Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"THE NEW TIMES": «Нас постараются лишить статуса». О пиаре, ошибках и угрозах и о том, почему они никогда не будут защищать Путина, рассказывают адвокаты "Pussy Riot"


"Нас постараются лишить статуса". Дело о хулиганстве в храме Христа Cпасителя стало политическим процессом — о том пишет вся мировая пресса. Ни война с Грузией, четвертая годовщина которой пришлась на тот же день, что и выступление Pussy Riot в суде, ни экспроприация ЮКОСа и откровенно заказной характер второго приговора Михаилу Ходорковскому, ни даже возвращение Путина в Кремль не стоило ему таких имиджевых потерь в общественном мнении цивилизованного мира, как этот процесс. Немалая в том заслуга защитников подсудимых. О пиаре, ошибках и угрозах и о том, почему они никогда не будут защищать Путина, адвокаты Pussy Riot рассказали The New Times

Сейчас многие обвиняют вас в том, что вы, все трое, на этих трех несчастных девочках из Pussy Riot зарабатываете себе имя и будущие адвокатские доходы: ведь если имя раскручено, то стоимость адвокатских услуг увеличивается.

Марк Фейгин: Безусловно, мы используем наш статус для того, чтобы придать и этому делу, и себе бÓльшее значение, информационное, паблисити и т.д. Но характер таких дел ничего другого и не предполагает: нельзя заниматься политической адвокатурой без активных публичных проявлений. В условиях, когда правосудия нет, по-другому помочь просто невозможно.

Виолетта Волкова: Изначально дело не предвещало такой шумихи. Главный пиарщик этого дела — сама власть.

Власть не простит

Марк, вы были депутатом Госдумы от партии "Демократический выбор России", были в "Солидарности", выступали на Болотной 10 декабря. Вы — политик?

Фейгин: Да. Но политик — это в России не профессия, требуется еще какое-то ремесло. Политической адвокатурой я занялся очень недавно, и то по просьбе одной из участниц Pussy Riot Нади Толоконниковой, моей приятельницы, потому что до этого я занимался в основном делами не совсем публичными.

Но выгодными, денежными?

Фейгин: Да. Но их больше нет, потому что я же сознавал, что как только ты получаешь известность как адвокат в такого рода делах, то та, другая сторона исчезает.

Виолетта, вы были успешным прокурором, потом занимались антирейдерскими делами, были обеспеченным человеком, и вдруг — политическая адвокатура. И, видимо, как и у Марка, дел, которые давали бы финансовую стабильность, больше нет?

Волкова: Абсолютно все коммерческие клиенты, которые у меня были, расторгли со мной соглашения с 1 августа. Последний расторгнувший соглашение клиент честно признался, что в связи с моей политической адвокатской деятельностью ему из определенных органов последовал совет беречь бизнес и отказаться от моих услуг как адвоката. Я думаю, что в дальнейшем абсолютно закономерно, абсолютно точно на этом поприще политической адвокатуры я и продолжу свою адвокатскую деятельность.

Но вы же понимаете, что власть вам не простит то, что вы сейчас делаете?

Фейгин: Не простит, не простит никогда.

Вы юристы, вы можете как-то себя обезопасить?

Волкова: Ну, это нереально — обезопасить. Что уголовный процесс против Удальцова, которого я защищаю (этот суд совершенно безобразно проходит в Ульяновске), что сегодняшний процесс Pussy Riot в Москве говорят о том, что, если государству надо тебя задавить, оно это сделает, несмотря ни на какие законы, ни на какие международные правовые нормы, несмотря на общественное мнение. Поэтому ждать милости от государства нам не приходится.

В интернете написано: "Николай Полозов: профессионально, надежно, успешно". Дело Pussy Riot, как вы думаете, будет для вас успешным?

Николай Полозов: Ведя дело, я в первую очередь думаю, естественно, о своих подзащитных, потому что, как правило, весь интерес адвокатов заключается, помимо какого-то честолюбия, в гонораре. Что касается дела Pussy Riot, то у наших подзащитных нет возможности оплачивать защиту.

Но существует все-таки Яндекс-кошелек, куда люди скидываются на защиту девочек.

Фейгин: К сегодняшнему дню собрано 380 тыс. рублей за пять месяцев. Эти деньги используются для ведения дела. У нас много людей по делу приезжает-уезжает, мы организуем какие-то акции, на них надо много денег плюс на открытки, плакаты, передачи девушкам, покупку книг для них, лекарства, прокладки… А это длится уже пять месяцев. Три человека — пять месяцев в СИЗО.

Елена Масюк,

"THE NEW TIMES", 13 августа 2012 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования