Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"INOPRESSA": Шейх аль-Фартуси: "Американцы обращались со мной более жестоко, чем Саддам!"


"Мучения, которым меня подвергли американские военные, были более жестокими, чем то, что творил режим Саддама Хусейна в своих тюрьмах". Так иракский шиитский лидер Мухаммед аль-Фартуси охарактеризовал в интервью газете Al-Sharq al-Awsat свое пребывание под арестом у американцев, задержавших его на днях в Багдаде. Это интервью он нам дал через несколько часов после освобождения, и мы встретили его в мечети Аль-Хикма, расположенной в районе Мадинат-эс-Саура (бывший Мадинат Саддам).

Возможно, не все иракцы знают, кто такой аль-Фартуси, однако в своем городе, где проживает около миллиона жителей, он считается одним из известных и любимых народом проповедников. Его страстные выступления отличаются большим радикализмом, чем проповеди других шиитских лидеров города. К тому же молодой шейх недавно стал представителем шиитского духовенства Неджефа в Русафе – районе на востоке Багдада, населенном в основном шиитами.

Вспоминая подробности своего 48-часового ареста, аль-Фартуси был очень взволнован. Он то и дело морщился, все еще чувствуя боль в плечах: ему связывали руки за спиной. "Вернувшись в Благородный Неджеф, – сказал он, – я увидел на дороге контрольно-пропускной пункт. Сначала они спросили моих спутников, нет ли у них при себе оружия, задали им еще какие-то вопросы. Наконец они заинтересовались и моей личностью. Они связали мне руки за спиной и один американский солдат сказал: "Подожди, сейчас приведут переводчика, чтобы мы могли объясниться с тобой на твоем языке". Потом они связали всем нам руки - а со мной было восемь человек, сопровождавших меня в этой поездке. Нам запрещали все, даже самые простые вещи: выпить воды, справить нужду… Они не давали нам даже молиться – мне пришлось делать это со связанными за спиной руками".

Когда и где именно все это произошло?

– Это случилось часов в десять вечера, когда я возвращался из Благородного Неджефа к себе домой. Я ездил туда, чтобы проконсультироваться у высшего духовенства по некоторым вопросам. Арестован я был возле здания фирмы "Скания", занимающейся производством запчастей: там расположилась одна из баз американских войск.

Известно, что вы уже сидели в тюрьме при свергнутом режиме. Какие обвинения предъявили вам в этот раз при аресте?

– Я не раз сидел в тюрьмах тирана Саддама Хусейна. Но те мучения, которым американцы подвергали меня в течение двух суток, хотя нас сильно не били, были более жестокими, чем пытки в саддамовских тюрьмах.

Можете ли вы пояснить, как именно истязали вас и ваших спутников?

– Сначала они усадили нас в кабинете на корточки со связанными руками. Это была неудобная поза, и когда кто-то пытался опереться на руки, он получал удар палкой или прикладом. Потом они надели нам на головы черные мешки, и мы не могли ни видеть, ни нормально дышать. Некоторые стали задыхаться. Делали они и другие вещи, о которых я не буду говорить… Они ни с чем не считались, хотя наша одежда говорила о том, что мы – люди религии… Они сняли с меня чалму, бросили ее на землю, а один из них стал топтать ее ногой.

Как долго американцы мучили вас?

– Продолжалось это дня полтора. Потом они пришли на переговоры со мной. От них пришло несколько человек, которые сказали, что я могу уходить и один из моих товарищей тоже. Я сказал, что не хочу - выйду только вместе со всеми. Они несколько раз повторили свое предложение, но я каждый раз говорил "нет". Видимо, давление со стороны молодежи, вышедшей на демонстрацию, и духовенства в Неджефе, заставило их отказаться от своего решения. Они извинились передо мной за случившееся и отпустили нас всех.

Где вас содержали?

– Нас держали под открытым небом. Вокруг был забор, и нам пришлось две ночи провести под открытым небом, несмотря на то что было довольно холодно и шел дождь, правда не сильный. В ту ночь мы страдали от холода и вынуждены были лежать на сырой земле, никто из нас в таком положении не сомкнул глаз.

Такое впечатление, что с вами обходились более жестоко, чем с преступниками.

- Мы слышали, что Америка даже с преступниками обращается лучше, уважает права человека, права заключенного или просто задержанного, как было в нашем случае – ведь у них ничего не было против нас. Но на практике мы увидели, что эта репутация совершенно не соответствует действительности.

Как вы думаете, почему они так обращались с вами, уважаемым религиозным деятелем?

- Поначалу они не считались с тем, что я ношу чалму, хотя в конце концов они приняли это в расчет. Однако я думаю, что с первых минут ареста их злило одно только мое имя.

Как мы поняли, вы заняли какой-то административный пост в постсаддамовском Ираке в силу "разделения труда", провозглашенного религиозным руководством Неджефа?

– Поручение, которое я получил от благородного духовенства, состоит в том, чтобы восстановить стабильность в этой районе, ни больше ни меньше. Люди полностью повинуются духовенству, потому что хорошо думают о нем и о его поведении. Поэтому для нас, религиозных деятелей, стало возможным по мере наших сил обеспечивать здесь безопасность.

Какие чувства вы испытываете к Америке после того, как подверглись мучениям с ее стороны?

– Я и раньше знал, что представляет из себя Америка. Но тех демонстраций, которые устроили верующие – шииты и сунниты, американцы не ожидали. Они вошли в Ирак и в Багдад без войны – народ отомстил режиму Саддама Хусейна. Но, если сейчас американцы предпримут что-либо против духовенства, люди ни за что не будут молчать, и тогда гнева масс не удержать никому.

Будете ли вы в своих проповедях более резко отзываться об американском присутствии в стране в отместку за свой арест и мучения?

– Нет. Мы отвечаем добром на зло, которое причиняют нам. Но если они еще раз сделают что-либо против религиозных студентов или против иракского мусульманского общества и вообще против любого безвинного человека в нашей стране, хотя бы это был христианин, иракцы не будут молчать. Народ Ирака – народ мусульманский, сознательный и умеющий обращаться с оружием: он имеет большой опыт военных операций и войн, которые часто вел Саддам Хусейн. И я убежден, что от гнева иракцев им тогда не уйти.

Надия Махдид 

"Inopressa", 24 апреля 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования