Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"REGIONS.RU": Стоит ли примешивать чувства к закону? Мнения российских священнослужителей


Обсуждая законопроект о защите чувств верующих, многие отмечали, что само по себе введение в закон такого трудноопределимого понятия как "чувства" создает неопределенность, поскольку под это понятие можно подвести все что угодно – даже просто отказ разделять такую-то веру (например, признавать Иисуса – Сыном Божьим, или Магомета – пророком) и вести себя в соответствии с нею. Те, кто так считает, предлагают наказывать не за "оскорбление чувств", а за конкретные поступки – например, бесчинства в местах религиозного или светского культа (под последним имеются в виду кладбища, мемориалы и т.п.).

Жизнь не замедлила подтвердить эти опасения примерами. За последние дни рок-оперу "Иисус Христос – суперзвезда" обвинили в глумлении над христианством, а в Москве "за оскорбление чувств мусульман" избили сотрудников Музея эротики на Арбате. В обоих случаях те, кто утверждают, что оскорблены, со стороны выглядят (а в последнем случае и по закону являются) не потерпевшей, а нападающей стороной.

Может быть, самый яркий случай в этом роде произошел не в России, а в Греции, где мужчина с ножом напал на архиерея и пытался отрезать ему бороду, крича, что митрополит оскорбил его религиозные чувства тем, что во время богослужения прочел фрагменты из Писания на современном, а не литургическом греческом языке. Этот дикий случай показывает, что от обвинений в оскорблении религиозных чувств не ограждены даже представители высшего духовенства – причем от собственных единоверцев.

"Не опасаетесь ли вы, что "закон о защите религиозных чувств" может создать верующим неприглядную репутацию? Как этого избежать?" - с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям и экспертам.

Протоиерей Валентин Тимаков

заместитель главного редактора Издательства Московской патриархии

Должен согласиться, что дать четкие юридические дефиниции понятию "религиозные чувства" действительно очень сложно. Действительно, возможны самые разные трактовки. При этом что-то все равно останется необъяснимым - иначе и такие понятия, как "дух" и "душа", давно нивелировались бы. Но это не значит, что не надо двигаться в данном направлении. Все-таки эта область достаточно исследована и религиозной философией, и нравственным богословием. Пренебрегать этим опытом нельзя. Отказ от самого термина "религиозные чувства" приведет к тому, что преступления в этой сфере просто будут оставаться безнаказанными – а кое-кто в этом, безусловно, заинтересован. Поэтому надо дать хотя бы общее определение, которое не вызывало бы разногласий.

Главная проблема все-таки в одичалости нашего сообщества, забывшего по известным причинам о нравственности и совести.

Протоиерей Александр Макаров

сотрудник ОВЦС

Думаю, необходим закон именно с такой формулировкой.

Мне кажется, что ответы дает сама жизнь. Мы видим, во-первых, что все четыре фракции Госдумы проголосовали за данный законопроект именно с такой формулировкой. Я думаю, что там все-таки собрались люди неглупые.

Во-вторых, нужно иметь в виду, что любую здравую мысль при желании можно довести до полного абсурда, и это нельзя рассматривать в качестве аргумента против принятия этого закона.

Протоиерей Сергий Привалов

заместитель Председателя Синодального Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

Понятие "чувства верующих", мне кажется, адекватно отражает сущностную основу происходящего. Перечисление всех возможных действий, вроде "бесчинства в местах религиозного или светского культа", всегда окажется недостаточным, и лица, преднамеренно желающие совершить оскорбительные действия, всегда смогут найти форму, которая не будет подпадать под статью закона.

Судебная система обладает достаточно подготовленным корпусом судей, которые в состоянии правильно квалифицировать те или иные действия и определить, совершено ли преступление, или административный проступок, либо квалифицируемые действия не являются вообще правонарушением.

Следует обратить внимание еще на одну особенность этой проблемы. Перевод духовной брани в сферу юридизма – тупиковый путь и никогда не практиковался святыми отцами. Все конфликтные ситуации внутри Русской Православной Церкви решаются священноначалием и через церковный суд.

Правильная правоприменительная практика "закона о защите религиозных чувств" может в короткое время все поставить на свои места. С одной стороны, государственные органы на практике проверят эффективность нового закона, а с другой – для желающих вести себя неадекватно в обществе с населением, придерживающимся различных духовных ориентиров, это грозное предупреждение.

Протоиерей Александр Шаргунов

настоятель храма свт. Николая Чудотворца в Пыжах

Все прекрасно понимают, о чем идет речь. Разве открытое кощунство и святотатство не оскорбляют религиозные чувства? На протяжении всей своей истории человеческая цивилизация и культура эти чувства защищали, за их оскорбление следовало самое суровое наказание.

Игнорирование таинственных, но непреложных законов жизни приводит к духовной катастрофе. То, что у нас происходило после 17-го года, подтверждает это. Но даже в советские годы был закон, по которому оскорбление религиозных чувств предполагало уголовную ответственность.

Речь идет о том, чтобы все-таки был поставлен предел агрессии зла и сатанизма. Но мы видим, что если что-то серьезное делается в этом направлении, то сразу же доводится до абсурда и профанируется. Сразу же находятся подходящие примеры.

Священник Георгий Белодуров

клирик Воскресенского (Трех исповедников) храма Твери

Чувства действительно очень трудно трактовать, поэтому, видимо, в законе нужны какие-то разъяснения, что именно относится к оскорблению чувства, а что нет.

Если человек нападает на архиерея с ножом, о какой репутации этого человека идет речь? Склонность к насилию недопустима для религиозного человека. Да и по любому законодательству человек, напавший с ножом, должен понести наказание. Закон о защите чувств верующих для того и создается, чтобы не было насилия и верующие могли защищать свои права. А решение о правомерности или неправомерности того, что архиерей читал фрагменты из Писания на современном, а не литургическом языке, должен выносить светский суд, а церковный. Архиерей является преемником апостола, и неужели какой-то сумасшедший может судить апостола? Конечно, нет.

Так что для полноценной формулировки закона о защите чувств верующих должен работать институт экспертов, представителей крупнейших религиозных конфессий, именно они могут определять сферу деятельности закона. И оскорбления религиозных чувств, разумеется, не должны вызывать ответных правонарушений со стороны верующих.

Фатых-хазрат Гарифуллин

председатель Тюменского казыята Духовного управления мусульман Азиатской части России

Я порекомендовал бы как можно чаще в регионах проводить круглые столы с участием представителей разных конфессий. Пусть там присутствуют все: христиане, мусульмане, буддисты, иудеи, протестанты и т.д.. Необходимо приглашать журналистов, представителей власти, разных экспертов. И темами таких круглых столов должны быть актуальные проблемы – социальные, нравственные. И вот эти встречи необходимо освещать в прессе. Как можно чаще показывать взаимоотношения между религиями, чтобы нас не сталкивали лбами, выдавая это за оскорбление чувств верующих.

В Коране есть слова: "Не вздумайте оскорблять чужие религии, находить в них недостатки – этим вы наживете неприятности". То есть надо терпимо относиться ко всему. Вот 25 октября начнется праздник Курбан-байрам. В таких крупных городах, как Москва, вновь будут говорить о жестокости обряда жертвоприношения. Разумеется, неправы те, кто делает это прилюдно. Но надо создать условия, разъяснить все людям, чтобы не было конфликтов и недопонимания!

Здесь очень важную роль играют именно СМИ, которые должны чаше говорить о культуре разных народов нашей страны, о религиозных мероприятиях. Необходимо объяснять, к чему могут привести такие выходки, как нападение с ножом на священнослужителя. Нужна профилактика межнациональных и межрелигиозных отношений.

Рушан-хазрат Аббясов

руководитель международного отдела Совета муфтиев России (СМР)

Безусловно, правы те, кто говорит, что тяжело разобраться в степени оскорбления чувств верующего человека. Но должно быть логическое объяснение тем событиям, которые происходят: нападения на священнослужителей, спиливание крестов и т.д. При разработке закона необходимо услышать мнение экспертов, психологов, религиозных представителей. Тем более, давно существует практика, когда перед принятием закона и его обсуждением в Госдуме, проводятся круглые столы и вырабатываются документы, которые рекомендуются депутатам для изучения. Надо найти золотую середину.

Мы говорим сегодня не только о религии: есть же еще такие понятия, как совесть, честь, нравственность. Могут быть затронуты интересы и других граждан, не только верующих.

Конечно, при разработке закона угодить всем просто невозможно. Но главная цель закона – затруднить попытки разжечь межнациональную и межрелигиозную рознь. Нам надо защитить общество, а не расколоть его.

Елена Леонтьева

руководитель Московского буддистского центра школы Карма Кагью

Я считаю, что такого закона вообще не должно быть в Уголовном кодексе России, разве что в качестве статьи административного правонарушения. Чувства верующих – это неуловимая и непредсказуемая вещь, вера у человека – это самое уязвимое место, и уязвить эти чувства можно чем угодно.

У буддистов тоже происходят подобные события. Недавно в Шри-Ланке туристы из Франции сфотографировались у священной статуи Будды - девушка поцеловала статую в губы, а парень сел рядом в позу Будды. Потом туристы пришли в фотоателье, чтобы напечатать фотографии, и работник ателье, увидев снимки, подал в суд на этих ребят, так как они оскорбили его религиозные чувства. В итоге туристов осудили по уголовной статье – они получили условный срок и штраф.

Это все настоящее мракобесие! Какая бы религия ни была, ее представителей могут обидеть абсолютно любые вещи, даже совершенно безобидные. Поэтому я считаю, что не должно быть такого закона.

Александр Копировский

магистр богословия, профессор Свято-Филаретовского православно-христианского института

Принятие такого закона будет верующим, скорее всего, не на пользу, а во вред. Охранять чувства законом - все равно, что с ломом лезть в электронные часы.

Защищать нужно не "чувства", а верующих, и защищать от конкретных действий. А закон с подобной формулировкой развязывает руки людям наиболее агрессивным и наименее духовным, о чем и свидетельствуют приведенные примеры.

Правда, понятие "бесчинство" такое же неопределенное, как и "чувства верующих". Формулировки, подкрепленные конкретными примерами, не должны допускать произвольных толкований. Есть конкретные действия – использование храмового пространства без согласования с теми, кто за него отвечает, прерывание богослужения – это факты, которые уже можно рассматривать в юридической плоскости.

При этом все-таки должно быть проявлено максимальное внимание и милосердие к людям, которые вольно или невольно оскорбляют верующих. Уж лучше оставаться оскорбленным, чем при первом неприятном для себя действии тащить человека в полицию и сажать его в тюрьму.

Виктор Лега
зав. кафедрами философии, основного богословия и апологетики Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Действительно, закон очень несовершенный, и если его примут, верующие будут выглядеть очень неприглядно. Создается ощущение, что это какая-то провокация против Церкви с целью выставить ее в черном свете.

Вообще события последних месяцев представляются мне очень серьезным испытанием для Церкви, и это вызвано не только конкретными делами – плясками в храме, спиливанием крестов – но и не очень умным поведением православных и их защитников. Православные срывают на улицах с людей футболки, устраивают флешмобы. Церковь такого поведения не одобряет, но неминуемо с ним ассоциируется.

И я бы рекомендовал соблюдать уже существующие законы, а не придумывать новые, если только правозащитниками не движет иная неизвестная мне цель. Конечно, этот закон будет использоваться как угодно: атеисты будут говорить, что православные своими храмами оскорбляют их чувства, язычники могут вторить атеистам и т.д.. Этот закон ведет к расколу общества, и я категорически против его принятия.

"REGIONS.RU", 4 октября 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования