороны, здесь размещалось множество детских кружков и секций. Передача Дома офицеров произошла почти через год после принятия закона о реституции. Никакие письма и обращения к президенту страны не помогли. Для государства вопросы воспитания и занятости сотен детишек оказались менее важными, чем... что? Чем историческая справедливость? Или закон о реституции настолько однозначен, что варианты исключены? Кстати, земля, на которой стоит епархиальное училище, была пожертвована церкви графиней Толстой — дочерью нижегородского вельможи и благотворителя князя Георгия Грузинского. Она же позже много денег вкладывала в содержание воспитанниц. Не справедливей ли будет теперь отдать здание ее потомкам и наследникам, раз уж наша епархия так печется о средствах прихожан? Они, между прочим, живут в Москве и даже недавно приезжали в Нижний Новгород.

Губернатор области на просьбу епархии отреагировал без промедления — заверил, что здание передано будет, но не ранее чем для консерватории будет выстроено и оборудовано новое, современное и подходящее по всем параметрам. Сразу поползли слухи, что и местечко уже присмотрено, только не в центре, а в микрорайоне Щербинки около ипподрома. Там и воздух свежий. Лес рядом, поле. Минут 20 от конечной остановки автобусов пешком. Администрация района, правда, слухи не подтвердила. По словам ректора, старое здание консерватории сейчас находится в хорошем состоянии, и в настоящее время капитального ремонта не потребуется. В учебных комнатах — исторически сложившаяся звукоизоляция, толстые стены — важно для специфики учебного процесса. Все, что называется, "утоптано" и приспособлено. В 2004 году отремонтировали орган. Конечно, есть планы по оснащению, звукозаписывающая аппаратура, например, не знает пределов совершенства, есть мечты. Переезда они не касаются. Подсчитали, что покупка нового органа или перенос и оборудование места для старого потребует не меньше сотни миллионов бюджетных рублей. Откуда? Это сожрет все отчисления "на культуру" до нашего восьмого колена. В законе о реституции, кстати, никаких гарантий государства для такой замены не заложено. И сроков исполнения не заложено. Все на честном слове. А в связи с заявлением губернатора блогеры уже многократно вспоминали бородатый анекдот про звонок в церковь из горкома партии: "Ах, не дашь монахов на демонстрацию? За такое можно и партбилет на стол положить..."

Несколько дней назад министр культуры РФ Владимир Мединский заверил нижегородцев, что Минкульт не поддержит никаких действий в ущерб консерватории, она сохранит за собой прежнее здание, и оснований для его передачи РПЦ недостаточно. Действительно, Архиерейский дом в большей степени является местом административных функций и проживания, чем отправления религиозных обрядов. До сих пор доподлинно неизвестно, были ли действительно поданы документы в Росимущество или все-таки нет. В любом случае по закону передача объекта в собственность церкви вполне обойдется без участия Министерства культуры. И даже вопреки его пожеланиям. То есть гарантий нет никаких. Как, в общем-то, их нет никогда. На сегодняшний момент ни одна сторона не уступает, но обе ведут себя достаточно осторожно. Может быть, через несколько лет крен приоритетов сместится в другую сторону, и по тому же самому закону произойдет экспроприация экспроприированного, а многострадальный Архиерейский дом достанется кому-нибудь другому. Или, еще раньше, его сдадут в аренду торгово-развлекательному центру. Скромный белокаменный комплекс бутиков и кафе. Сбывается пророчество Михаила Михайловича Жванецкого — настало время поправить что-то в консерватории.

Анна Андронова,

"ОГОНЕК", 3 декабря 2012 г.

Фото: Коммерсантъ


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования