Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА ПРОТЕСТАНТ": Будущее евангельских Церквей России: свет и тени. Евангельская Россия заждалась верующих с высоким духовным потенциалом


 "Итак знай, что Господь, Бог твой, есть Бог, Бог верный, Который хранит завет [Свой] и милость к любящим Его и сохраняющим заповеди Его до тысячи родов." (Втор.7:9).

Политические и экспертные сообщества, правительственные и международные организации регулярно готовят прогнозы и аналитические оценки будущего развития тех или иных объектов исследования. Нам постоянно предлагается ознакомиться с различными прогнозами развития российского общества, его экономики, международных отношений. Такие исследования позволяют вырабатывать правильную стратегию развития, предпринимать нужные шаги для достижению заданных целей, избегая при этом возможных опасных явлений и тенденций. В целом, такие предсказания обладают высокой точностью предвидения и как инструмент долгосрочного планирования и прогнозирования довольно эффективны.

1. Неразрывный клубок проблем

Если попытаться обобщить выводы и рекомендации многих последних публикаций и выступлений по поводу будущего положения евангельской Церкви в России, а затем на основе этого анализа попытаться ответить на вопрос: "что же ждет нашу Церковь в будущем?", то ответ на него будет выглядеть следующим образом:

1. Если кардинально не изменить положение по целому комплексу проблем внутри наших церквей, то надежд на улучшение нет.

2. Если делать что-то бессистемно по улучшению, то ситуация будет продолжать ухудшаться.

3. Если вообще ничего не менять (то есть делать то, что делалась в прошлом) – она будет ухудшаться быстрее.

Для такого ответа есть свои объяснения.

Все проблемы Церкви завязаны в клубок причинно-следственных зависимостей и представляют собой неразрывную систему, в которой вроде вполне реальная задача по улучшению одного элемента системы наталкивается на ограничения многих других элементов этой же системы, решить которые одновременно не представляется возможным.

Я как экономист приведу пример из области знакомой мне лично. В свое время советские руководители знали об этом железном законе ограничений системных улучшений, но, тем не менее, они часто пытались их преодолеть. На Украине решено было построить крупный химический комбинат в г. Лисичанск и превратить его в суперпередовое производство, как тогда говорили, во "флагман отрасли". Чтобы преодолеть низкое качество исходных элементов этого проекта (советское оборудование, советское качество строительства и многое другое) решили, что весь комбинат от начала до конца будут строить, оборудовать, налаживать западные немцы. Немцы были кругом с тем, чтобы советское вмешательство (негативное, конечное) было полностью исключено. Завод построили немцы, оборудование завезли немецкое, затем обучили инженерно-технический персонал в Германии. затем немецкие специалисты подготовили будущих рабочих по всем цехам и профессиям. Потом вспомнили и тоже в Германии обучили управленческий персонал. Вроде бы все учли. Запустили завод, две недели он отработал по своим нормативным алгоритмам, а затем постепенно сполз вниз по всем показателям, и к концу года уже ничем не отличался от обычного советского предприятия этой отрасли.

Стали разбираться: оборудование - прекрасное, инженеры - компетентные специалисты, рабочие – высокой квалификации, даже управленцы и те были подготовлены, но сменная выработка ухудшалась. После почти месячного мониторинга эксперты пришли к выводу: все элементы системы соответствовали немецким стандартам, а вот заработная плата оставалась советской, и в результате вся система самопроизвольно приводилась к уровню эффективности своего самого худшего звена – к советской зарплате.

Нечто подобное наблюдается и в наших церквах. Церковь, помимо того, что она является телом Христовым, выступает еще и как дело рук человеческих, то есть она как социальный институт представляет собой организационно-управленческую систему, которая состоит из целого ряда ресурсных или функциональных элементов: руководства, служителей, общины, внутрицерковного и внецерковного служения, притока-оттока финансов и пр. В начале 90-х гг. во многих наших церквах протекал один и тот же алгоритм "улучшений": будущие пасторы обучались в организованных по западным лекалам богословских учреждениях, а то и просто за рубежом, учебники вроде тоже были переведены на русский язык, руководство церквей консультировали западные миссионеры, некоторые проекты финансировались при участии наших западных спонсоров. Но, как свидетельствуют очевидцы, большинство студентов обучались не тому богословию, вернувшиеся из обучения выпускники богословских заведений не находили себе место в своих церквах, верующие не получали духовной пищи нужного качества, а сама церковь дальше не развивалась.

Попытаемся искусственно преодолеть эти ограничения. Допустим, мы правильно обучили и наделили практическими навыками выпускника семинарии для успешного служения. Он идет в российскую церковь, но ему не дают пасторства – на пути встает наша полуфеодальная закрытая система продвижения служителей. Допустим, ему все-таки дали такое место, Но вскоре оказывается, что у него нет квалифицированных кадров помощников – всех в Америке не обучишь. И эффективность всей системы, как мы помним, начинает приводиться к самому низкому своему уровню. Опять же допустим, молодому пастору повезло и его окружают квалифицированные верующие и подготовленные соратники. Но оказываются, хотя люди-то они подготовленные, но это - русские люди с российской ментальностью, социокультурными корнями и конечно российской системой культурных и нравственных ценностей. Рано или поздно наступают непреодолимые конфликты, в том числе нравственных ценностей, которые в нашей культуре, как правило, плохо регулируются. Есть множество и других, встроенных в систему проблем, которые нивелируют позитивные достижения отдельных элементов системы евангельских церквей. Все опять приходит на круги своя и отчаявшийся пастор или опустится до уровня обычного российского служителя, либо уедет на Запад.

А ведь есть еще и другие – внешние проблемы: российская бюрократия, ксенофобы из местной власти и православные претенденты на монопольное положение на "рынке религиозных услуг", которые сделают все, чтобы национальный проект "Успешная евангельская Церковь" не состоялся. Дело в том, что наша Церковь является частью общенациональной системы всех институтов российского общества. И как для других общественных институтов, эффективность нашей Церкви определяется эффективностью всей системы, всего российского общественного уклада. Церковь получает практически все свои исходные ресурсы из этой системы-российского общества: пасторов, служителей, финансовые потоки и конечно самих верующих, со всеми их нормативно-ценностными, социальными, нравственными параметрами, сформированными в вековой русской культуре. Более того, не будет особым откровением, если скажу, что по целому ряду важнейших параметров качества российский институт – "евангельская Церковь" как средний российский социальный институт значительно уступает другим элементам этой системы, в том числе и среди других церквей и конфессий.

Если продолжать аналогию с примером Лисичанского химкомбината, то в принципе, возможно, у нас и был вариант лет 20 назад создать такой проект. Надо было сформировать в России самостоятельную систему из 2 тыс. евангельских церквей, возглавляемых на первых порах подготовленными и посвященными служителями с Запада, которые полностью управляли бы всеми процессами в этих церквах, воспитывая внутри новое поколение служителей на всех уровнях, формируя собственную духовную, воспроизводственную базу обновленного российского протестантизма. Постепенно, по мере духовного, социального и профессионального взросления кадров и евангельской субкультуры все функции и полномочия шаг за шагом передавались бы местным российским служителям, которые бы уже опирались на новые, социокультурные ценности, нормы, установки. Затем этот новый культурно-духовный анклав как новая Церковь смог бы распространить свое воздействие на всю страну и это было бы не та трудно, поскольку его продуктивность и позитивная модальность были бы очевидны не только для верующих, но и для властей, в то время заинтересованных в социально активном, нравственно утвержденном населении.

Возможно, это чисто фантастических проект, но любой другой вариант в принципе не имел никаких шансов. Кстати, уменьшенные варианты такого проекта на уровне таких объединений как Слово Жизни (Маттс Ола) или "Благая Весть" (Рик Реннера) до сих успешно реализуются в России и Украине. Но для наступления реального конечного эффекта, даже только в евангельской среде, этим небольшим проектам-миссиям не хватает критической массы.

Идея такого проекта в принципе витала в начале 90-х гг., но по серьезному она не была воспринята ни в России, ни на Западе. Однако РПЦ в то время очень опасалась именно этого проекта, она активно боролась в прессе, в обществе, во власти с любыми возможными вариантами такого проекта, предполагавших стабильное присутствие западных миссионеров в России. Это была настоящая война, в которой РПЦ в конце концов победила. Российские руководители протестантских объединений тогда исходили из максимы: ни пяди земли, ни одной церкви (а на самом деле власти) западным миссионерам. А западные верующие протестанты (как и все тогда на Западе) были зачарованы "сверхнеожиданным" крушением СССР и ожидали естественного продолжения этого стихийного переворота в форме неминуемого наступления и расцвета евангельских церквей. Такой переворот должен был произойти сам, то есть по воле Господа, без активного участия и особой жертвенной посвященности со стороны западных единоверцев. Таким было самое распространенное мироощущение в среде христиан-иностранцев того времени по отношению к России, российским верующим и их церквам. На создание такого проекта у них не было ни воли, ни видения, хотя ресурсы для этого были. Позже они, правда, спохватились и запустили было удешевленную и, по сути дела, усеченную версию такого проекта в виде "Co-mission" - по нравственному обучению подрастающего поколения в российских школах. Но российская система власти и РПЦ приняли этот проект во всеоружии, то есть резко негативно, а само общество - с безразличием и он быстро сошел на нет.

2. Надежда на новую духовность и преображение

На что же нам надеется сегодня? Есть два реальных варианта. Первый - набраться терпения, уповать на Господа и медленно вместе со всей страной поднимать уровень качества всех элементов своей системы. В частности, в системе-"евангельская Церковь", наращивать богословский ресурс, воспитывать кадры, отстраивать церкви, развивать некоторые служения. В принципе, это возможно, но ожидаемым результатом такой постепенной эволюции может стать сохранение в социальном и культурном поле России лишь микро вкраплений протестантских церквей и миссий, которые к тому времени (через 25-30 лет) будут вполне благополучны по ресурсам, качеству служителей и богословия, даже по управлению и экономическому положению церквей. Но сытое и постмодернизированное общество (каким Россия может стать к тому моменту) может перестать их замечать, они могут окончательно уйти из российской общественной, культурной и духовной повестки дня, в лучшем случае, сохраниться в виде либеральных аналогов современных церквей Западной Европы.

Второй вариант – это форсированное развитие духовного потенциала евангельских церквей. Вкратце, духовный потенциал это ресурс, который воздействует на духовные, нравственные, социокультурные характеристики сначала членов самих церквей, а затем и на других окружающих. К движущим силам духовного потенциала, его созидающим ресурсам можно отнести духовность, энергию личного преображения возрожденной личности и евангельскую посвященность. Но главным и ведущих из них, бесспорно, является евангельская духовность, которая придает мощь и целеустремленность как преображению личности, так и евангельской посвященности.

Надо сказать, что по уровню духовности российские верующие не уступают своим зарубежным братьям ни в силе ответной любви к Господу, ни в готовности ответить на Его призыв, ни в искренности своих намерений заключить с Богом завет посвящения. Нашим верующим соотечественникам не хватает лишь глубины понимания многих богословских истин, а российские евангельские церкви к сожалению не могут предоставить им такое богословие, поскольку у них его просто нет. На первых порах, в период сразу после принятия Иисуса личным Спасителем этот минус не имеет решающего значения, но позже, когда после возрождения и заключения завета с Богом начинается процесс преображения личности в подобие Христа, это сказывается самым негативным образом. Во многих случаях энергии тех немногих и довольно неглубоких вероисповедальных истин, которые усвоили новообращенные, хватает лишь для первоначального преображения, затем процесс может замедлиться, остановиться и даже пойти вспять.

О чем идет речь?

Если духовные приобретения или потери человека, как правило, скрыты от глаз окружающих, то другой элемент духовного потенциала – преображение личности после посвящения Господу, находится у всех на виду. Нам представляется, что главный недостаток российского евангельского духовного потенциала, его базовое отличие от духовного потенциала стран протестантской традиции состоит в том, что подавляющее большинство наших евангельских верующих проходят неполное преображение, почти не затрагивающее параметров их внутрицерковной и внешней жизни: доверия к людям, достоинства, посвященности, личной и бытовой нравственности, общественной морали, трудовой и гражданской этики. Духовность человека, не получая ободряющей обратной связи от своих маленьких побед, от совершенствования в нравственных, гражданских и социальных добродетелях, часто увядает и утрачивает свою преобразующую силу. Библия призывает нас: "и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная" (Рим.12:2). Личность с неглубокой духовностью слабым преображением как раз больше всего и боится не сообразовываться "с веком сим".

Усеченное преображение – это не просто неполное преображение, а тупиковая ветвь освящения верующих; несчастье, ставшее судьбой евангельской Церкви России. Независимо от объема накопленного духовного потенциала, равно как и от численности христиан, такое преображение, в принципе, не способно влиять на окружающих как в церкви, так и вне ее.

Причиной тому может быть не только отсутствие в понятийном аппарате этих людей многих истин, смыслов домостроительства Божия, но и слабость реального душепопечительства. Кроме того незатронутыми внутренними переживаниями преображающейся личности остаются большие сферы личного мировоззрения, где духовность вторгается в область должного, нравственного и социального, где объясняется каким образом человек должен подтверждать делами, образом жизни свою веру. Наконец, полностью игнорируется обучение практике христианского благочестия. А ведь для этого в душепопечительстве существует целый раздел – отропраксия, т. е. – выбор правильных поступков (в отличие от ортодоксии – выбора правильных убеждений, веры). Эта область практической духовности исключительно важна для полноты преображения в подобие Христа. Ведь если люди продолжают жить по законам себялюбия, ненависти, обмана и мелкого предательства, все рассуждения о Христе, искуплении, освящении не имеют никакого значения.

Поэтому подавляющее большинство верующих в евангельских церквях России (да и других странах СНГ) приходится на христиан с усеченным, то есть неполным преображением, преображением, которое когда–то новообращенный бурно переживал, но позже, в силу ряда причин, в том числе только что указанных, оно затормозилось, а затем и вовсе останавилось. В таком человеке уже нет преобразующей силы Духа Святого, духовно он практически не растет, нравственно - не развивается, его социальные и гражданские добродетели остаются нераскрытыми. Его духовности хватает на то, чтобы регулярно приходить в церковь, он может стать даже вовлеченным в служение своей общины, но его активности хватает лишь для поддержания своего невысокого уровня духовности. Его красивые и подчас верные слова о Христе, Спасении, Божьей Благодати, увы, часто входят в противоречие с его обыденными нормами нравственного поведения, его замкнутостью, закрытостью, недоверием. У него, как правило, отсутствует стремление рассматривать окружающую вокруг него жизнь, вопросы текущей повестки дня современного общества через призму даже его собственной веры и убеждений. Такой человек не интересен для окружающих неверующих, которые могут стремиться к христианству и духовности, особенно для лиц с достаточно высоким уровнем образования, социальной и гражданской активности.

Но нам для прорыва духовной, социальной и интеллектуальной блокады, которую возвели против нас царизм, советская власть и сегодня продолжает выстраивать современная государственно-православная система российской власти необходимы именно люди с полным преображением, то есть такие христиане, у которых процесс преображения в подобие Христа, когда-то начавшись по воле Отца Нашего Небесного, никогда не останавливается.

Только верующие евангельских церквей России, обладающие высоким духовным потенциалом, основанным на глубокой личной духовности, на полном преображении и на евангельской посвященности (о которой мы здесь не говорим) способны стать той высоко поднятой свечой, которая светит всем в темноте: "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного" (Мф. 5:16).

Только они, со своими высокими нравственными нормами, своим уважением к достоинству личности, доверием могут стать примером действия Божьего Откровения как живые свидетельства усвоенных потоков Божьей Благодати. Только они могут начать реальную программу евангельского просветительства российского народа, с тем, чтобы через последующую евангелизацию привлечь к Господу образованную, социально и экономически активную часть общества, в том числе его элиту.

Это не благие намерения или околонаучные фантазии. Залогом реальности такого плана служит прежде всего обещание Бога: "Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится. Обилие и богатство в доме его, и правда его пребывает вовек." (Пс.111:1-3). Господь уже не раз в истории исполнял это обещание и многие такие случаи известны нам: это продолжающийся уже несколько столетий поток благословений на народы протестантской традиции Европы и Америки, это недавний, до сих пор продолжающийся социальный и экономический подъем Южной Кореи, Филиппин, Чили и других стран. Наконец, это примеры из собственной истории евангельских христиан-баптистов России начала ХХ века (знаменитые евангельские коммуны, созданные по инициативе И.Проханова).

Евангельская Россия заждалась верующих с высоким духовным потенциалом. глубокой духовностью и полным преображением.

Александр Зайченко

"ГАЗЕТА ПРОТЕСТАНТ", 12 ноября 2011 г.

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования