Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ": Что было и чего не было. Экс-мэр Москвы Юрий Лужков о некоторых подробностях строительства ХХС и кознях покойного Ельцина


(публикуется с сокращениями)

— Юрий Михайлович, я не раз брал у вас интервью о настоящем и будущем Москвы, сегодня хочу услышать о прошлом. Чем дальше мы уходим от недавних событий, тем чаще сочиняют о них мифы. Недавно прочел, что храм Христа появился по инициативе Ельцина, а руководил строительством патриарх Алексий II. Неужели Борис Николаевич, когда страна корчилась в муках, действительно сказал: "Юрий Михайлович, давай строй!" Такого ведь не было…

— Конечно, не было. Москва находилась в состоянии ужасном. Разруха, на Тверской улице в магазинах голые прилавки. Не хватало хлеба, водочные и табачные бунты сотрясали Москву, и тем не менее, решая насущные проблемы, мы думали о перспективе, о том, как встретить достойно грядущее 850-летие города. Мне было 11 лет, и я хорошо запомнил, как отмечали 800-летие Москвы. Тогда произошла денежная реформа, отмена карточек. Случилось нечто невероятное: после голода всего моего детства вдруг на столе у нас с младшим братом появилась банка сладкого сгущенного молока. В 1947 году установили памятник Юрию Долгорукому, заложили высотные здания, разбили сквер на Болотной площади. Захотелось сделать так, чтобы год 850-летия был таким же незабываемым.

В центре Москвы удручала свалка, в какую превратилась яма осушенного бассейна "Москва". Под ней находился фундамент Дворца Советов. Встал вопрос: как с ним поступить? Я взял архивные материалы и увидел грандиозную платформу на 128 сваях, забитых до скального основания. Возникла мысль о возрождении храма Христа на этом фундаменте. Дал задание выяснить, сохранилась ли документация XIX века. Строил храм немец Константин Тон, он, как скрупулезный человек, оставил после себя не только чертежи всего здания, но и дотошную документацию о том, сколько стоило кровельное железо, во что обошлось поднять его на крышу. Все это сформировало оптимизм, который позволил нам обратиться к Алексию II с предложением — воссоздать храм на прежнем месте. Святейший дал свое согласие. И летом 1992 года мы направили в Кремль проект указа Президента России "О фонде возрождения Москвы" и "Приложение" к нему, где в числе первоочередных объектов под номером 1 значился храм Христа. "Раз вы хотите, — решил Ельцин, — стройте". Ельцин нам доверял, но сказал, что бюджетных денег на это дело у страны нет. Я ответил: постараемся собрать пожертвования, многие люди хотят воссоздать храм Христа Спасителя, выражает желание бизнес вносить средства. Ельцин легко согласился. Ему было не до храма.

Патриарх самым доскональным и дотошным образом следил за работой, часто посещал стройку, многие вопросы нам удавалось решать благодаря его твердой последовательной позиции и ясным решениям.

Проявил себя достойно президент Российской академии художеств Зураб Церетели, главный художник храма, объединивший усилия скульпторов и живописцев. Он изваял кресты, уникальные врата, все фигуры на фасаде. Сейчас видим, все выполнено безупречно по канонам церкви. И строить, и отделывать храм было очень непросто.

Мы постоянно информировали Ельцина о ходе строительства. С ним вместе пережили много сложных моментов, я всегда ему помогал. В то же время он очень ревновал меня, я всегда в рейтингах государственных деятелей значился на второй строчке. Его окружение постоянно против меня настраивало, нашептывало, что я его главный конкурент. Эти люди меня не любили: я не выпивал, в решениях проявлял самостоятельность.

Дела в Москве шли намного лучше, чем в России. Храм близился к завершению. И вдруг по кремлевской связи звонит Президент России и говорит: "Юрий Михайлович, я вас прошу не торопиться с завершением храма". Я был ошарашен: "Борис Николаевич, не понимаю ваше предложение, мы хотим, и патриарх хочет как можно быстрее завершить работу. Как я ваше пожелание доведу до всех людей, они на меня посмотрят как на ненормального". Президент в ответ по телефону буркнул: "Я сказал то, что сказал, прошу это принять к руководству".

— Что вы ему ответили?

— Это не в моих силах.

Вообще-то я не мистик, но не могу состыковать то его поручение с тем, что произошло в последующем. Отрешение Ельцина от должности случилось секунда в секунду с Малым освещением храма 31 декабря 1999 года в 12 часов. Что это, совпадение или это воля провидения?

— Меня поразило, что в то смутное время вы воссоздали другие утраты Москвы, начав это дело с Красной площади.

— И в этом случае словно помогло нам провидение. Когда Казанский собор, Иверские ворота и часовню решили разрушить, реставратор Петр Барановский несколько недель обмерял стены, окна, делал эскизы, фиксировал все, что видел. Тем самым дал нам возможность воссоздать шедевры в режиме такой же достоверности, как храм Христа. Реставрацией ведал известный архитектор Журин. А главным человеком, который выполнял работу, был Александр Сергеевич Матросов.

(...)

— Что побудило вас воссоздать дворец Алексея Михайловича? Меня удивил этот проект.

— А чего удивляться? Когда Коломенское приводили в порядок, я посещал домик Петра Первого. Мне рассказывали, что в этой царской усадьбе красовался деревянный дворец Алексея Михайловича, удивлявший всех иностранцев архитектурой, необычностью. Его называли восьмым чудом света. Сохранился макет разобранного здания, рисунки с натуры. Возникло неистребимое желание дворец XVII века воссоздать.

Подобное чувство побудило заняться и руинами Царицына, комплексом XVIII века. Дворец Алексея Михайловича воссоздавался как памятник скорее не царю, а могучему искусству деревянного зодчества на Руси. В Царицыне хотелось почтить Екатерину Великую. Как известно, два равнозначных царских дворца, ей и наследнику, возведенных Баженовым, императрице не понравились. Дворцы снесли. Вместо них Матвей Казаков построил Большой дворец, в котором Павел I жить не захотел, и царский чертог превратился в руины.

Комплекс в Царицыне, 1290 гектаров с Большим и Малым дворцами, другими замечательными зданиями, парком и прудами, принадлежал государству, то была федеральная собственность. Мы поменяли ее на бывший Музей Ленина, занимаемый до 1917 года городской думой. Я очень доволен тем, что произошло. Сегодня Царицыно — уникальное место отдыха. Там нет больше руин и разрухи, там всегда праздник, красиво, интересно, как в лучших музеях мира.

(...)

Беседовал Лев Колодный,

"МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ", 6 ноября 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования