Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ВЗГЛЯД": Пояс преткновения. Пояс Богородицы показывает, как и во что на самом деле верят наши люди


В Москве побывал пояс Богородицы, и это стало по-своему редким испытанием для атеистической столицы верующего государства, но дело, как представляется, вовсе не в тяготах, которые перенесли и православные, и антиправославные, и сочувствующие первым и вторым лагеря.

Онлайн-репортажи из растянувшейся на километры очереди к храму Христа Спасителя, соперничающие с репортажами из пробок, этой очередью спровоцированных, рассуждения о плохой организации, споры о мракобесии и святости, история с вип-пропусками – все это словно призвано было показать, что собственно религиозная часть мероприятия куда менее важна, чем социальная.

И это отчасти правда, хотя и совсем не в том смысле, в каком преподносилось: конфликты, скандалы и нервные полемики – лишь свидетельство того, что у различных общественных групп есть масса претензий друг к другу и к государству, а Пояс стал лишь поводом вспомнить старые обиды и срочно сконструировать новые. Празднование Курбан-байрама было точно таким же, поэтому разбирать, кто прав, кто виноват, не имеет никакого смысла. Как и все разъяснения о том, что где-то есть еще кусочки этого Пояса – ходите, мол, поклоняйтесь: совершенно все это лишнее, совсем не о том...

У православных ведь своя правда, у возмущенных антиклерикалов – своя, у чиновников, заходящих к святыне через черный вход, чтобы не стоять с плебсом очередь, – своя, а у РПЦ, этих чиновников пускающей по спецталонам, – соответственно, своя. Никто ведь никого ни в чем не убедил: одни укрепились в вере, другие – в неверии, третьи – в понимании несправедливости социального мироустройства: никаких преображений савлов в павлов, все остались при своих, и меньше всего интересно судить, кто тут самый правый.

Интересно вот что.

Насколько неожиданным оказалось это недельное торжество искреннего, немного наивного православия, что волей-неволей закрадывается сомнение в том, что количеством прихожан (или даже захожан) стоит измерять веру. Если столько людей добралось испросить благодати, то сколько просто не доехало, не нашло денег, не успело собраться, заболело и так далее.

Отдельно, наверное, нужно отметить, что стояли в очереди отнюдь не бабушки из захолустных деревень: к поясу пришли горожане разного возраста, разного социального статуса, разных взглядов на жизнь. И, казалось бы, исключительно важно, что их привело – искренняя вера, желание решить какие-то свои проблемы, ожидание чуда, инстинкт толпы, полуязыческие предрассудки или любопытство. Но вот это как раз не имеет почти никакого значения.

Важно, что вера, социально никак не укорененная (а в России, в отличие от США, не ходят целыми пригородами на воскресную службу и не называют, как в Германии, одну из ведущих политических партий страны "христианскими демократами"), имеет такое действительно сильное влияние на души и умы.

РПЦ организует свою миссию из рук вон плохо, и отдельные усилия таких людей, как Владимир Легойда или диакон Андрей Кураев, мало что меняют, но и это не мешает собирать крестные ходы, которым позавидует любой Курбан-байрам. РПЦ не взращивает и не удобряет почву, и вера растет себе как сорная трава. Церковь просто существует, постоянно соглашаясь во всем с кесарями и кланяясь направо и налево всем мирским князьям, но это ничуть не умаляет ее авторитета. При этом РПЦ бюрократически вынесена за рамки госаппарата: никому не придет в голову у чиновника какого-нибудь министерства всерьез спрашивать, какой он веры, а от учителей физики требовать знания заповедей. И это идет в плюс: любая бюрократия сносится как неизбежное зло, а православная церковь стоит как бы поодаль.

Никакие скандалы в монастырях, то и дело прорывающиеся в СМИ, и никакие рассказы о том, как удивительно неумны бывают священники на местах, не могут поколебать этой по-настоящему народной веры. Народной – не крестьянской, конечно, не архаичной, а вполне такой уже городской, лайт-версии, где все для твоего удобства, и можно даже не слишком поститься и даже молиться не всегда. Вроде как фен-шуй или йога: ну, пропустил одно занятие, что ж теперь, расстраиваться, что ли. Зато потом можно напрячь все силы и выдать на-гора подвиг – пусть маленький, зато заметный.

Поэтому основным содержанием всей повседневной политики следующих пяти-шести лет будет, помимо установления справедливости, поиск такой формы духовности, которая была бы с одной стороны не слишком ежедневно обременительной, а с другой – показывала бы время от времени высоты духа. В регионах, кстати, этот процесс уже идет: губернаторы рассуждают о духовности через запятую после улучшения уровня жизни населения.

Я, в отличие от многих моих коллег, в последнюю очередь кричал бы о "мракобесии", а задумывался, прежде всего, о том, что и как придется делать, когда станет понятно, что "духовность", как и ценности потребления, счастья-то не приносит.

Сейчас маятник качнулся в другую сторону, но ведь размах уже не слишком велик – скоро снова будет "про капитализьм", и вот тогда – когда наступающая с Поясом Богородицы наперевес модель народного счастья будет дискредитирована (а она будет, конечно: за духовность сейчас возьмутся те же люди, что брались в свое время и за общество потребления – скоро и Анатолий Чубайс со своим Роснано подтянется, дайте полгода), что ждет нас тогда?

Пока трудно представить, но подождем нового романа Пелевина: обычно Виктор Олегович все доступно объясняет. Про духовность он написал всего лишь лет пять назад, в "Ампире V".

Есть в России и неизменные величины. За то и любим.

Михаил Бударагин

"ВЗГЛЯД", 28 ноября 2011 г.

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования