Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА": Стамбул – это не Константинополь. Турки возвращаются к исламским корням


"Стамбул – это вам теперь не Константинополь". Незамысловатые слова, незамысловатая песня. Но запала в память. В 60-х годах. Уж больно красиво звучали густые, мощные басы. А главное, передавал шлягер "Голос Америки". Голос-искуситель. Прослушать передачу, а потом пересказать приятелям, о чем вещает вражеская сила, – это был кайф.

С той поры тянуло в Стамбул. Но как-то не получалось попасть в город, прославленный русскими поэтами, – от Пушкина до Бунина. И вот сподобился. Стою в толпе туристов в Айя-Софии, смотрю вверх, под купол, где парит ангел с лицом ребенка. Наверно, таких детей с широко раскрытыми удивленными глазами видели на улицах Константинополя безвестные зодчие, возводившие собор.

А рядом изображения херувимов закрыты черными щитами с именами пророка и праведных халифов.

Проходящие сейчас реставрационные работы, которые шаг за шагом обнажают оригинальные настенные изображения святых и мозаику, дают представление и о периоде величия этой церкви Божественной мудрости, и о разрушениях и разграблениях, которым она была подвергнута.

В течение почти полутора тысяч лет, минувших после ее сооружения в VI веке, Айя-София оставалась самым большим собором в мире, неповторимым памятником Византийского христианства. И она до сих внушает благоговение как верующим, так и атеистам. Что можно считать удивительным явлением, если учесть, что собор много раз подвергался разграблению или переделке по религиозным мотивам.

Крестоносцы в ХIII веке посчитали себя глубоко оскорбленными образами чуждой им ветви восточного христианства. Они без раздумья разграбили сокровища Айя-Софии и превратили ее в католический собор. Но правление крестоносцев оказалось недолгим. Церковь снова стала православной. Потом после захвата Константинополя султаном Мехмедом II она стала мечетью.

Последующие правители возвели минареты. Так что невольно задумываешься: в обители какой веры ты находишься – христианской или мусульманской? С этой двусмысленностью решил навсегда покончить Мустафа Кемаль Ататюрк, основатель светской Республики Турция. В 1935 году Айя-София стала музеем.

Почти 80 лет спустя турецкие специалисты и рабочие все еще трудятся над восстановлением храма. Судьба Айя-Софии не уникальна. Что-то подобное всегда происходит во время религиозных войн. Например, мечеть в Кордобе, в Испании, была переделана в католический собор после христианской реконкисты.

Но, может быть, оттого, что за минувшие полторы тысячи лет смена религий в Стамбуле сопровождалась кровопролитием и потрясениями, а может быть, оттого, что в Турции сегодня продолжаются споры о ее идентичности как светского государства, приезжему непросто понять, к чему больше привержены жители Стамбула – европейским ценностям или исламским.

Пройдитесь по главной пешеходной артерии – Истикляль Каддеси, и у вас вполне может сложиться впечатление, что вы находитесь в европейском средиземноморском городе, где люди рассматривают витрины магазинов, потягивают вино в ресторанах или закусывают в точках быстрого питания. Но если вы заглянете в мечети в пору Рамадана, то приверженность государства идее секуляризма покажется фантазией.

В некоторых случаях, как в музее, который сначала был церковью, а потом – мечетью, силы секуляризма и религии мирно сосуществуют. А в политической сфере, где правящая партия, исповедующая идеи "либеральной исламизации" и демократии, добивается осуждения заговорщиков – военных офицеров, которые считают себя приверженцами наследия Ататюрка и светского государства, эти силы вступают в конфликт.

Некоторые публицисты на Западе называют политику правящей партии "неооттоманской". Но она отвечает настроениям значительной части турок. Недаром лауреат Нобелевской премии писатель Орхан Памук, рассказывая о Стамбуле, пишет, что он погружен в глубокую печаль, порожденную тоской по утраченному величию, когда город был столицей империи.

Читая Памука или беседуя с другими стамбульскими писателями и журналистами, обнаруживаешь, что они, подобно многим нашим соотечественникам, испытывают ностальгию по имперскому прошлому и находят, что люди тогда не только о деньгах думали. Памук пишет: на магнатов было принято смотреть как на ловкачей, которые сумели с помощью подкупленных чиновников набить мошну. Разительное отличие от времен Османской империи, когда человек, выучившись и приобретя знания, мог высоко подняться по государственной лестнице и стать пашой.

Стамбульский литератор Эркам Туфан Айтав, чьи предки по материнской линии жили в Крыму, полностью разделяет настроение своего знаменитого коллеги. Айтав говорит, что лишь малая часть турок стремилась забыть свою исламскую культуру и стать европейцами. Теперь большинство его соотечественников хочет вернуться к своим мусульманским корням. И это касается не только восточной части страны, где сильны патриархальные обычаи, но и самого европеизированного города Турции, расположенного одновременно в Европе и Азии… Нет, все-таки не зря в песне поется: "Стамбул – это вам теперь не Константинополь".

Владимир Скосырев, Стамбул–Москва

6 сентября 2010 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования