Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"РУСЬ ПРАВОСЛАВНАЯ": Дискуссионная трибуна. Почитание икон "Воскрешающая Русь" и Ченстоховской Божией Матери - плод прелести или свидетельство духовного возрождения?


О мистическом содержании некоторых икон.

Новоявленные "чудотворные иконы" по большей части – плод духовной болезни и прелести, в которой находятся их неумеренные почитатели

Жертвуйте на написание иконы Ченстоховской Божией Матери, – бабушка с подносом ходит по храму, с трудом выговаривая незнакомое название.
Почему вы хотите заказать именно Ченстоховский образ? – спрашиваем мы. – Потому, что это икона нашего спасения, икона последних времен, – вмешиваются в разговор две-три рядом стоящие старушки.
Но у нас же в храме нет более известных и почитаемых икон: Казанской, Владимирской, Тихвинской, Иверской нет, – недоумеваем мы, – на Дону живем, а тут Донской даже нет; нет Державной, Почаевской, Свято-Крестовской!
Мы в книжке читали: Державной молиться теперь нельзя, от нее благодать ушла, – спешат огорошить нас старушки, – а к Ченстоховской пришла. Она и спасет Россию. Непобедимая Победа!
За Царя Ей молиться надо! – наперебой ринулись сообщать нам милые сердобольные бабушки.

НА РУСЬ!

Дорогие отцы и братья! Это тревожное письмо вызвано желанием разобраться в происходящем вокруг нас, желанием защитить наши святыни от профанации. Но спешим сразу предупредить Вас – в нем Вы не найдете универсальных ответов на поставленные здесь вопросы. Ответов на них мы пока не знаем и сами. Мы просто пытались изложить свою точку зрения и надеемся с Вашей помощью разрешить наши недоумения.

Конечно, Дух Божий "дышит идеже хощет", и наши человеческие мерки тут не применимы, но ответьте, дорогие братья во Христе, если осталось еще у Вас сколько-нибудь духовной трезвости и рассудительности: может ли особая (?!) благодать от одной иконы переходить на другую, да так, что перед прежним образом уж и молиться нельзя? Утверждать подобное – все то же, что хулить Державную икону Владычицы. Или может ли святость, почивающая на одном прославленном святом, вдруг совершенно его оставить и, так сказать, перекочевать к другому лицу?

Еще Салтыков-Щедрин некогда сетовал на то, что русский обыватель легкомысленно верит всякому печатному слову. Беда в том, что с чьей-то легкой руки, после выхода в свет газетных статей, наши великие Православные святыни бездумно вдруг начали противопоставляться, а затем и хулиться, и вот уже прямое иконоборчество и гонения содеялись печальными реалиями нашего времени.

"На Русь!" – перед нами полная ложного пафоса картина великого польского живописца Яна Матейко "Собеский в Ченстохове". Король Ян Собеский (1674–1696) широко известен своими дерзкими попытками огнем и мечем латинизировать западные окраины Русского государства. Важным фактором в развитии униатской Церкви стала поддержка ее со стороны Собеского. В 1676 г. он подтвердил все права и привилегии униатов. (См. С. Яковенко "Западнорусская Церковь в последней трети XVII в.")

Немало бед Православному населению Малой и Белой Руси принесла уния. "В селениях польского дворянства, отдававшихся в аренду евреям, эксплуатация населения ничем не была сдерживаема и ознаменовалась таким хищничеством, жестокостью и кощунством, что ничего подобного нельзя найти во всемирной истории. С началом унии евреям были отданы в аренду даже православные церкви, и они стали брать с прихожан разные сборы, жестоко оскорблявшие их религиозные чувства".

Об этом летописец говорит следующее: "Церкви, не согласившихся на унию прихожан, отданы жидам в аренду, и положена в оных за всякую отправу денежная плата от одного до пяти талеров, а за крещение младенцев и за похороны мертвых от одного до пяти злотых...".

В начале XVII столетия торг пасхами был отдан евреям на откуп, и православные были обязаны давать евреям определенную плату за покупные и домашние пасхи. "Жидовство, производя над христианами в их собственной земле, такое тяжкое поругание, сами между тем пейсахи свои отправляли свободно и проклинали христиан и веру их в синагогах своих, на Русской земле устроенных невозбранно; а поляки тем утешались, все пособия и потачки жидам делая", – заключает летописец. (См. "История Малороссии" Н. Марковича и "К истории Еврейства" Н. Граве.)

Получивший в 1870 году за свое полотно "Люблинская уния" орден Почетного легиона Франции, Ян Матейко в своем творчестве не раз обращался к личности Яна Собеского. В 1883 году он подносит римскому папе картину "Собеский под Веной". Кстати, среди святынь Павликианского Ченстоховского монастыря на Ясной Горе находятся исполненные маслом две иконы Девы Марии, принадлежащие кисти Матейко.

В XVII столетии польский король Ян Казимир обнародовал манифест, согласно которому он вручал свое государство Божией Матери, а Ченстоховский образ Ее наименовал "Польской Королевой". Сюда, к "Польской Королеве", рыкая аки лев, пришел зверообразный Собеский за благословением на колонизацию Святорусских земель.

"На Русь!"– высоко воздел он свой меч, прижав к груди уменьшенную копию Чудотворной иконы. За спиной его Сама Ченстоховская, "Непобедимая Победа" – кто постоит? Вручив себя Ее покровительству, надменный повелитель Речи Посполитой уже готов отправиться на кровавые злодеяния во славу папского престола. Какое Православное сердце не содрогнется, взирая на сию "тайну беззакония"? 

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ?

Сын Яна Собеского, Яков Собеский, вел переговоры с Карлом XII, обещавшим ему Русский престол. Планы шведского короля были грандиозными. Он мечтал разрушить Россию и возвратить русский народ к временам удельных княжеств, а если удастся, то пойти дальше – подчинив ослабленную и раздробленную страну иноземцам. Север России, включая Новгород, должен был отойти к Швеции, Украина и Смоленск – к Польше, а южные земли – подчиниться Крыму и Турции. Но замысел Карла XII оказался роковым для самой Швеции (См. Б. Пашков "Русь, Россия, Российская Империя").

Покровительства "Матки Боской Ченстоховской" искал и Лжедмитрий, связанный обещаниями папе в пользу совращения России в католичество. Немало вершителей человеческих судеб, алчущих откусить от "русского пирога", прибегало к предстательству этой великой православной святыни. Не потому ли нынче Валентина Сизова призывает молиться о восстановлении русского самодержавия именно перед иконой Ченстоховской "Польской Королевы"? Так вот, какую "положительную роль в освобождении нашей Родины" должна сыграть Польша?

А между тем народная любовь к Ченстоховской иконе растет день ото дня; и можно предположить, что если римскому понтифику вздумается привезти чудотворную икону в Россию, латинские костелы наполнятся толпами православных верующих.

Прочитали мы брошюрку "Ченстоховская икона Божией Матери", где изложены "свидетельства Валентины Сизовой", и были сильно озадачены! Ни в одном из житий православных святых не доводилось встречать такое обилие сновидений, явлений, голосов, помыслов и всяких "неожиданно" и "вдруг". И какой чудесный диапазон: от "мне кажется" и "я недоумевала" до "абсолютно четкого вразумления", от явлений и повелений преподобного Серафима до восшествия Патриарха Алексия II в лучах яркого света прямо на небо!

Но когда В. Сизова получает повеление "служить по чину иерейскому" (Мелхиседекову?) – это уж слишком! По всей вероятности, экзальтированная женщина, возомнившая о своем высоком избранничестве ("порученное мне дело", "на меня выпала обязанность", "я вынуждена была брать инициативу на себя и объявлять сроки... патриарших молебнов"), просто жаждет духовных впечатлений и чудесных откровений.

Истинные видения, посылаемые Богом, по свидетельству Св. Иоанна Лествичника, приносят душе смирение и страх Божий, познание своего ничтожества и греховности. Напротив того, видения, в которые мы вторгаемся самовольно, вводят человека в самомнение, высокоумие, зароняют в душу сознание высокой миссии своего служения, доставляют радость тонкого самолюбования. Святые отцы заповедуют подвижникам не вверяться никакому образу или видению, не доверять никаким голосам и внезапным помыслам. И поскольку демоны-обольстители стараются всегда приспособиться к обстоятельствам, наклонностям и образу мыслей человека, ни в коем случае не оказывать ни малейшей доверенности никаким козням и внушениям духов, хотя бы то были и Ангелы Небесные, бегать духовных впечатлений, решительно сознавая свое недостоинство и неспособность к видению святых духов, молить Бога об избавлении от бесовских обольщений.

А враги нашего спасения, по слову преподобного Варсонофия Великого, "одеваются в одежды овчия", т. е. внушают мысли по-видимому правые, "внутри же волцы хищницы" (Мф. VII, 15), т. е. восхищают и прельщают сердца незлобивых тем, что кажется хорошо, а в самом деле зловредно. Свет, происходящий от бесов, обращается впоследствии во тьму. Да вразумит Господь всех нас, чтобы не увлечься мнимою их правдою.

События, так сильно ее взволновавшие, В. Сизова весьма подробно изложила в газете "Русь Православная", и почти слово в слово в выше названной брошюре. Однако, там и тут совершенно по-разному расставлены акценты. Одни события опущены, другие переставлены местами или, очевидно для вящей убедительности, обросли новыми подробностями.

Новоначальная женщина, бывшая, по ее же словам, тогда "человеком по существу неверующим и не способным принять чуда Божия", В. Сизова добивается от старца благословения читать по ночам акафисты и добавляет сугубый полуторагодичный пост. "Видения" и "голоса" не заставляют себя долго ждать, и выстраиваются длинной нескончаемой вереницей. Деликатно обходя имена многих якобы благословлявших ее старцев ("один архимандрит", "один батюшка", "один убеленный сединами духовник"), В. Сизова сетует на то, что ей никто не верит, жалуется, что ей "три года приходилось безуспешно обивать пороги московских редакций".

Но сами посудите, можно ли всерьез доверять такому автору, если в ее же изложении при описании одних и тех же событий, благословляющий ее "газетный" игумен Герман в брошюре превращается в игумена Гермогена? При сопоставлении текстов обнаруживается немало и других "чудесных превращений", но стоит ли далее занимать ваше внимание разбором этих столь явно недобросовестных описаний?

А пока выскажем свое мнение об "откровениях" В. Сизовой так, осторожно: это похоже на тяжелый клинический случай; точный же диагноз пусть устанавливают отцы духовники – это, как говорится, не нашего ума дело. 

"ВОСКРЕЩАЮЩАЯ РУСЬ", ИЛИ…

Около года тому назад настоятель Покровского женского скита обратился к нам с убедительной просьбой: написать для скитского храма новую икону Пресвятой Богородицы "Воскрешающая Русь". Поскольку о такой иконе доселе мы еще ничего не слышали, принялись неотступно вопрошать о ней всех знакомых и активизировали поиски. И вот, наконец, радость – у нас в руках брошюрка с изображением первообраза. Действительно, как нам и рассказывали о ней, икона оказалась весьма красивой, но... неканоничной, и первый восторг быстро сменился разочарованием.

Иконописный канон – это, по выражению архимандрита Рафаила (Карелина), "драгоценный многовековой опыт всей Восточной Церкви, опыт духовного видения и трансформации его в визуальном изображении. Канон не сковывает иконописца, а дает ему свободу. От чего? От сомнений, от опасности разрыва между содержанием и формой, от того, что мы назвали бы "ложью на святого"".

Не станем касаться истории написания этого образа, сейчас нас интересует именно каноническое, а точнее – мистическое его содержание. На первый взгляд – какое красивое название, кто ж из Православных не желает "воскресить" Святую Русь, возродить самодержавное царство, русские традиции и весь уклад той милой патриархальной старины, которыми жили наши великие пращуры! Какая красивая метафора – падающие из воздушного, как эфир, плата Божией Матери маленькие золотые крестики.

Но вдумаемся в название: почему "Воскрешающая"?

"Русь еще жива, Русь еще поет", – вторим мы вслед за о. Романом и Жанной Бичевской. "Пока в церквах Божиих молятся, панихиду рано править по Святой Руси",– наставляет матушка неразумного Добрынюшку в известной балладе. Так и хочется спросить словами Высоцкого: "Кто сказал, что земля умерла"?

Взгляните, Пречистая изображена в белом! Совершенно небывалый цвет облачения для Православной иконы. Конечно, оговоримся, встречается изображение Богородицы в белом на иконе "Шестоднев", где представлена жизнь будущего века; но там и Господь Иисус Христос, и Предтеча, и Ангелы, и вообще все святые пишутся в белых одеяниях, действие ведь происходит не на земле, а в Небесном Иерусалиме, где все совсем иначе. А тут Белая Дева парит над землей – и сразу на ум приходят латинские изображения Фатимского и Лурдского явлений "Белой Дамы".

К тому же в названии иконы закреплено название целого государства – Руси, чего до сих пор еще никогда не бывало; и вспоминаются попытки папы римского Пия XII на основании Фатимских "откровений" посвятить Россию Пречистому Сердцу Марии. "Беда не в том, что римский папа не сразу или "не полностью" посвятил Россию "Непорочному Сердцу", – беда была в самих фатимских явлениях и в неумении католиков распознать бесовский подлог", – пишет иеродиакон Макарий (Петанов) в книге "Правда о Фатиме".

Открываем Акафист иконе "Воскрешающая Русь", кондак 2 и читаем: "Аки солнце излучающая свет...". От Белой Девы во все стороны, как от солнца, исходят лучи, и сомнения не остается – мы уже видели такую икону на брошюрах так называемого Богородичного Центра (он же "Церковь Державной иконы"). Ересиарх – лжепророк Иоанн Береславский (В. Янкельман), возглавляющий эту тоталитарную секту, сочинил свое лжеевангелие "Третий Завет". Сектанты-"богородичники" исполнены апокалипсических настроений и называют нынешний период времени Эрой "Жены, Облеченной в Солнце". Это же название носят и очень популярные в их среде иконы "Белой Девы". Кстати, "богородичники" глубоко почитают папу римского, считая его наместником Христа, и обязаны за него молиться...

Но не только это роднит рассматриваемый образ с чуждыми по духу неправославными изображениями. Ну, конечно же, поэтическая "метафора" – падающие крестики! Где же мы видели нечто подобное? Ах, да! Вот Вам картинка (См. "Энциклопедия символов" В. Бауера) из масонских манускриптов: из тучки, словно манна небесная, валятся кресты, а некий средневековый бюргер ловит их в подол, или вернее, в масонский фартук – запон. Прелестный сюжет для магических карт Таро! Каково же его настоящее мистическое содержание? Кто автор этой загадочной картинки: доктор Папюс или сатанист Элифас Леви – судите сами.

Вдумчивый православный богослов, должно быть, усмотрит в изображении падающих крестиков немало еретических идеек – от поругания святого Животворящего Креста до хулы на Духа Святого. А вот Вам еще одна богохульная картинка и тоже масонского происхождения: здесь кресты уже не падают с неба, а хаотически набросаны и среди них, как среди леса, одинокая фигурка Христа. Архимандрит Рафаил (Карелин) справедливо указывает, что сложные аллегории в язык живописи вводятся обычно мистическими учениями и сектами (розенкрейцеры, масоны, антропософы).

Пусть простит нас уважаемый отец настоятель Покровского скита, но нет, не станем мы писать эту новосочиненную икону, содержащую сектантские мудрствования, несущую в себе столь необычную мистическую подкладку, не освященную традицией канона, а значит, возводящую ложь на Пречистую. И хоть, как говорят, уже проистекают от иконы чудеса и исцеления, однако же, факт исцелений сам по себе не свидетельствует о благодатности источника, из которого проистек. Ведь были же исцеления и от фатимской статуи, а языческая древность знала чудотворную статую Аполлона и изваяние человека Нериллина, которое прорицало и врачевало болящих. "Целители"-психотерапевты тоже преуспевают на этой стезе: Кашпировский, например, "лечит" целые стадионы.

ЛЮДИ И ДЕМОНЫ

"Человеки, потеряв смирение, признающие себя достойными не только совершать знамение, но и видеть их, жаждут чудес более, нежели когда-либо,– говорит свт. Игнатий (Брянчанинов) ("О чудесах и знамениях"). –Человеки, в упоении самомнением, самонадеянностью, невежеством, стремятся безразборчиво, опрометчиво, смело ко всему чудесному, не отказываются сами быть участниками в совершении чудес, решаются на это, нисколько не задумываясь".

Перед нами новая икона Царских мучеников с помещенным в верхней части образом Богородицы Остробрамской; все вместе называется "За Державу Российскую Скорбящая". Из ряда других известных икон Царской Семьи ее выделяет, конечно же, монохромное исполнение, как на черно-белых кадрах старой кинохроники. Почему? В брошюре "О языке Православной иконы" архимандрита Рафаила (Карелина) читаем: "Краски и цвета в иконе это не просто цвета, а ритмы гимна, который поет душа Богу. Краски иконы имеют иное значение, чем краски картины – они символичны". И далее о символике черного цвета следующее: "Черный цвет...мистичен. Это цвет пустоты и отсутствия жизни, олицетворенных в падшем ангеле. Этот цвет не может быть применен к Божеству для того, чтобы подчеркнуть тайну Божества и надмирность...Черный цвет поглощает лучи, а не отражает".

Снова название посвящено Российской Державе, а в акафисте этой иконе в икосе 1 читаем: "Радуйся, Жено, облеченная в Солнце"... Знакомый мотив, не правда ли? Так вот, значит, откуда "ветер дует", опять из "Богородичного Центра"? Сектанты-"богородичники" неправославны, их лжеучения содержат хулу на Святую Церковь с ее догматами и таинствами, их служения поругают Святого Духа, да и Саму Пресвятую Богородицу (Чего стоит сектантский обряд "окропления слезами Божией Матери"!)

"Грех богохульства страшен, – пишет священник Т. Сельский. – Нет ничего более приятного для демонов, чем хулить своего Творца и Владыку. Сугубую же радость дарует им богохульство, сказанное священнослужителем, в особенности же, если сказанное выдается за голос Церкви. Тут уж радости их нет предела: и само по себе богохульство приятно, и высота погибающего иерея Божия так льстит их бесовскому тщеславию: вот, мол, и его одолели.

В древних житиях святых рассказываются несколько случаев, как смрадный, черный, противный и страшный бес приближался в чувственном образе к человеку, как-либо согрешившему, хлопал его по плечу, называл братом, говорил, что очень скоро, мол, мы вместе с тобой будем, лез к человеку обниматься и целоваться, обдавая его смрадным духом.

Никто из людей в таких случаях не испытывал ничего кроме страха, омерзения и отвращения, люди отбивались, молились, призывали на помощь Господа и всех святых, а потом горько плакали о своих грехах, из-за которых подвергались такой напасти. Никому из них не пришло бы в голову соглашаться с омерзительным существом, которое назвало себя другом и братом.

И естественно, если бы кто из христиан оказался бы рядом в этот момент, он приложил бы все усилия, чтобы хоть как-то помочь брату освободиться от крепких объятий незваного гостя, пусть при этом пришлось бы несколько шлепнуть несчастного грешника, лишь бы не отдать врагу... А если, кроме вас двоих, в этих же смрадных "любовных" объятиях дьявола находится почти вся Церковь, Невеста Христова! Неужели вы не пожалеете даже ее? Вот до какого абсурда можно довести заповедь "не осуждай", если понимать ее неправильно",– заключает батюшка ("Вече" 1993 г.).

В брошюрке "Акафист иконе Божией Матери "За Державу Российскую Скорбящая" в качестве комментария к акафисту достаточно подробно изложена история ее создания. Тут, как и в предыдущих случаях, не обошлось без видений, таинственных голосов, "вразумлений", благоуханий и проч. Канва описываемых событий прослеживается весьма хорошо; несложно сопоставить их с образами демонских обольщений, руководствуясь книгой священника Родиона "Люди и демоны".

В подтверждение "истинности" откровения сопровождались даже "пиротехническими эффектами": "Было явление овального солнца, которое длилось около 15 минут", "были показаны огненные, острые лучи, исходящие подобно оружию", "в мгновенной вспышке были показаны две иконы", "Татьяна видела свечение от нимба". Голливуд, да и только! Но шутки в сторону – мы имеем дело с опасным, неправильным образом молитвы. Хоть участники событий его и прикрывают авторитетом известных старцев, однако, опыт святых отцов Церкви свидетельствует совершенно не в их пользу. 

"БУДЬ ВНИМАТЕЛЕН И ОСТОРОЖЕН!"

"Если святые не всегда узнавали демонов, явившихся им в виде святых и Самого Христа, то как нам возможно думать о себе, что мы безошибочно узнаем их? Одно средство спасения от духов заключается в том, чтобы решительно отказываться от видения их и от общения с ними, признавая себя к таким видению и общению неспособным", – наставляет нас преп. Антоний Великий (См. Patrologia, Том LXXIII). "Вторгающийся в чувственное видение духов самопроизвольно, поступает неправильно, незаконно, В противность воле Божией: невозможно такому избежать обмана и следующих за обманом самообольщения и повреждения".

Как и в случае с В. Сизовой, голоса повелевают ("Ты должен писать", "скажи об Апокалипсисе", "ты Мою икону напиши"), обращаясь к личности "контактирующих", тонко всевая в их сознание мысль о важности порученного дела, о высокой миссии такого служения.

"Будь внимателен и осторожен! – говорит преп. Григорий Синаит (См. Добротолюбие, т. 1) – Не позволь себя доверить чему-либо, не вырази сочувствия и согласия, не вверься поспешно явлению, хотя бы оно было истинное и благое; пребывай хладным к нему и чуждым, постоянно сохраняя ум твой безвидным, не составляющим из себя никакого изображения и не запечатленным никаким изображением... Бог не прогневается на того, кто опасаясь прелести, с крайней осмотрительностью наблюдает за собою, если он и не примет чего посланного от Бога, не рассмотрев посланное со всею тщательностью; напротив того, Бог похваляет такого за его благоразумие".

Действительно, даже Сама Пресвятая Богородица выразила сомнение явившемуся к Ней Архангелу Гавриилу: "Како будет сие, идеже мужа не знаю?" (Лк. 1, 34). Уже при первых же словах ангельского приветствия, Она, по свидетельству евангелиста, "смутися о словеси его, и помышляше, каково будет целование сие".( Лк. 1, 29) А вдохновенное пророчество св. Елисаветы начинается как бы испытующим вопросом: "И откуда мне сие, да прииде Мати Господа моего ко мне?" (Лк. 1, 43) Уста же св. Захарии были запечатлены немотой не только в наказание за неверие Архангельскому вещанию ("По чесому разумею сие? Аз бо есмь стар и жена моя замоторевши во днех своих". Лк. 1,18), но более в подтверждение истинности явления.

Дивеевская первоначальница Александра Мельгунова под руководством опытнейших отцов исследовала достоверность бывших ей явлений Божией Матери. А ведь преп. Серафим Саровский свидетельствует, что матушка Александра "была великая жена, святая: смирение ее было неисповедимо, слез источник непрестанный, молитва к Богу чистейшая, любовь ко всем нелицемерная".

Любопытно, что "контактеры" с новой иконой ставят "опыты" – проверяют, как мгновенно она "обличает лицемерное отношение к Царской Семье и фарисейство". Кто, мол, не доверяет истинности ихних духовных впечатлений, тот не почитает святых Царских Мучеников. Какое безумное, жалкое самообольщение!

Дорогие отцы и братья! Предвидим, что в возражение на наши доводы нам напомнят историю с Песчанской иконой, описанную у князя Жевахова, вспомнят и Порт-Артурскую; но рассмотрите повнимательнее суть бывших о них пророчеств, и вы убедитесь, что там и тут явления совершенно разного порядка. Дай Бог всем нам духовной чуткости, рассудительности, осторожного отношения ко всякого рода новшествам ("Христос вчера и днесь Той же"), крайней осмотрительности, непрестанного сердечного сокрушения о собственных грехах, чтобы следовать воистину Царским душеспасительным путем: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. (Псал. L, 19)

Своего мнения мы не навязываем, мы пытались разобраться в происходящих событиях, по возможности избегая навешивания ярлыков, опираясь на мистический опыт Вселенского Православия, руководствуясь священными примерами. Мы надеемся, нам очень бы желалось, чтобы наше обращение принесло не новые расколы и разделения, а способствовало уврачеванию недугов в православной среде, ведь чем тяжелее, чем запущеннее болезнь, тем болезненнее исцеление.

С любовью о Господе,

иконописцы Макаров Владимир, Макаров Игорь, Панова Елена, Туманов Игорь (г. Ростов-на-Дону), Чернобаева Виктория (г. Шахты), Андриенко Михаил, Саликов Дмитрий (г. Новочеркасск), Кравцов Георгий, Бурцев Алексей (г. Таганрог), Шишканов Игорь, Любимова Валентина (г. Сергиев Посад)

№ 73, июль 2003 г.

Чёрно-белые страхования

Декларируя свое желание опираться на каноны и традиции,
критики новых чудотворных икон на деле отказывают нашей Церкви
в способности развиваться и соответствовать современным запросам
русского духовного возрождения

Всегда приятно иметь дело с оппонентами, которые не желают кому бы то ни было навешивать ярлыки, опираясь в своих доводах "на мистический опыт Вселенского Православия, руководствуясь священными примерами". Но, увы, благие намерения не всегда приводят к ожидаемому результату. Вновь за стремлением "способствовать уврачеванию недугов в православной среде" мы видим огульные обвинения в профанации, хуле, отсутствии духовной трезвости и рассудительности. И выслушиваем "осторожный" (а каков же неосторожный?) диагноз – "тяжелый клинический случай".

ОГОВОРКИ И ОПЕЧАТКИ – НЕ АРГУМЕНТЫ

Дорогие отцы и братья! Это тревожное письмо вызвано желанием разобраться в происходящем вокруг нас, желанием защитить наши святыни от профанации. Но спешим сразу предупредить Вас – в нем Вы не найдете универсальных ответов на поставленные здесь вопросы. Ответов на них мы пока не знаем и сами. Мы просто пытались изложить свою точку зрения и надеемся с Вашей помощью разрешить наши недоумения.

Ну что ж, оставим и ваши вердикты на рассмотрение отцов-духовников, к которым с опозданием на 12 лет вы отсылаете матушку Валентину Сизову. За долгие годы общения с ней они не сумели обнаружить той духовной прелести и самовозвеличивания, которые вы слету рассмотрели на основании издательской опечатки (Герман-Гермоген) и вырванных из контекста слов. Охотно верю и в то, что вы – в отличие от Сизовой – обладаете даром излагать одни и те же события хоть на двух страницах, хоть на 20-и в одних и тех же словах, ни разу не добавив ни единой подробности. Но не каждому дан такой талант...

Зарисовка, с которой вы начинаете свое повествование, конечно же, производит тягостное впечатление. И особенно тягостное оттого, что кое-кому удалось-таки оклеветать Сизову, якобы утверждавшую, что благодать с Державной иконы ушла и молиться перед этим образом больше нельзя. Ложь! Ничего подобного матушка никогда не говорила. Рассказывая о своем видении, она всегда употребляла осторожное выражение "как бы перешла" и всегда имела в виду только "особость" благодати – то судьбоносное значение, которое почивало на иконе. Ведь судьбы православных народов всегда строились на том, что в определенный отрезок времени особая благодать почивала именно на одном каком-либо образе. В один исторический отрезок времени судьбоносное значение для России хранил в себе Владимирский, в другой – Казанский, в третий, четвертый, пятый – Донской, Тихвинский, Смоленский, Феодоровский образа...

Сама Пресвятая Богородица печаловалась когда-то свт. Иоасафу Белгородскому в следующих словах, засвидетельствованных в его житии: "Образ Мой (Песчанский) назначен для этой страны источником благодати, а они (служители Церкви) поместили его в навоз!" Значили ли Ее слова, по вашей логике, что иные Ее образы не являлись источниками благодати? И святитель вторил Заступнице Усердной: "В сем образе преизобилует особенная благодать Божия, и в нем Пресвятая Владычица являет особенное знамение Своего заступничества, для сея веси и целой страны".

Но 150 лет спустя после этого свидетельства русские люди не захотели услышать призыв Песчанской Божией Матери (Да-да! Мы вновь напоминаем о свидетельствах товарища обер-прокурора князя Н.Д. Жевахова в его "Воспоминаниях"), засадили глашатая Ее небесных гласов в сумасшедший дом и – получили 1917-й год и еще более страшный следующий, когда попустили убийство Помазанника Божия...

С тех пор милосердная Царица Небесная чрез Державный Свой образ мистически хранила отобранные клятвопреступниками скипетр и державу последнего русского самодержца. Но разве эта миссия не была исчерпана с возвращением царственных атрибутов в руки государя-страстотерпца, прославленного наконец-то нашей Церковью? Думается, в этом и заключалась особая благодать Державного образа, особая его роль. А ныне у России новые задачи...

Иными словами: по свидетельству матушки Валентины Сизовой, Царице Небесной угодно было явить особую благодать на ином Своем образе – какой Ей Самой был угоден.

Такая трактовка вас устраивает?

О КАТОЛИЧЕСКОЙ ЭКСПАНСИИ

С чувством глубокого удовлетворения прочитала ваши свидетельства о том, как латиняне во главе с папой использовали Ченстоховский образ Богородицы в своих притязаниях на Россию. Я вообще считаю, что вся эта нелепо затянувшаяся "история" с плененным образом уже играет свою положительную роль в возрождении России хотя бы потому, что мало-помалу способствует отвращению от еретиков той части православных, которые еще вчера называли католиков братьями, а их "церковь" – сестрой. Но есть в ваших свидетельствах и несколько смешная, "тетеревиная" сторона. Связана она с тем, что изначально вопрос об агрессивности латинства был поднят именно благодаря Сизовой, которую теперь вы пытаетесь "отвратить" от филокатолических настроений и обвинить аж в алчных притязаниях на "кусок русского пирога" (интересно, каким вы его представляете для супруги православного священника?).

Еще у истоков своих мытарств она ознакомилась с одной брошюрой преосвященного Иосифа (Соколова), епископа Михайловского, викария Рязанской епархии (†1902). С начала 70-х годов XIX столетия он, тогда еще отец Никодим, призванный в числе "отборных лиц из духовенства" укреплять русское дело в замиренном после польского мятежа крае, настоятельствовал в храме свв. Кирилла и Мефодия (которые и принесли чудотворный образ в славянские земли) в городе Ченстохове.

Будучи человеком высоко образованным, отец Никодим (а в дальнейшем – епископ Иосиф) оставил достаточно обширное литературно-исследовательское наследие, среди которого есть две брошюры об обсуждаемом нами предмете: "Ченстоховская чудотворная икона Богородицы в Ченстоховском Ясногорском монастыре...", изданная в Вильно в 1881-м году, снабженная литографиями и 252 комментариями, и аналогичная, но более популяризированная, изданная в Гродно в 1895-м. В этих трудах автор-исследователь обстоятельно изложил историю образа, дал подробное его описание (ибо еп. Иосиф был одним из немногих православных, кто видел икону без риз) и привел текст молитвы, составленной автором (и одобренной Святейшим Синодом).

К слову, в то же время он на собственные средства заказал для храма точную копию Ченстоховского образа некоему Блазиусу Люксу – одному из лучших местных живописцев. Это была последняя работа иконописца, болевшего к тому времени чахоткой, и, по его свидетельству, вышла икона так хорошо, как никогда ранее он не писал... Отпуская образ от себя, он плакал. А на обратной его стороне начертал вслед за пророком Осией и апостолом Павлом: "Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?" И Пресвятая Богородица призрела на труд Своего живописца. Одним из первых Ее чудес стало исцеление больных ног у отца семейства и глаз у его малютки-дочери...

В этих же брошюрах были обстоятельно описаны и все безобразия, связанные с использованием Ченстоховского образа поляками в своей неуемной ненависти к России (их гораздо больше, чем приведенных вами, вплоть до чеканки поляками в дни мятежа 1863 года специальных медалей, на одной стороне которых был отлит Ченстоховский образ Богородицы, а на другой – Терновый венец, надломанный крест с изображением распятого Христа, ветвь розги и надпись: "Боже, избави наш край" – от русских, конечно).

И что же? Убоялась ли Русская Православная Церковь злобы еретиков? Перестала ли молиться пред "опоганенным" образом? Напротив. Святейший Синод полностью поддерживал распространение почитания плененной святыни (я насчитала 12 официально прославленных его списков, явленных на территории России, Украины и Белоруссии, хотя, вероятнее всего, их больше).

В те времена наша Церковь и на территории России обладала точной (точной – по его состоянию на начало XIX века) копией Ченстоховского образа – в Казанском соборе Санкт-Петербурга.

Как известно, во время нашествия Наполеона поляки были одним из "двунадесяти языков", поднявшихся против России, причем, по замечанию государя императора Николая I Павловича, поляки были "более ожесточенные, чем все прочие участники этой войны, совершили более всего злодейств из тех же побуждений ненависти и мести, которые одушевляли их во всех войнах с Россиею". Даже после победы над Наполеоном Ченстоховский монастырь продолжал оставаться средоточием враждебных сборищ, прибежищем смутьянов и революционеров.

Россия (после того, как Божиим Промыслом Польша вошла в ее состав) не могла не реагировать на такой источник опасности, и в 1813 году, по взятии Варшавы, светлейший князь Михаил Илларионович Кутузов специально командировал Фабиана Вильгельмовича барона Остен-Сакена с корпусом войск к Ченстохову для взятия "положительно враждебной Российскому царству Ченстоховской примонастырской крепости", в которой засели польские повстанцы.

После тщетной осады Сакен вынужден был начать бомбардировку. Комендант крепости незамедлительно сдался, а настоятель монастыря вынес навстречу победителю икону Богородицы – копию Ченстоховского Ее образа, только меньшего размера: 13 вершков длины и 10,5 ширины. Генерал-лейтенант Сакен передал образ Кутузову, а тот переправил его в столицу.

Император-победитель Александр I повелел поместить святыню в Богородице-Рождественском приделе Казанского собора (где с того времени каждый вечер Рождества служились благодарственные молебны Пресвятой Богородице за Ее помощь в избавлении России от вражеского нашествия) и пожертвовал личные средства на изготовление богатого серебряного оклада, украшенного драгоценными камнями...

Все эти факты уже много лет были знакомы матушке Валентине, и она постаралась донести их до православных – чтобы излить свою боль за поруганную святыню – точно так, как поступила в девятнадцатом столетии Русская Православная Церковь во всей ее полноте. 

ПАПА ВЫШЕ БОГА?

Что же касается того, кто и о чем молился перед Ченстоховским образом, то ваши аргументы вряд ли можно отнести к области православного самосознания. Позвольте спросить: вы в Кого (или во что) веруете? В Господа нашего Иисуса Христа, Который, по свидетельству святых отцов, "молитв злых не приемлет", или в силу прошений папы римского, у которого, по вашей логике, Сам Бог на побегушках?

И откуда такая тенденциозность в отношении именно к Ченстоховской иконе? А о чем, по вашему мнению, молились и молятся папы, скажем, перед мощами святых апостолов Петра и Павла или святителя Николая? Уж не о сохранении ли русскими апостольского вероисповедания в чистоте и непорочности? Или в других местах – не пред Ченстоховским образом – в ваших глазах просьбы римского понтифика не имеют такой страшной силы? Полноте! Еретиков надо бояться не вне Церкви, а в ее недрах...

Такую же цену имеет и ваш аргумент о Самозванце. Почему вы считаете, что "Лжедмитрий, связанный обещаниями папе в пользу совращения России в католичество", искал покровительства только у Ченстоховской Богородицы? Оставляю этот факт на вашей совести – лично мне не довелось найти какие-либо исторические свидетельства о посещении Лжедмитрием Ясногорского монастыря. Зато читала о другом: о том, как венчанный на русское царство иуда-расстрига, будучи в Москве, демонстративно молился в сердце ее – Кремле, прикладываясь к наиболее почитаемым иконам и заставляя делать то же самое прибывших с ним поляков, после чего тут же (на празднестве после "православного" венчания с Мариной Мнишек) пил за славу польского оружия. Как же быть со святынями Успенского кремлевского храма? Тоже на всякий случай "поблюстись": перестать перед ними молиться, как перед "опоганенными", и не писать с них списки?

Вряд ли на земле (а тем более в послебогоборческой России) осталась хоть одна святыня, которая так или иначе, словом или делом, не была бы оскорблена, поругана богоборцами: иудеями, агарянами и еретиками. Так что же из того? Перестали ли святыни быть святынями? Утеряли ли свою благодать? Почему вся катавасия разворачивается вокруг только Ченстоховского образа?

Вы опасаетесь того, что если-де "римскому понтифику вздумается привезти чудотворную икону в Россию, латинские костелы наполнятся толпами православных верующих"? Опомнитесь, православные! Вот уже тысячу лет (если иметь точкой отсчета отпадение католиков от полноты Церковной) Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь благословляет паломничества и поклонения святыням, рожденным в ее недрах, в чьих бы руках они ни находились. Я лично за большую милость Божию к себе, грешной, почитаю то, что Господь сподобил меня поклониться в Палестине не только Гробу Господню, но и тем святым местам, которые находятся "в собственности" латинян.

А с каким благоговением прикладывался к святыням приснопамятный митрополит Иоанн (Снычев), возглавлявший паломническую группу! Везде, где можно, служил молебны... Важно ведь различать, зачем идут в здания иных конфессий: поклониться родной святыне или побрататься с еретиками, присоединившись к чуждым молитвам...

БЕЗОСНОВАТЕЛЬНЫЕ ОПАСЕНИЯ

К своим доводам против почитания Ченстоховского образа вы присоединяете и размышления о судьбах других икон – мол, блюдитесь, как опасно ходите. Но для того, чтобы вести разговор компетентно, надлежит прежде изучить судьбу каждой из упоминаемых вами икон всерьез и во всех аспектах. Я не могу считать себя таковым исследователем. Но при всем при том вижу, что и здесь ваша аргументация "против" вызывает глубокие сомнения. Как и в случае с Ченстоховским образом, вы, декларируя свое стремление опираться "на мистический опыт Вселенского Православия", на деле оглядываетесь на то, что будут говорить (и говорили уже) различные "княгини Марьи Алексевны", будь то папа, монах-расстрига, сектанты и прочие люди, не имеющие ни малейшего отношения к нашей Церкви.

Вы торопитесь объявить икону "Воскрешающая Русь" неканоничной только на том основании, что вам никогда не приходилось видеть белое одеяние на образах Богородицы, кроме как на латинских и сектантских? Это очень печально. Неужели среди одиннадцати авторов-иконописцев не нашлось ни одного, кто хотя бы листал известнейшую книгу Н.П. Кондакова "Иконография Богоматери"?

На ее страницах есть среди прочих изображение прекрасной древней иконы Матери Божией "Милосердие". Греческий оригинал ее относится к VIII-IX векам, позднее же он был принят как латинянами, так и нашей Церковью (автор приводит, в частности, изображение иконы XIII века, хранившейся в Нижнем Новгороде, и упоминает о таком же образе из ярославской церкви Спаса). Вам стоило бы на него взглянуть, прежде чем делать столь категорические выводы. Да и вообще, думается, нелишне будет потщательнее изучить греческую и русскую иконопись и те самые каноны – "драгоценный многовековой опыт всей Восточной Церкви", – следовать которым вы совершенно справедливо призываете.

Лично у меня в святом уголке есть две совершенно каноничных иконы Богородицы "в белом": благословение с Афона – образ Царицы Небесной "Иерусалимская" с золотистым отблеском одеяния и "Остробрамская", приобретенная в Александро-Невской Лавре. А какого цвета, по-вашему, покров и поручи на иконе Царицы Небесной "Умиление", пред которой молился преподобный Серафим? В одежды какого цвета одета Матерь Божия на иконах Ее явлений иным святым (тому же преподобному Серафиму или, например, равноапостольной Нине)? И не такие ли же белые, сияющие одежды видели многие преподобные во время явлений к ним Пресвятой Девы?

И как быть не просто с традицией, а с огромной любовью русских людей одевать наиболее почитаемые образа в серебряные и златопосеребренные, начищенные до белизны оклады? Кстати сказать, на репродукциях этих икон, которым несть числа, вообще невозможно узнать, в одежды какого цвета одета Пречистая Матерь Божия – они однозначно воспринимаются как белые, по цвету окладного одеяния.

Это – о белом цвете. Теперь – о черном.

При всем уважении к архимандриту Рафаилу (Карелину) мне гораздо ближе и понятнее высказывания святых отцов Церкви, которые, мягко говоря, недоумевали в ответ на представления о черном цвете как о чем-то зловещем. Напротив, они рассматривали его как символ (но никак не мистику) смирения, указывая при этом на монашеские одежды. Божество (а вернее сказать – лики Божества), действительно, никто не изображает в черных красках, кроме сатанистов и каббалистов, но обсуждаемые вами образы и не дают повода для их обвинения в этом кощунстве. Что же касается одежд, то черный цвет встречается в одеждах Господа, Его Пречистой Матери и святых не так уж и редко – посмотрите хотя бы на одеяния Иисуса Христа, Богородицы и Иоанна Предтечи на "Деисусе" XV века в Третьяковской галерее.

Вы не против смирения перед Божеством? И в каких красках вы сами-то, братья и сестры иконописцы, пишете одежды преподобных? Нестора Летописца, например, Никиты-Столпника, Иосифа Волоцкого, Нила Сорского, Сергия Радонежского, Серафима Саровского (у последнего, впрочем, спектр одежд на многочисленных его иконах простирается от белого до черного)...

Что же касается "Жены, облеченной в солнце", то я остаюсь при убеждении, что это – строка из первой строфы двенадцатой главы Апокалипсиса, то есть данный нам Богооткровенный образ, но никак не наследие "Богородичного центра", откуда, по вашему мнению, "ветер дует". То, как и в каких целях используют сектанты (и вообще всякие еретики и богоборцы) достояние нашей Церкви, никак не может изменить отношения православных к этому достоянию, врученному нам Самим Господом.

А если полагать, что после "опоганивания" этого образа "белыми братьями" уже и упоминать о Жене, облеченной в солнце, опасно, не то что обращаться к Пресвятой Богородице апостольскими словами или писать одноименные образы, то недолго сделаться единомышленником другой секты, гораздо более древней (II–III вв. по Р.Х.) – аологов (в переводе с греческого "противников слова"), которые, "отвергая дар Духа", по оценке св. Иринея, дошли до полного отрицания Откровения Иоанна Богослова.

ЧЕНСТОХОВСКИЕ ТАЙНЫ

И в заключение несколько слов о других соблазнах, связанных с Ченстоховским образом Пресвятой Богородицы. В последнее время все чаще звучат утверждения, будто бы в 1813-м году в Россию была доставлена не копия, а оригинал чудотворного образа (при этом ссылаются на заметку некоего Вениамина Михайлова в № 6 журнала "Историческая летопись" за 1915-й год). Слухи эти не новы, они возникли почти сразу же после прибытия образа в Казанский собор и вызваны, вероятно, не чем иным как горячим желанием русских людей вернуть утерянную святыню и достойно ее почтить. Указывают на то, будто бы именно Кутузов реквизировал образ (хотя лично-то он и не участвовал в осаде Ченстоховской крепости)...

Архивные документы свидетельствуют о другом: "Главнокомандующий армиями г. Генерал-фельдмаршал князь Голенищев-Кутузов-Смоленский при отношении своем из Трахенберга от 31-го истекшего марта, препроводил... ключи покоренной Российскому оружию Ченстоховской крепости и предоставленный генерал-лейтенантом Сакеном список с образа Ченстоховской Божией Матери; а в то же время г. генерал от артиллерии граф Аракчеев... объявил... что оригинал сего образа оставлен в прежнем месте..." (РГИА. Ф. 805. Оп. 2. Д. 632. Л. 1).

Да и трудно представить, чтобы Благословенный государь Александр Павлович, в душе которого война с Наполеоном вызвала коренной перелом и обратила от либеральных мечтаний к горячей, нелицемерной вере, не решился достойно принять древнюю святыню, а повелел поместить ее "без особой какой-либо церемонии", как свидетельствуют документы.

На возражения же, что сделано это было тайно, "дабы не травмировать чувства верующих католиков", можно заметить, что вряд ли государь-триумфатор, чье имя звучало на устах всей Европы, побоялся бы это сделать. Не побоялся же другой русский государь, Александр-Освободитель, вместе с Синодом отдать распоряжение разобрать до основания католический костел св. Иакова, что и было сделано в качестве наказания полякам за их участие в мятеже в 1869 году. А Ченстоховская крепость при монастыре, в которой повстанцы размещали оружие, была срыта и валы ее разровнены в 1845-м...

Следует заметить и то, что переправленный в Россию образ отличается от первоисточника размерами. Длина оригинала, по свидетельству преосвященного Иосифа (Соколова), составляет аршин и семь с половиною вершков, ширина – аршин и два вершка, толщина – вершок (то есть, чуть больше метра длины, 80 см ширины и 4,45 см толщины), а копия насчитывает всего лишь 13 вершков (меньше 60 см) длины и 10,5 вершков (меньше полуметра) ширины. При этом латиняне и поныне одевают и переодевают почитаемый образ в древние ризы, которыми очень гордятся (одну из них, жемчужную, украшенную бриллиантами, самолично изготовила королева Ядвига). Посему вряд ли слухи о возвращении Ченстоховского образа в Россию имеют под собой реальную почву.

Вообще Ченстоховский образ хранит много тайн и загадок (недаром он "ченсто"–часто "ховающийся"–скрывающийся). Устное предание говорит, что где-то в середине XV века образ однажды вдруг "ушел" с иконы, и паулины, придя на утреннюю службу, с ужасом увидели, что доска осталась без малейших признаков живописи. Срочно пригласили мастеров, работавших в греческой манере, но когда они пробовали наложить краски, те оплывали. Тогда вызвали других живописцев, латинских. Они заново наложили грунт и написали свой собственный образ... Так это или нет, трудно судить, ибо ссылок на первоисточник этого предания обнаружить не удалось.

Но что совершенно очевидно и подтверждается самими католиками, так это факты многочисленных реставраций. Да таких, что после них руку евангелиста Луки уже не узнать. Единственное, что может указать на труд апостола, это возраст доски и ее "трехчастность" – след сабли разъяренного гусита, разрубившего в 1430-м году чудотворный образ на три доски. Что же касается сходства с оригиналом, то многочисленные списки, прославившиеся в России, конечно же, более близки к нему, в том числе и икона, хранившаяся в Казанском соборе.

Где она теперь? По некоторым сведениям, официально не подтвержденным, икона вывезена Музеем истории религии (бывшим музеем атеизма), принужденном покинуть своды Казанского собора, вместе с иными "экспонатами" в новые помещения на Почтамтской улице.

Публикуя первое подробное исследование Ченстоховского образа, его автор, будущий преосвященный Иосиф (Соколов) писал 120 лет назад: "Есть таинственные, неведомые, сокровенные Божии пути, по которым правда, при всех стеснениях, искажениях и даже гонениях на нее, никогда не гибнет и чрез ряд веков заявляет о своей неотразимой истинности и своем величии, – тогда как неправда, напротив, при всем своем иногда господстве и видимом по местам превосходстве, сама дает чувствовать свою несостоятельность, причем самое ее искусно поднимаемое и удачно на иной взгляд выставляемое превосходство весьма часто служит именно к подтверждению затемняемой его святой, чистой истины, всегда в сущности смиренной и в своем именно смирении великой".

Веруем, что некогда так и будет с Ченстоховским образом Пресвятой Богородицы.

Е. Карасева

№ 73, июль 2003 г.

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования