Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НАУКА И РЕЛИГИЯ": Церковный базис и политическая надстройка


Кодекс "базисных ценностей" (они же "базовые", они же "фундаментальные") – пожалуй, самый значимый из всех документов, инициированных Патриархом (а прежде митрополитом) Кириллом за два десятилетия его бурной церковно-политической деятельности. Нынешнее послание адресовано всему "русскому миру", поверх национальных и вероисповедных границ. Заметно отличается оно от прежних и по форме. Если социальная концепция РПЦ или доктрина о правах человека представляли собой довольно внушительные тексты с теоретическими выкладками, которые явно готовились кропотливо и подолгу, то нынешний манифест немногословен, и такое впечатление, что написан он "на скорую руку". Во всяком случае, предложенный Церковью кодекс "базисных ценностей" теоретической базы фактически не имеет.

Прежде всего понятие "ценности" выглядит в церковно-богословском тексте чужеродно. Ведь учение о ценностях, или аксиология, было разработано в XIX веке немецкими философами-неокантианцами и методологически плохо совместимо с богословием, ибо Церковь настаивает на реальности предметов своей веры, а не рассматривает их в качестве продуктов человеческого сознания. Абсурдность стремления богословов-модернистов перетолковать религиозную веру в категориях "ценностей" отмечал декан Свято-Владимирской семинарии в Нью-Йорке протопресвитер Александр Шмеман (1921–1983): "И подумать только, что они и веру считают "убеждениями", направленными на "ценности". Вред богословия: сведение веры к идейкам и убеждениям" (дневниковая запись 6 марта 1973 года).

Конечно, свод "базисных ценностей" – не богословский трактат, а послание обществу. Тем не менее заявлено, что он подготовлен в Патриархии и основан на принципах православного мировоззрения. А официальное "Соборное слово" утверждает, что означенные "вечные ценности и идеалы… даны нам неизменным Богом". Серьёзный богослов каждое своё суждение о деяниях Господа Бога обосновывает Священным Писанием. Но в Библии не говорится о "данных Богом" "ценностях и идеалах". Да и как вообще человеку можно "дать" нравственные ценности, если они по определению формируются самими людьми, их опытом, человеческой культурой, историей, психологией?
 
Те места патриаршего доклада, где затрагивается природа "базисных ценностей", довольно противоречивы. Например: "Всякая ценность умирает, если она не актуализируется.  Базисные ценности не могут умирать, но они живут только тогда, когда они реально вдохновляют людей" (выделено мной. – А.Ч.).  Получается, "базисные ценности" и умереть не могут, и живут как-то призрачно. Не менее противоречиво осмысление веры, которая поставлена в наборе "ценностей" на первое место по личной инициативе Патриарха. "Думаю, – сказал он, – учитывая наличие разных подходов к вере, мы должны найти такую формулировку, которая, с одной стороны, свидетельствовала бы о том, что религиозная вера является фундаментальной ценностью для очень большого числа наших граждан, но, с другой стороны, чтобы уважение было проявлено и к тем, кто религиозной веры в своём сердце пока не чувствует". Формулировка найдена такая: "Вера в Бога, забота о сохранении религиозных традиций народов, воплощение этих традиций в делах. Верность убеждениям и нравственно обоснованным жизненным принципам, в том числе у нерелигиозных людей". Значит, у кого вера в Бога, а у кого – просто верность убеждениям…

Нынешний кризис "базисных ценностей" Патриарх пытается объяснить главным образом перипетиями "сложных девяностых". Трактовка чрезмерно упрощённая... В действительности кризис традиционных ценностей начался в России вовсе не в девяностые годы и даже не в 1917 году. Переоценка старых ценностей и формирование новых происходит в истории человечества непрерывно.

Сам по себе перечень "базисных ценностей" неоспорим. Но вовсе не потому, что выражает обоснованную концепцию. Включённые в него понятия настолько широки, что почти не имеют конкретного наполнения, это просто набор красивых благозвучных слов. Мир, справедливость, честность, свобода – что здесь отстаивать? Впрочем, толкование даже таких общечеловеческих ценностей оказалось в соборном манифесте двусмысленным. "Мир" определяется как "мирное разрешение конфликтов и противоречий", "солидарность" – как "способность разделить с другими бремя забот… болезни, скорби". Но ни слова о радостях, которые тоже ведь можно разделять друг с другом. Выходит, условием мира являются конфликты, а солидаризироваться можно только в скорбях? Доказывая актуальность "базисных ценностей", Патриарх Кирилл сказал, что без них "люди не могут отдавать жизнь, не могут идти на самоограничения". Вряд ли предложенный кодекс способен воодушевить тех, кого ждёт перспектива "отдавать жизнь"…

Перед нами, по сути дела, политический манифест, а этот жанр сродни мифологии, волшебной сказке. Разве не чудес вечно ждёт народ от политиков? Свободы и одновременно порядка; социальной поддержки и "зелёного света" для бизнеса... Политик в речах своих обещает всё – всем, а потому логика, с её законом исключённого третьего, не для него. Вот и в случае с "базисными ценностями" – в посвящённом им докладе, с одной стороны, говорится о необходимости свободы и конкуренции – политической, экономической и даже мировоззренческой, с другой – звучит призыв к преодолению "диссонансов векторов развития" и возведению "мировоззренческого фундамента общества". В итоге вырисовывается что-то вроде "свободного фундамента". Если попытаться представить себе подобную химерическую конструкцию, то "фундамент" этот сомнительной надёжности, а от "свободы" веет казематом.

Политическая подоплёка идеологии "базисных ценностей" совершенно очевидна. Сопутствующее "Соборное слово" выдвигает, по сути, комплекс требований, касающихся внутренней и внешней политики государства. Здесь и критика западного "неоколониализма", и настойчивый призыв к пересмотру "культурной политики в нашей стране", и указание условий, необходимых для "победы над пороками в сердцах и душах людей". Составители "Слова" не ведут речь о духовно-нравственном совершенствовании личности, по их мнению, победа над пороками "может быть достигнута только глубоко продуманным и принятым обществом укладом жизни, с постоянно действующим комплексом властных, общественных и гражданских мер".
 
В своде "базисных ценностей" нет ничего специфически церковного. Тем не менее Русская Православная Церковь представляет себя как главный их оплот. В декабре 2010 года, когда разговор о них только начинался, Патриарх Кирилл на встрече с депутатами Госдумы заявил: "Мы должны договориться о корпусе этих ценностей и сказать: если в политическую программу той или иной партии включается несогласие с этими ценностями, эта политическая сила не может быть в нашем обществе, она опасна для безопасности, целостности, будущего страны". Хорошо бы! Но кто будет судить, насколько согласуются с корпусом "базовых ценностей" программы тех или иных политических сил и, исходя из этого, определять, достойны ли они "быть в нашем обществе"? Возможно, эту роль также собирается взять на себя Церковь. И эта роль, разумеется, далеко выходит за чисто религиозные рамки. Фактически на Всемирном Соборе РПЦ показала, что она видит себя в российском политическом процессе отнюдь не одной из равноправных общественных сил, а агентом "консолидации ведущих политических сил России вокруг единой нравственной платформы, платформы базовых ценностей" ("Соборное слово").

Базисные ценности – основа общенациональной идентичности

Из документа, принятого на XV Всемирном Русском Народном Соборе 26 мая 2011 года

  * Вера. Вера в Бога, забота о сохранении религиозных традиций народов, воплощение этих традиций в делах. Верность убеждениям и нравственно обоснованным жизненным принципам, в том числе у нерелигиозных людей.
  * Мир  (гражданский, межнациональный, межрелигиозный) – мирное разрешение конфликтов и противоречий в обществе, братство народов, взаимное уважение культурных, национальных, религиозных особенностей, неконфронтационное ведение политических и исторических дискуссий.
  * Нравственность – личная и общественная. Верность неизменным нравственным нормам как залог благополучия человека и общества. Приоритетная поддержка обществом и государством добросовестного поведения как в личной жизни, так и в жизни общества и государства. Жизнеспособные государство и общество не могут быть нравственно нейтральными.
  * Честность как критерий личной и общественной морали. Совестливость, следование нравственному началу в душе как образ жизни.
 * Солидарность – способность разделить с другим бремя его забот. Общенациональная солидарность как сила, связывающая народ, обеспечивающая единство нации, её целостность, её жизнеспособность.
  * Семья  как союз мужчины и женщины, в которой воспитываются дети. Любовь и верность. Поддержка семьи через социальную политику, образование и культуру.
 *  Благо человека. Духовное и материальное благополучие человека как основной приоритет социального развития. Соблюдение прав и свобод.

Ижевские соборяне и кризис соборности

Мятежные клирики Удмуртской епархии Русской Православной Церкви протоиереи Сергий Кондаков и Михаил Карпеев и священник Александр Малых объявили о своём переходе под омофор митрополита Агафангела (Пашковского) – предстоятеля той части Русской Православной Церкви Заграницей, которая отвергла воссоединение с Московским Патриархатом. Этому предшествовало их обращение (в марте с.г.) с открытым письмом Патриарху Кириллу, в котором они сообщали, что отказываются поминать его за литургией, так как считают главу Церкви повинным в низкопоклонстве перед властями, экуменизме, попустительстве аморализму и даже отступничестве от православия. Эти обвинения, кстати, уже не раз звучали со стороны ряда священников, прервавших свою каноническую связь с Московской Патриархией.

Заметим, что ижевские церковные оппозиционеры – отнюдь не безвестные маргиналы. Это уважаемые священники, занимавшие важные посты на епархиальном и региональном уровне: протоиерей Сергий Кондаков – член Общественной палаты Республики Удмуртия, возглавлял епархиальный отдел по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами, протоиерей Михаил Карпеев был настоятелем сразу двух храмов, а священник Александр Малых, кандидат богословия, служил в кафедральном соборе. Их протест, в общем-то, отнюдь не новое явление для жизни Русской Церкви, вот уже несколько веков переживающей серьёзные проблемы, связанные с кризисом соборности и разрывом между церковной бюрократией и рядовым священством. Ещё в ХVII веке один из вождей старообрядчества протопоп Иван Неронов писал царю: "изволи собору быти истинному, а не сонмищу иудейскому" (аллюзия на совещание иудейских первосвященников, обрекших Иисуса Христа на смерть). Нынешние мятежные в обращении к митрополиту Ижевскому Николаю тоже призывают собрать "подлинный, а не мнимый Поместный Собор".

Соборность декларируется из века в век, но на практике не осуществляется. Патриарх Кирилл ещё усилил церковную "вертикаль власти". Не так давно, в начале 90-х годов, настоятели храмов, не согласные с Патриархией (а их немало), просто заявляли о переходе в другую юрисдикцию, сохраняя за собой храмы и общины верующих. Однако в Устав РПЦ были внесены изменения, согласно которым собственниками храмов являются не общины, а епархии. И теперь при малейшем проявлении нелояльности церковному начальству клирика просто запрещают в служении и изгоняют из храма, и он сразу лишается прихода и всего вместе с ним. В свете этого поступок священников из Удмуртии представляется не просто выражением несогласия, но и актом исповедничества – это попытка отстаивания своих принципов во что бы то ни стало, при осознании неизбежных серьёзных лишений.

Ижевские священники выразили не только обеспокоенность модернизацией Церкви, но и протест против коммерциализации церковной жизни, вызывающей роскоши, в которой живёт руководство РПЦ, что особенно болезненно воспринимается в провинциальной глубинке. Всё это даёт основания полагать, что внутренние противоречия и оппозиционные настроения внутри РПЦ вряд ли в ближайшее время ослабеют, скорее всего они усилятся.

Анатолий Черняев, кандидат философских наук

"НАУКА И РЕЛИГИЯ", июль 2011 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования