Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ВЗГЛЯД": Вместо «черной сотни». Судьба "защитников" РПЦ МП как организованной силы не на шутку волнует российское общество


 "Мы находимся в диалоге, иногда непростом. Иногда приходится поправлять их, действовать надо в рамках закона", – так объяснил отношение РПЦ к многочисленным, громким и вызывающим отторжение уже и у самих священников православным активистам председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.

В среду в Мосгорсуде проходит второе заседание по кассационной жалобе на приговор участницам группы Pussy Riot после выступления в храме Христа Спасителя в феврале этого года и, как и в случае с первым заседанием, на авансцене – не только осужденные и адвокаты, но и православные активисты. Они, как сообщает РИА "Новости", уже устроили рядом со зданием суда импровизированный молебен.

Возглавляет защитников веры православный активист Дмитрий Энтео, чье активное вмешательство в процесс уже вызвало нарекание даже у некоторых православных священников.

Однако пока ситуация возле Мосгорсуда остается спокойной, даже несмотря на то, что столкновение сторонников РПЦ и противников клерикализации стали делом вполне обычным. Так называемые православные активисты существуют не первый год. Но внимание СМИ сумели привлечь к себе лишь после дела Pussy Riot. После их агрессивных выступлений журналисты и правозащитники заговорили о появлении новой "черной сотни".

История вопроса

Попытки создания православных партий и общественных объединений предпринимались с начала 90-х годов, но особого успеха не имели. Радикальная националистическая риторика с одной стороны и конфликты между вождями – с другой не позволили десяткам структур превратиться во влиятельную политическую силу.

Наиболее серьезной организацией стал Всемирный русский народный собор. В 1993 году Русская православная церковь, отказавшись от прямого участия в политике, проявила интерес к объединению политически активных мирян. И стараниями нынешнего патриарха, а тогда – председателя отдела внешних церковных связей РПЦ, митрополита Кирилла возник Всемирный русский народный собор. Позднее его главой стал патриарх Алексий II, а Собор приобрел статус крупнейшего церковно-общественного форума. Даже президент Владимир Путин принял участие в одном из них, а уж присутствие на заседаниях ВРНС влиятельных политиков первого эшелона и приветствия от первых лиц государства давно стали нормой. На недавнем его заседании присутствовал глава администрации президента России Сергей Иванов.

В один ряд с ВРНС можно поставить и другой церковно-общественный форум – "Рождественские чтения". Правда, тематика "чтений" ограничена сферой образования, но уровень представительства тоже высок.

С начала 90-х существуют объединения, считавшиеся тогда если не маргинальными, то чрезмерно радикальными. В частности, различные братства, в том числе хоругвеносцев, где периодически возникали расколы.

В 2007 году был создан православный корпус движения "Наши", а на селигерском форуме движения проходили "православные смены". Однако корпус тоже не стал массовой структурой. В делах церковных он отметился пикетом у храма Христа Спасителя в поддержку кандидатуры митрополита Кирилла во время Поместного собора, избиравшего патриарха. А в последнее время исчез с общественно-политической арены и даже в совет православных общественных объединений при Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви и общества не входит.

Между тем нужда в существовании общественных организаций мирян у РПЦ есть. Причем как для целей долгосрочных, стратегических, так и для тактических, оперативных.

Если говорить о долгосрочных задачах, то миряне-общественники должны заниматься миссионерской деятельностью. Патриарх Кирилл говорил о важности миссии еще в начале своего правления. Ведь людей "воцерковленных" мало, примерно 4%, остальные – так называемые "захожане", появляющиеся в храмах по особым случаям – крещения, венчания, отпевания и главных церковных праздников.

В этой связи принимались решения о введении на приходах оплачиваемых должностей катехизаторов и молодежных работников. Но приходы выполнить их не смогли – уровень заработной платы в РПЦ настолько невысокий, что на это жалуются в частных беседах даже сотрудники синодальных отделов (церковных "министерств"). А раз не хватает профессиональных миссионеров, нужны общественные. Но их мало, да и существуют они в основном в виртуальном пространстве. Например, "Ассоциация православных экспертов".

"Главный эксперт" Кирилл Фролов, миссионерствуя, стал известен в основном поисками врагов России и Церкви – внешних и внутренних. В качестве таковых он обычно находит православных священнослужителей, уклонившихся, по его мнению, от "генеральной линии", политиков, журналистов, правозащитников, религиоведов. В их числе уже оказались даже автор одобренного РПЦ учебника по "Основам православной культуры" для школьников протодиакон Андрей Кураев и руководитель официальных церковных СМИ – журнала Московской патриархии и газеты "Церковный вестник" – Сергей Чапнин. Весь же список Фролова окажется слишком длинным для цитирования...

Что касается тактических целей, то речь идет о массовых публичных акциях, фактически, митингах и пикетах, обозначающих широкую народную поддержку церковно-государственных или церковно-общественных праздников, различных инициатив РПЦ или демонстрацию народного гнева в отношении противников Церкви. Тут РПЦ испытывает сложности. Нередко для организации массовых мероприятий приходится задействовать административный ресурс. Попросту говоря, студентов вузов под нажимом чиновников "добровольно-принудительно" отправляют на подобные мероприятия. Недавно официальному представителю РПЦ Владимиру Легойде пришлось публично объяснять, что Церковь не имела отношения к принудительному сбору студентов МГУ для участия во встрече с патриархом Кириллом.

Работа по поиску православных активистов велась активно и разносторонне. Пытались привлечь футбольных фанатов, говорили о проповеди среди скинхедов, выдвигались идеи молодежных православных ночных клубов, демонстрировали приверженность православию рок-звезд и байкеров.

Православные рок-звезды в России, конечно, есть. Но контролировать их трудно. Вот Константин Кинчев, человек, конечно, православный. Его пригласили в православный же молодежный лекторий, а он там с критикой патриарха выступил. Нехорошо получилось. Или Юрий Шевчук – к 1020-летию Крещения Руси провел масштабный тур по Украине вместе с украинскими музыкантами, собирая огромную аудиторию. За что был удостоен церковной награды. А потом стал выступать на оппозиционных митингах. Байкеры в свое время прославились тем, как полуголых девиц возили на мотоциклах под хоругвями.

Между тем многочисленные недавние конфликты РПЦ со СМИ, либеральной общественностью, жителями некоторых районов Москвы, протестующими против "точечной" храмовой застройки, современными художниками, панк-молебен в храме, наконец – все это привело агрессивным выступлениям защитников РПЦ и даже породило сам термин "православный активист". Адекватный ответ.

У властей претензий нет

Первые жесткие акции православные активисты провели задолго до дела скандальной панк-группы. Но власти к ним относились явно сочувственно.

Еще в 2003 году шестеро православных активистов разгромили выставку "Осторожно, религия!" в Сахаровском центре. Они сочли выставленные экспонаты оскорбляющими религиозные чувства, частично уничтожили их, частично залили краской. Шестерых оскорбленных задержали милиционеры, а прокуратура предъявила им обвинение в хулиганстве. Однако летом 2003 года Замоскворецкий суд прекратил дело, не найдя в их действиях хулиганства. А вот директор Музея и общественного центра имени Сахарова Юрий Самодуров и сотрудница центра Людмила Василовская были признаны виновными в разжигании религиозной вражды и приговорены к штрафу в размере 100 тыс. рублей.

Православные хоругвеносцы на свои акции выходили числом 10–15 человек. В 2006 году, накануне первого концерта певицы Мадонны, они сжигали ее постеры. А вот в 2007 году уже пытались помешать проведению гей-парада в Москве. Причем пришли хоругвеносцы именно туда, где планировали собраться представители секс-меньшинств. Хотя в тот же день члены православного молодежного движения "Георгиевцы" проводили в другом месте санкционированный пикет против того же самого, и протест можно было выразить менее агрессивно. В 2011 году, при очередной попытке устроить гей-парад, православные активисты вновь появились на точке сбора гомосексуалистов. И тогда же между ними были зафиксированы стычки.

В 2012 году у здания судов, где рассматривалось дело панк-группы Pussy Riot, конфликты между сторонниками девушек и православными активистами стали происходить регулярно.

"Криминальная активность так называемых православных активистов идет по нарастающей", – заявил газете ВЗГЛЯД представитель межрегиональной правозащитной ассоциации "Агора" Ильнур Шарапов.

"Сначала они приставали у здания Хамовнического суда к гражданам, призывая снять футболки в защиту панк-группы. Там они облили водой сторонников девушек. Полиция не вмешивалась", – рассказывает Шарапов. "Затем активисты затеяли конфликт в кафе с группой сторонников Pussy Riot, там они требовали снять майки, потом осуществили нападение на гражданина на Павелецком вокзале, уже силой сорвав с него футболку в защиту панк-группы. Они явились в музей эротики "Точка G" и угрожали его сотрудникам кирпичом, попытались сорвать спектакль в театре Doc.", – отмечает правозащитник.

По всем этим фактам подвергшиеся нападениям обратились в полицию и прокуратуру Москвы. Полиция отказалась возбуждать дело по факту нападения на Павелецком вокзале. "Но прокуратура отменила это решение, сейчас проверка продолжается", – сообщил Шарапов. По его мнению, бездействие правоохранительных органов дает православным активистам основания думать, что они могут действовать безнаказанно.

Пока лишь одно нападение у суда обернулось уголовным делом. По сообщению ИТАР-ТАСС, православный активист Александр Орлов, нанесший побои стороннику панк-группы Pussy Riot Дмитрию Куминову, выплатит пострадавшему 17160 рублей.

Мировой судья судебного участка № 373 Таганского района Москвы Софья Прохорова признала Орлова виновным в нанесении побоев (часть 1 статьи 116 УК РФ) Дмитрию Куминову у здания Таганского суда Москвы 19 апреля 2012 года и обязала его выплатить "15 тысяч рублей компенсации морального вреда и 2 тысячи 160 рублей – материального ущерба (на покупку коленного бандажа с силиконовым кольцом)".

Кроме того, судья приговорила Орлова к трем месяцам исправительных работ с удержанием из зарплаты 10% в доход государства. До приговора дело довела ассоциация "Агора". Впрочем, упомянутый уже глава "Ассоциации православных экспертов" Кирилл Фролов, реагируя на приговор, заявил "Комсомольской правде", что осужденный – вовсе не православный активист, и никто из активистов его не знает.

Возможно, Фролов и прав. Обычно правоохранительные органы православным активистам претензий не предъявляют.

Например, сам Кирилл Фролов был задержан 8 сентября в Москве при попытке раздачи листовок о необходимости строительства храма РПЦ МП на Ходынском поле. В тот день там проходила акция против строительства храма и торгового центра. Он был задержан и, как сообщает "Интерфакс", доставлен в Хорошевское РОВД, где ему предъявили обвинение в препятствовании проведению санкционированного митинга.

Но затем дело в отношении него было прекращено, даже до суда не дошло. Агентство гражданской журналистки "Ридус" со ссылкой на участников митинга на Ходынском поле сообщает, что двое из них были избиты после того, как дали в полиции показания против православных активистов. Один из них, 45-летний Сергей Цыганков, как утверждает "Ридус", получил перелом лучевой кости, второй – Алексей Самсонов – попал в больницу с сотрясением мозга, ушибами грудной клетки, рук и ног. Кирилл Фролов подозрения в причастности православных активистов к нападению на Цыганкова и Самсонова с негодованием отвергает, подчеркивая, что действует исключительно правовыми методами.

3 октября правоохранительные органы Москвы в очередной раз продемонстрировали невиданную лояльность в отношении православных активистов.

Несколько десятков казаков провели несанкционированную акцию протеста у здания центра современного искусства "Винзавод", где была устроена выставка "Духовная брань", экспонаты которой навеяны образами панк-группы Pussy Riot.

Мэрия Москвы не согласовала казакам ни митинг, ни пикет, ни шествие. Но они взяли хоругви, икону и прошли шествием от Курского вокзала до "Винзавода". Там их ждали омоновцы и журналисты. Казаки заявили, что проведут молебен. И провели его. Затем один из казаков произнес речь, а остальные одобрительно скандировали: "Любо!" Одного произнесения речи и скандирования хватило бы для задержания граждан за несогласованный митинг.

Религиозные обряды, кстати, вне территорий религиозных учреждений должны проводиться в соответствии с законом о митингах, то есть по согласованию с властями. Но никто задержан не был, а центр современного искусства был вынужден закрыться на время проведения несогласованной акции. И в тот же день сотрудники СКР допрашивали организаторов выставки, проводя проверку оной на экстремизм.

Между тем акции православных активистов вызывают недоумение уже и самих священников. Алексий Плужников, настоятель храма святых апостолов Петра и Павла города Волгограда в интервью сайту "Православие и мир" заявил о том, что "такие люди, как Энтео и "православные хоругвеносцы", оскорбляют мои религиозные чувства гораздо больше, чем пресловутые "пуськи" или "антирелижн". То, что делает Дмитрий Энтео, является в лучшем случае ревностью не по разуму, стремлением спасать других, а не себя, учить, а не учиться самому".

За взаимоотношения Церкви и общества в Московском патриархате официально отвечает глава одноименного отдела протоиерей Всеволод Чаплин, который рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД об отношениях РПЦ с православными активистами.

ВЗГЛЯД: Отец Всеволод, кто такие православные активисты?

Всеволод Чаплин: Это – члены Церкви, они имеют право под свою ответственность проявлять гражданскую активность.

ВЗГЛЯД: Как вы относитесь к срыванию с граждан футболок в защиту Pussy Riot?

В.Ч.: Я бы срывать не стал, но осквернение иконографического символа – это правонарушение, со всеми вытекающими из этого последствиями. Есть правоохранительные органы, они должны разбираться. Кстати, именно это изображение было осуждено судом в Новосибирске.

ВЗГЛЯД: Православные активисты, в частности, хоругвеносцы ходят в футболках с лозунгом "Православие или смерть!", который признан судом экстремистским и внесен в федеральный перечень экстремистских материалов.

В.Ч.: Не думаю, что стоит употреблять этот лозунг. Но и интерпретировать его как экстремистский – неправильно. В нем нет призыва к насилию над неправославными, принуждения к принятию православия. Для православного христианина без истинной веры нет жизни. Однако решение суда надо исполнять.

ВЗГЛЯД: Некоторые священники осудили действия православных активистов, некоторые заявили, что они оскорбляют их чувства больше, чем Pussy Riot.

В.Ч.: Если эти священники хотят услышать голос народа, а не только московской тусовки, то они должны прислушаться к тому, что говорят православные миряне, – это мнение очень многих людей. Священники, выступающие против активного православного патриотизма, выступают и против святого праведного Иоанна Кронштадтского, и против святителя Филарета, и против многих новомучеников.

ВЗГЛЯД: Возможно ли появление в России "черной сотни"?

В.Ч.: Я не думаю, что стоит воспроизводить дореволюционные модели. Но надеюсь, что будут возникать многие объединения православных, и они будут мирными, и сумеют выражать мнение большинства.

ВЗГЛЯД: А каковы сейчас отношения вашего отдела с православными активистами?

В.Ч.: Мы находимся в диалоге, иногда непростом. Иногда приходится поправлять их, действовать надо в рамках закона. Недаром нелегитимные акции были прекращены.

ВЗГЛЯД: 1 октября у здания Мосгорсуда, где слушалась кассационная жалоба по делу Pussy Riot, собрались их сторонники и православные активисты. Первые пели песни группы, вторые молились. Никто футболок не срывал...

В.Ч.: Поправили, и столкновений не было. Но хочу заметить, что молиться надо не напоказ. Надо помнить, что когда молишься – обращаешься к Богу, а не телекамерам.

ВЗГЛЯД: Сколько, по вашим оценкам, сегодня православных активистов?

В.Ч.: Полагаю, несколько тысяч.

ВЗГЛЯД: Почему православный корпус движения "Наши" не входит в состав совета православных общественных объединений при вашем отделе?

В.Ч.: Руководитель корпуса Борис Якеменко первоначально в нем присутствовал. Но потом перестал появляться на заседаниях, потому что ему не нравились другие участники совета.

Борис Новощукин,

"ВЗГЛЯД", 10 октября 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования