Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НГ-РЕЛИГИИ": Курс на обновление: 50 лет спустя. Католическая Церковь и мир пожинают плоды реформ II Ватиканского Собора


Полвека назад, 11 октября 1962 года, в соборе Святого Петра открылся II Ватиканский Собор. Это событие в истории Католической Церкви Новейшего времени было названо самым выдающимся, несмотря на критические отзывы и последовавший за Собором раскол Церкви. Его созыв стал знаком обращения Римско-Католической Церкви к насущным проблемам своей эпохи. В ходе Собора не было принято ни одного догмата. Римский Папа Иоанн XXIII, по чьей инициативе было созвано это высшее церковное собрание, видел в Соборе другую цель – aggiornamento, то есть обновление Католической Церкви с учетом возникших в мире за последние столетия изменений. Этой идее после смерти Иоанна XXIII следовал его преемник Папа Павел VI, при котором II Ватиканский Собор завершил свою работу.

Хроника Собора

В XX веке консервативная во всех отношениях Католическая Церковь осознала, насколько необходима ее реакция на мировые процессы – индустриализацию, революции, рост атеизма, мировые войны, создание оружия массового уничтожения. Церковь, доселе жившая по порядку Тридентского Собора 1545–1563 годов, должна была сделать большой шаг вперед, чтобы догнать эпоху. Идея созвать новый Вселенский Собор присутствовала в Католической Церкви еще до вступления на папский престол Иоанна XXIII. Работа последнего Собора, I Ватиканского, который начался в 1869 году, была прервана взятием Рима войсками Итальянского королевства в 1870 году. Тогда Папа Пий IX отложил проведение Собора на неопределенное время. "Вопросы I Ватиканского Собора остались, исторический контекст сильно изменился, – говорит доцент Учебно-научного центра изучения религий РГГУ, специалист по истории современной Католической Церкви Алексей Юдин. – Ко времени созыва II Ватиканского Собора подоспели и другие вопросы, так что он состоялся во всех смыслах вовремя".

О необходимости созыва высшего церковного собрания говорил еще Папа Пий XII (1939–1958), который даже начал его подготовку. "Человечество скатывалось к чреватому непредсказуемыми последствиями конфликту между двумя противостоявшими друг другу военно-политическими группировками: НАТО и Организацией Варшавского договора. Ватикан Пия XII безоговорочно поддерживал политику Запада и предал анафеме сторонников коммунистической идеологии, – рассказывает главный научный сотрудник Института Европы РАН, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества, в конце 50-х – первой половине 60-х годов корреспондент ТАСС в Италии и при Ватикане Анатолий Красиков. – А анафема в адрес коммунистов и тех, кто их поддерживал, потерпела провал даже в католической Италии".

В 1959 году Папа Иоанн XXIII созывает комиссию по подготовке очередного Вселенского Собора. Все епископы, главы монашеских орденов и конгрегаций были призваны подготовить свои предложения и вопросы о ситуации в Церкви, которые могли бы быть вынесены на соборный уровень. В 1960 году начала работу Центральная подготовительная комиссия, разработавшая под пристальным оком Римской курии 73 проекта решений Собора. Иоанн XXIII, страдавший от тяжелого заболевания, торопил работу комиссии, опасаясь, что куриальные кардиналы подчинят себе проведение Собора, заседания которого нивелируются до голосований без обсуждений выносимых проектов.

В Рождество 1961 года Иоанн XXIII апостольской конституцией Humanae salutis ("Спасение человека") официально объявил о созыве II Ватиканского Собора и о закрытии I Ватиканского. Возник вопрос: будет ли новый Собор продолжением прерванного в 1870 году? Но Иоанн XXIII созывал не доктринальный Собор, главной задачей II Ватиканского Собора стало обновление и реорганизация Церкви, которая в итоге стала бы открытой миру. Новый Собор носил также пастырский и экуменический характер, что вкупе с идеей обновления породило множество споров среди его участников. На открытие II Ватиканского Собора прибыли 2540 иерархов Католической Церкви и наблюдатели от 18 некатолических Церквей – неслыханное событие, ведь представителями православной конфессии Собор, который католики считают XXI Вселенским, рассматривался как событие внутренней жизни Римско-Католической Церкви. Как отмечает исполняющий обязанности секретаря Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата по межхристианским отношениям протоиерей Димитрий Сизоненко, "впервые после великого раскола 1054 года между Востоком и Западом представители Православной и Католической Церквей имели возможность участвовать в диалоге по самым насущным проблемам церковной жизни".

На первой же из четырех сессий Собора развернулась борьба между консервативной партией "интегристов" и партией "прогрессистов" – сторонников обновления Церкви. Среди первых был и архиепископ Марсель Лефевр, впоследствии отлученный от Церкви Папой Иоанном Павлом II. Споры осложнялись тем, что "интегристов" поддерживало большинство кардиналов Римской курии, которые мечтали свести aggiornamento к минимуму.

"Прогрессистов" негласно поддерживал Папа, и еще до начала работы Собора они организовали коалиции из либерально настроенных епископов Германии, Австрии, Нидерландов, Швейцарии и Франции. Кроме того, после созыва соборных комиссий, которые занимались обсуждением предлагаемых документов, "прогрессистам" удалось отклонить все проекты, разработанные "интегристами". Последние объединяли не только куриальное большинство, но и епископов Италии, Испании, Латинской Америки. Несмотря на победу сторонников обновления, работа первой сессии была нарушена разногласиями, и количество документов, вынесенных на дальнейшее обсуждение, сократилось с 73 до 17.

3 июня 1963 года умирает Иоанн XXIII, и дальнейшая работа II Ватиканского Собора оказывается под вопросом. За пять лет до своей кончины Понтифик посвящает в кардинальское достоинство архиепископа Милана Джованни Баттиста Монтини – будущего Папу Павла VI, которого он видел своим преемником. Новый Понтифик сразу после избрания на папский престол объявляет о возобновлении работы II Ватиканского Собора. Павел VI следует курсу своего предшественника, ставя перед собранием католических иерархов следующие задачи: углубление самопознания Церкви, обновление ее внутренней жизни, экуменизм, диалог Церкви с миром.

Проведение последующих двух сессий также осложняли споры "интегристов" и "прогрессистов", в работу третьей вмешался сам Павел VI. Как и Иоанн XXIII, он поддержал сторонников реформ во всем, кроме отмены целибата в римском обряде. "Прогрессисты" со своей стороны апеллировали к практике Восточных Церквей, где допускалось женатое духовенство. В этом вопросе Понтифик, как и "интегристы", был непреклонен. Несмотря на серьезные дискуссии, Собор в итоге принимает четыре конституции, девять декретов и три декларации – документы, которые определили развитие современной Католической Церкви. Среди них декреты Ad gentes ("К народам") о миссионерском служении, Inter mirifica ("Из числа поразительных") о СМИ, Orientalium Ecclesiarum ("Восточные Церкви") о Восточно-Католических Церквах, Unitatis redintegratio ("Восстановление единства") об экуменизме, декларации Dignitatis humanae ("Достоинство человеческой личности") о религиозной свободе, Nostra aetate ("Наш век") об отношении к нехристианским религиям и другие. "Если мы будем рассматривать документы II Ватиканского Собора, все они стали реальностью и нормативами жизни современной Католической Церкви", – говорит Алексей Юдин.

Последствия обновления

Итоги II Ватиканского Собора, завершившего свою работу 8 декабря 1965 года, не всеми были оценены как положительные. Наибольшей критике он подвергся со стороны консервативных течений Католической Церкви. Через пять лет после окончания Собора архиепископ Марсель Лефевр основывает Священническое братство святого Пия X, объединившего противников соборных нововведений и католиков-традиционалистов. Сегодня Католическая Церковь, видимо, памятуя о задачах II Ватиканского Собора, ведет с лефевристами диалог. Некоторые католики, в целом принявшие решения последнего Собора, продолжают следовать и сохранять дореформенные устои, не порывая при этом с официальной Церковью. Одним из примеров такого компромисса является общество Una voce ("Единым гласом"). На возникновение таких групп оказала влияние литургическая реформа Собора, полностью изменившая внешний вид богослужения, которое священники стали совершать лицом к прихожанам и на национальных языках. По словам Юдина, итоги литургической реформы стали одним из самых злободневных вопросов в современной Католической Церкви. "Мало у кого вызывает сомнение актуальность того требования, что литургический уклад Католической Церкви того времени должен был быть обновлен, – рассказывает религиовед. – Другое дело, какими оказались меры, способы и темпы этого обновления. Здесь возникает много вопросов и звучит критика на всех фронтах: от ультраконсерваторов до разумных и взвешенных суждений, которые критически рассматривают то, что произошло в начале 70-х годов в качестве последствий II Ватиканского Собора".

Другим существенным итогом последнего Собора стала реорганизация устройства Церкви, управление которой отныне перешло на новый уровень – с монархического на коллегиальный, против чего протестовали "интегристы". Теперь Церковью наравне с Папой Римским, за которым тем не менее еще со времен I Ватиканского Собора оставался примат (первенство), управляет епископская коллегия. Частичная децентрализация в управлении Церковью нашла отражение уже в конце II Ватиканского Собора. Во время провозглашения принятых на нем документов Папа Павел VI использовал формулу approbamus una cum patribus ("одобряем вместе с отцами"), а не ex cathedra ("с кафедры"), придавая документам не доктринальный, а дисциплинарно-рекомендательный характер. Этим Понтифик исполнил пожелание Иоанна XXIII, который подчеркивал, что решения Собора не могут претендовать на папскую непогрешимость.

Начатое II Ватиканским Собором обновление Католической Церкви продолжилось в периоды понтификатов Иоанна Павла II и Бенедикта XVI. При Папе Войтыле началось развитие межрелигиозного и межконфессионального диалога, он был первым Понтификом, переступившим пороги синагоги и мечети. Иоанну Павлу II, которого часто называют медиазвездой, удалось открыть Католическую Церковь миру, начиная с упрощения протокола папских аудиенций и заканчивая многочисленными апостольскими поездками. Папа Римский снизошел до народа во многом благодаря aggiornamento II Ватиканского Собора. Достаточно вспомнить жест прощения Али Агджи, стрелявшего в Понтифика в 1981 году, реабилитацию Галилео Галилея или публичное признание ошибок Католической Церкви и покаяние за Крестовые походы и инквизицию, за Варфоломеевскую ночь, молчание Церкви во время Второй мировой войны и Холокоста.

"Сказать, что обновление не состоялось – не знаю, кто возьмет на себя такой риск? – говорит Алексей Юдин. – Со стороны большинства Католической Церкви оценка Собора преимущественно положительная, все говорит о том, что обновление состоялось. Как мы знаем, есть противники Собора в ультраконсервативных кругах Католической Церкви, но даже сам факт неприятия ими этого Собора говорит о том, что обновление состоялось". В свою очередь, генеральный секретарь Конференции католических епископов России священник Игорь Ковалевский добавляет: "Обновление не только состоялось, оно еще продолжается. Церковь всегда обновляется, и нельзя говорить, что только II Ватиканский Собор принял решение об обновлении Церкви, это было бы слишком поверхностное понимание. Тридентский Собор можно с таким же успехом назвать Собором, который обновлял Церковь в соответствии с требованиями своего времени". По мнению Ковалевского, влияние II Ватиканского Собора "по-разному отражалось в конкретных странах, но главный результат – Церковь повернулась лицом к миру". "Влияние не столько решений, сколько духа II Ватиканского Собора состоит в том, что Церковь больше внимания стала обращать на ситуацию в конкретных народах, конкретных странах", – отмечает священник. Анатолий Красиков добавляет к этому свое наблюдение: "II Ватиканский Собор не отменил ни одной из догм, провозглашенных Тридентским и I Ватиканским Соборами и неприемлемых для вселенского православия, и подтвердил, что католики и впредь будут жить, "неукоснительно следуя указаниям предыдущих Соборов".

Нынешний Понтифик, Бенедикт XVI, консервативнее своего предшественника, однако он также продолжает следовать курсу последнего Собора. А вот в свое консерватизме он иногда осторожен, иногда слишком опрометчив – вспомним печально известную Регенсбургскую лекцию, где он привел нелицеприятную цитату о мусульманах, или восстановление в правах епископов-лефевристов, среди которых был Ричард Уильямсон, отрицавший Холокост. Папа Ратцингер всерьез занялся Англиканской Церковью и даже создал персональные прелатуры (юрисдикции) для англикан, перешедших в католичество. Папа Ратцингер, еще в бытность кардиналом, как рассказывает Алексей Юдин, был "первой из высокопоставленных и заметных в интеллектуальном плане церковных фигур, обративших внимание на крайне неприятные, почти катастрофические последствия II Ватиканского Собора в области поспешных литургических реформ".

Юдин рассказывает о двух точках зрения в оценке II Ватиканского Собора, сформировавшихся в последние десятилетия: "Одна концепция говорит о том, что это было действительно обновляющее, революционное событие в жизни Католической Церкви, в результате которого появилось новое католичество с новым лицом. Такой взгляд встречается достаточно часто, и здесь мы видим прежде всего политическую и социологическую оценку II Ватиканского Собора. Другая точка зрения более традиционна: она рассматривает II Ватиканский Собор, несмотря на воодушевление, прорыв, который был совершен, как необходимый синтез традиции и инноваций". Одним из негативных последствий Собора, по словам Юдина, стало смещение баланса в пользу обновления. "Традиция не должна прерываться, но инновации неизбежны. Церковь обращена к миру, она хранит свое изначальное достояние, соблюдает внутренние правила жизни, но при этом Церковь не должна забывать, что существует для всех во все времена", – добавляет религиовед. Восстановлением баланса между традицией и инновацией теперь занимается Бенедикт XVI, доставая из закромов ватиканской ризницы старые литургические облачения и восстанавливая в правах литургию по дореформенному обряду. Последнее рассматривается также как шаг на пути примирения с лефевристами – еще одним последствием II Ватиканского Собора.

Экуменизм на службе Папы

II Ватиканский Собор сделал ставку на развитие межрелигиозного и межконфессионального диалога. Акцент на экуменизм проложил дорогу к примирению с православной ветвью христианства. Первым шагом стало взаимное снятие анафем, состоявшееся по инициативе Патриарха Константинопольского Афинагора I и Павла VI накануне закрытия II Ватиканского Собора 7 декабря 1965 года в Риме и на Фанаре (резиденция Вселенских Патриархов). В тот же день было оглашено послание Понтифика Ambulante in dilectione ("Ходите в любви"), в котором он, размышляя "о тех печальных событиях, которые... положили в 1054 году начало тяжелой вражды между Римской и Константинопольской Церквами", выражает радость от того, что Патриарх Константинопольский также готов "восстановить узы любви". Далее Павел VI говорит: "Мы хотим изгладить из памяти Церкви и отнять из ее среды произнесенную тогда анафему, предав ее полному забвению". Между тем, как отмечает исполняющий обязанности секретаря ОВЦС МП по межхристианским отношениям протоиерей Димитрий Сизоненко, "решения, принятые Собором в дальнейшем, стали теоретическим фундаментом, на котором можно было развивать православно-католические отношения в самых различных сферах". Православная Церковь положительно оценила некоторые решения II Ватиканского Собора, например, признание действительными таинства Православной Церкви. Однако, говорит Сизоненко, "и Папа Павел VI, и Патриарх Афинагор прекрасно отдавали себе отчет в том, что "акта справедливости и взаимного прощения недостаточно, чтобы положить конец разногласиям, существующим между Римско-Католической и Православной Церквами" (Совместная декларация, 5)".

В 1995 году Иоанн Павел II, как рассказывает религиовед Анатолий Красиков, "официально предложил православным начать диалог о содержании понятия "примат Папы". Однако "надежды эти начали рассеиваться, когда в юбилейном 2000 году префект Конгрегации вероучения кардинал Ратцингер заявил о неправомерности использования католиками по отношению к православным структурам термина "Церковь-сестра", а после избрания на престол в 2005 году он же, будучи уже Папой Бенедиктом XVI, пояснил, что решения II Ватиканского Собора были "неправильно поняты". Впрочем, общению двух Церквей эти неточности в понимании не навредили и даже способствовали улучшению взаимоотношений Ватикана и Москвы. По словам Красикова, "выиграли от прояснения ситуации и государства: Россия и Святой Престол". Напомним, в 2009 году были установлены дипломатические отношения между двумя государствами.

Лидия Орлова,

"НГ-РЕЛИГИИ", 3 октября 2012 г.

Фото Лотара Воллеха


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования