Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

ПРЕСС-АРХИВ, "ЦЕРКОВЬ": Верен до смерти. Подвиг святителя Павла коломенского


"Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни"
(Откр., 2,10)

У Владимира Даля в его словаре слово "подвиг" толкуется так: "доблестный поступок, славное деяние". И тут же приведена пословица: "Воинские подвиги шумят и блестят, гражданские тем­ны и глухи".

Подвиг перед Христом - это любое доброе дело. Это отстаивание правды, особенно когда "зи­ма еретическая на дворе". То, что перед людскими очами остается "темным и глухим", не за­быто будет у Бога.

Подвиг есть и в сраженье,
Подвиг есть и в борьбе;
Высший подвиг в терпенье,
Любви и мольбе.

Так полагал поэт, философ и богослов Алексей Степанович Хомяков. В разговоре о епископе Павле мы еще вернемся к этим стихам.

Мы не знаем точно, где родился епископ Павел Коло­менский. Исследователи склоняются к тому, что ве­роятнее всего это сельпо Колычеве на Нижегородчине. Стояло оно на реке Сундовик, и была в этом сельце дере­вянная церковь Святителя Николы. А недалеко от Колычева, как горох по зеленым пригоркам, рассыпались избы большого села Григорова. Высилась над ними деревянным маяком колоколенка Борисоглебского храма.

Здесь, в Григорове, у священника Петра родился сын Аввакум, будущий протопоп. Если от села отъехать верст на пятнадцать, попадем в Вельдеманово.

Здесь у бедного крестьянина-мордвина родился в 1605 году сын Никита. Будущий патриарх Никон.

О детских годах епископа Павла тоже ничего не извест­но. Отец его был священником, и кроме сына росла в его се­мье младшая дочь Ксения. Из Колычева священник пере­ехал вместе с семьей в село Кириково, что в трех километрах от Лыскова, ныне города, в состав которого Кириково вошло в настоящее время. В Кирикове долго жил священник Иоанн Неронов. Возможно, именно тогда он познакомился с будущим епископом Павлом.

Летели годы.

О. Иоанн Неронов стал настоятелем Казанского собора, что на Красной площади в Москве. А епископ Павел вошел в известный кружок "ревнителей благочестия". В 1651 году па­триарх Иосиф поставил Павла на игуменство в Пафнутьев-Боровский монастырь. Рекомендовал его сам царь. В октябре сле­дующего года патриарх Никон рукоположил игумена Павла во епископа на Коломенскую и Каширскую кафедру.

История начала церковной реформы слишком извест­на, чтобы говорить о ней подробно. В 1653 году Никон рас­сылает, выражаясь современным языком, циркуляр с пред­писанием об отмене части земных поклонов на молитве свя­того Ефрема Сирина и пытается ввести троеперстие. В наро­де смущение и тревога. Иоанн Неронов запирается в келье Чудова монастыря и целую седмицу молится, не давая себе отдыха. "Время приспе страдания, подобает вам неослабно страдати", — слышит он голос — ответ на свои, и не только свои думы. Об этом голосе он рассказывает протопопу Ав­вакуму и давнему своему знакомому епископу Павлу Коло­менскому. Епископ Павел вспоминает Евангелие от Луки: "Не убойтеся от убивающих тело".

Протопопы Аввакум и Даниил костромской составили грамоту "о сложении перст и о поклонех". Епископ Павел по­ставил под ней свою подпись. Царь передал грамоту Никону. Аввакум, Даниил, Иоанн Неронов были арестованы и отправ­лены в ссылку. Владыку Павла и царского духовника о.Стефана Внифатьева не тронули.

В марте и апреле 1654 года Алексей Михайлович созвал в Москве собор, который должен был поставить точку в вопро­се о нововводимых чинах и обрядах. Под сводами царских па­лат в Кремле сидели и молчали пять митрополитов, четыре ар­хиепископа, один епископ, 11 архимандритов и игуменов, 13 протопопов и приближенные царя Алексея Михайловича. Молчали, потому что не могли перечить патриарху и царю, все одобряя. Никон предложил рассудить вопрос о поклонах на молитве Ефрема Сирина в Великий пост. Епископ Павел был единственным, кто выступил против. Он говорил о благочес­тии отцов и дедов, о том, что нужно следовать за ними в вере и не принимать новшеств. Его слова дошли до нас в пересказе Павла Алеппского, более чем кратком.

Епископ Павел поставил подпись под соборным постанов­лением Но в нем говорилось, что богослужебные книги будут сверяться по древним образцам, поэтому в соборной формули­ровке ничего еретического не было. На деле же все произошло совсем иначе. И тогда епископ Павел отрекся от своей подписи, увидев, что книги попросту искажаются. Он указывал Никону, что современные образцы приняты греками от католиков и уни­атов "страха ради человеческого, а не ради страха Божия". Ниче­го, что новые греческие традиции не сходны с русскими, зато древние византийские и славянские обряды согласуются с рус­ской церковной практикой вполне.

Но у Никона были свои аргументы. Особые. Он сорвал с епи­скопа Павла мантию, избил его. Затем, вопреки всем правилам, единолично лишил его сана. Епископ Павел был отправлен в ссыл­ку на Север, на Онежское озеро, в Палеостровский монастырь.

Здесь Павел принимал приходящих к нему богомольцев, беседовал, проповедовал. Проповедническая деятельность длилась полтора года, пока о ней не стало известно в Москве. Зимой 1655 года владыка был переведен в новгородский Хутынский монастырь, под более строгий надзор. Всякое обще­ние с паломниками стало невозможным.

Тогда епископ Павел взял на себя подвиг юродства, по сло­ву апостольскому: "мы убо буи Христа ради" (1 Кор., 4,10). К то­му же Хутынский монастырь был славен подвигами юродивого Прокопия устюжского, который некогда был иноком этого мо­настыря. Некоторые сочли, что владыка сошел с ума от перене­сенных страданий. Но в условиях гонений было намного легче проповедовать православие и призывать людей к крепкому сто­янию за отеческую веру, прикрываясь "буйством проповеди", как писал Г.П. Федотов. По его же словам, юродство — это "слу­жение миру в своеобразной проповеди, которая совершается не словом и не делом, а силой Духа, духовной властью личности, не­редко облеченной пророчеством". Игумен и монастырская бра­тия, не отягощая себя надзором, предоставили владыке возможность бродить в окрестностях монастыря и тем самым пропове­довать среди жителей.

Но эта проповедь длилась недолго.

По преданию, в Великий Четверток 1656 года епископ Павел был казнен — сожжен. "Его же Никон напоследок ог­нем жжег в новгороцких пределех", — писал протопоп Авва­кум в своем Житии.

Мученически окончилась жизнь святителя Павла Коло­менского и его подвиг. Но иначе, без подвига ненасильствен­ного противления, он не мог.

Если скорби земные
Жалом в душу впились, —
С верой бодрой и смелой
Ты за подвиг берись.
Есть у подвига крылья,
И взлетишь ты на них
Без труда, без усилья
Выше мраков земных,
Выше крыши темницы,
Выше злобы слепой,
Выше воплей и криков
Гордой черни людской.

Имя и подвиг епископа Павла Коломенского дороги ста­рообрядцам. В 1911 году журнал "Церковь" опубликовал "Службу иже во святых отцу нашему Павлу, епископу Коло­менскому" (№ 43). В его имя освящают алтари храмов, пишут его иконы. Иконы святителя Павла известны с XIX века. 3 ап­реля (16 апреля по н. стилю) — особо торжественный день для старообрядцев Коломны.

Два века старообрядческие священники действовали без воли епископов, их не было — вот одно из центральных обвине­ний против старообрядческой иерархии. Отвечая на него, Федор Ефимович Мельников указывал, что в начале никоновских ре­форм лишь два архиерея ясно и деятельно выразили свою волю, свою решимость: Никон и Павел. Остальные не проявили ни са­мостоятельности, ни устойчивости убеждений, опасаясь жесто­кого тиранства патриарха. Его воля — воля жестокого тирана. Она выразилась в расправе над епископом Павлом, которая на соборе 1667 года была поставлена ему в вину, расценивалась как убийство (!). Воля епископа Павла выразилась в страдании и в стойкости веры. "Один заслужил название тирана и убийцы, дру­гой увенчал себя славой мученика. Никон действовал по внуше­нию духа злобы и насилия, Павел — по внушению Божию, он шел по стопам Христа, слушая Его голоса (Матф. 11, 29), - кон­статировал Ф.Е. Мельников. — Старообрядческие священники не пошли за Никоном, они действовали по воле епископа Павла - шли его страдальческим путем. Павел умер, но воля его не умер­ла, его мученический подвиг стал руководством для священни­ков и паствы... Руководство и наставление епископа Павла Коло­менского, давшего пример великого мужества в своей борьбе с Никоном за церковную правду и уставы, никогда не покидали старообрядческую Церковь, и наши священники действовали в ней по воле этого святителя-страдальца".

Согласно воле епископа Павла действовал в 1846 году и ми­трополит Амвросий, которого можно с полным правом назы­вать прямым преемником умученного за правду святителя.

Виктор БОНДАРЕВ,
журн. "Церковь" 4-5 (2002) сс. 47-49.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования