Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИЗВЕСТИЯ": Вошла в роль смертницы. В Дагестане продолжается траур по убитому бывшей актрисой шейху Саиду Афанди


— Уважаемые братья, некоторые усаживаются на могилу Саида Афанди и бьют на ней земные поклоны, — через громкоговоритель обращается к многотысячной толпе, собравшейся на кладбище дагестанского чела Чикрей, молодой муфтий в застегнутой на все пуговицы рубашке навыпуск и зеленой шапочке на голове. — Этого делать нельзя, это безадатно.

Безадатно — значит в нарушение народных обычаев-адатов, да еще и в полном противоречии исламу, который предписывает поклонение одному только Аллаху. Исключений нет ни для кого, даже для святых, которым еще при жизни был объявлен шейх Саид Афанди.

— Он действительно был свят, жил строго по Корану и других учил видеть свет ислама, — объясняют односельчане суфия, взорванного в его же собственном доме террористкой-смертницей. — Те люди, что его убили, будут прокляты Всевышним за свои грязные дела.

Кто эти люди, которые будут прокляты, в Чиркее знают все: ваххабиты. В самом селе их нет, тут живут только последователи Саида Афанди — бреющие бороды и чтящие память предков суфии.

— Они называют нас идолопоклонниками, потому что мы приходим на могилы наших близких, — разъясняет идеологические противоречия с ваххабитами один из суфиев, по имени Саид. — Сами они просто бросают своих родных в ямы и слегка присыпают сверху землей. Собаки ночами разрывают ее и поедают умерших. Матерей так хоронят, представляешь? Она его девять месяцев вынашивала, пять лет задницу мыла, а он ее собакам скормил. Ни могилы, ничего, так — яма неглубокая, к которой никто никогда не придет. А ведь Аллах сам заповедовал нам чтить память родных и дорогих нам людей. Все эти люди у могилы шейха не поклоняются ему, они пришли почтить его память и в последний раз поблагодарить его за то, что он делал для нас.

В Чиркее рассказывают, что Саида Афанди пытались убить еще несколько месяцев назад. Тогда к нему в дом пришли двое бородачей с заданием расстрелять почти 75-летнего старика, который к тому же из-за болезни ног не мог даже встать самостоятельно. Но шейх, уверяют его последователи, испортил их оружие, прочитав несколько строк из Корана, а потом убедил отправляться домой, вручив каждому по заклеенному пакету с подарком. На пути из Чиркея бородачи разбились, упав в автомобиле с горы. Автомобиль подняли, трупы извлекли, нашли и пакеты, вскрыли. А там — саваны. "Афанди знал, что им не жить", — делают вывод суфии.

Про погибшего здесь ходит масса легенд. Поговаривают, что он с позором выгнал Шамиля Басаева, тайно приехавшего в Чиркей в 1993 году просить Саида Афанди объявить джихад России и призвать своих последователей взяться за оружие. Говорят, что шейх уговаривал республиканские власти не пускать в Дагестан проповедников-ваххабитов, которые вполне легально приезжали сюда в 1990-е. А когда его не послушались, ходил по домам тех, кто ушел к "бородачам", и убеждал их вернуться к тому миролюбивому исламу, что в Чиркее называют истинным.

Подчеркнутая миролюбивость чиркейских суфиев странно уживается с обычаем возить в машине автомат или дробовик. Но сами они не находят в этом ничего необычного, объясняя, что это — лишь оборонительное оружие, которое они возьмут в руки только в случае возникновения опасности жизням их родных. Также в целях безопасности все военные и полицейские патрули — а после убийства Саида Афанди в Чиркей ввели даже бронетранспортеры и снайперов — продублированы дружинами местных жителей. Досматривают они куда тщательнее полицейских, требуют расстегнуть рубашку и даже запускают пальцы в бороду — "может, патроны там прячешь". Особое внимание к тем, кто направляется в мечеть, еще 10 лет назад названную именем шейха, и в расположенный в сотне метров от нее дом Саида Афанди, в котором он и принял мученическую смерть. В дни траура сюда ежедневно приезжают высокопоставленные дагестанские чиновники и муфтии со всей республики и даже из соседних регионов, поэтому на пристрастные досмотры никто не жалуется.

Дом шейха выделяется из ряда таких же двухэтажных строений только двумя десятками зеленых флагов над входом — по числу совершенных хозяином хаджей в Мекку. Разрушений с улицы не видно, мешает почти трехметровый забор, но соседи Саида Афанди говорят, что снесена половина дома — смертница прятала на себе взрывчатку, мощность которой была эквивалентна 6 кг тротила.

— Такая смерть — это благословение Всевышнего. Истинно верующий человек молит Аллаха о ниспослании гибели от рук врагов веры, потому что такая смерть — самая почетная,— объясняет заместитель имама центральной мечети Махачкалы Зайнула Атаев. — И я слышал, что Саид-Афанди незадолго до своей смерти сокрушался о том, что может умереть от старости и от болезней.

Зайнула Атаев уверен, что Саида Афанди направлял Аллах, поэтому он и заслужил звание шейха — духовного наставника, познание и сила веры которого через цепочку предшественников восходят к пророку Мухаммеду.

— Сам человек не может идти по пути морально-нравственного совершенствования. Ему нужен наставник, который покажет правильный путь на собственном примере. И Саид Афанди был именно таким наставником, в котором ни люди, ни Всевышний никогда не разочаруются. Потому что его знание ислама, его приверженность вере никогда не вступали в противоречие с тем, как он жил изо дня в день. И сотни тысяч человек всех национальностей ориентировались на него, ища свой путь в исламе, именно из-за его внутреннего стержня, — продолжает Зайнула Атаев.

Он предупреждает последователей Саида Афанди о недопустимости обсуждения того, как Всевышний допустил гибель столь чтимого человека, напоминая, что Аллах не мешал мученической смерти святых и пророков. И делает вывод: смерть шейха еще больше сплотит его последователей, объединенных теперь не только общей радостью познания ислама, но и общей трагедией потери учителя.

О том, кому была выгодна смерть суфийского святого, в главной махачкалинской мечети предпочитают не говорить. Чиркейские суфии вполголоса объясняют: чтобы не провоцировать еще больший раскол между традиционными мусульманами и ваххабитами. Они же говорят, что смертница была под воздействием наркотиков или — что, по их словам, еще более вероятно — сумасшедшая.

Но люди, близко знавшие женщину, утверждают, что она была жизнерадостной и абсолютно здоровой. До поры до времени.

— Аминат мечтала быть актрисой, жила этим. Она была чудесной, ее тут все любили, — вспоминает Людмила Сыченкова — заведующая труппой Республиканского драматического театра имени Горького, в котором до 2007 года играла та самая смертница. — Ее муж — Мурат, замечательный парень был, работал в Театре оперы и балета. Мы их свадьбу у нас в театре играли.

Людмила Сыченкова говорит, что в газетах про ее бывшую подопечную пишут по большей части неправду — по паспорту она действительно была Аминат, а не Алла, как сообщают журналисты. Имя это ее дал отец-дагестанец. А фамилия Сапрыкина, которую она после замужества поменяла на Курбанову, досталась ей от отчима — второго мужа матери.

— Она не была русской. Ее отец из местных, она выросла тут. Но и сильно верующей не была ни до замужества, ни какое-то время после него. Я, помню, очень удивилась, когда вдруг увидела ее в хиджабе, а через несколько дней случайно застала в гримуборной молящейся на коврике. Она тогда сказала, что ее заставили, что у ее мужа брат-ваххабит, который всех принуждает к своей вере. Мне так жаль ее стало, она же великой актрисой могла стать, все задатки были, — вздыхает руководитель труппы.

В театре прекрасно помнят, как Аминат ушла из труппы — настолько скандально это было. Это было после спектакля "Золушка", в котором она играла главную роль. Тогда актриса только вышла из декретного отпуска после рождения дочери. В конце представления за кулисы ворвался ее взбешенный муж — уже с головой ушедший в веру, он не вынес вида жены в платье с глубоким декольте, устроив громкий разнос супруге у всех на виду. На следующий день Аминат взяла расчет и больше в театре не появлялась.

— А спустя некоторое время я по телевизору вижу сюжет про уничтожение террориста. Показывают его фотографию, и я вижу — тот самый Мурат, муж моей Аминат, — включается в разговор режиссер Марина Карпачева. — И ему они задурили голову, и ей.

После смерти мужа работники театра иногда встречали Аминат на улице. Говорят, была очень подавлена и всё время жаловалась — на работу никуда не берут из-за хиджаба, не хотят с ваххабитами связываться. Но снять его и вернуться в театр отказывалась наотрез, теперь и она с головой ушла в веру.

Известно, что на работу она так и не устроилась, вышла замуж за друга погибшего мужа, которого тоже вскоре ликвидировали в ходе антитеррористической операции. Родила второго ребенка, после чего в Махачкале ее уже не встречали.

— Молодым подвиг нужен. Цель какая-то, чтобы понимать, что не зря живешь. Коммунистическую идею отцов у них отняли, и на ее место пришла новая, религиозная — тоже ложная, тоже лживая и кровавая. Но они этого не понимают, вот и идут к ваххабитам за истинными ценностями, — рассуждает режиссер Карпачева. — А потом гибнут и других убивают. И верят же, что благо творят. Детей их жалко, с такими-то родителями.

Кстати, портрета смертницы в галерее актеров в фойе театра нет. Говорят, что его никогда и не было — экспозиция меняется редко, и за те два года, что Аминат проработала в театре, съемки для галереи не проводились вовсе. Ее роли, включая ту самую Золушку, исполняют другие актрисы, пришедшие в театр уже после ухода Курбановой. О ней здесь не напоминает ровным счетом ничего.

На прощание в театре просят отдельно написать, что Аминат Курбанова не имеет никакого отношения к их труппе: мол, тогда это был совсем другой человек, влюбленный в профессию, улыбчивый и добрый.

А та Аминат Курбанова, что взорвала себя в Чиркее, отобрав жизни у себя, суфийского святого и еще шестерых человек, оказавшихся поблизости, появилась уже потом, после расставания с театром.

В театре не боятся мести — суфии не будут браться за свои дробовики, чтобы поквитаться с гримерами и осветителями, им это не позволит их же понимание ислама, — просто не хотят, чтобы слова "актриса" и "террористка" хотя бы отчасти несли общий смысл.

Юрий Мацарский, Артем Никитин,

"ИЗВЕСТИЯ", 30 августа 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования