Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЖИВОЙ ЖУРНАЛ": Диалог РПЦ МП с современным искусством. Или почему художник Никита Алексеев не подписал письмо Патриарху Кириллу


Подошла к концу выставка актуального искусства "Двоесловие/Диалог" в храме святой мученицы Татьяны при МГУ.Парадокс в том, что, бурно встреченная в православном мире, она осталась проигнорированной арт-сообществом, хотя задумывалась, прежде всего, как наведение мостов между клиром, верующими и художественной интеллигенцией. В качестве долгосрочной задачи куратор выставки Гор Чахал декларировал создание "современного христианского искусства" .
Уже можно оценить, выполнила ли выставка программу-минимум - осуществить первый шаг на пути примирения Церкви с арт-сообществом, представителей которого у нас годами судят за "преступления против веры". Скромная по канонам современного искусства выставка оказалась вызовом церковным канонам, и, несмотря на заявленную миссию, была встречена  РПЦ без восторга. Одни священники безапелляционно обвинили ее в богохульстве и кощунстве, другие сочли возможным не отталкивать неофитов, а отнестись терпеливо к их "недозревшим духовным плодам". Но какого-либо признания со стороны церковного мира выставка не получила, как и одобрения со стороны арт-сообщества. Критики, выдав авансом  вялые благожелательные  рецензии, "ушли" в нейтралитет. Коллеги по цеху хранили гробовое молчание. Все ждали, смягчит ли миссионерская выставка позицию РПЦ в судебном разбирательстве над другой выставкой современного искусства.  Но этого не произошло. Напротив, архимандрит Тихон, открывший "Двоесловие/Диалог", на днях передал Таганскому суду "Заключение" с оценкой выставки "Запретное искусство – 2006", в котором определил ее как "сознательное оскорбление чувств верующих". В художественной среде раздались голоса о лицемерности этого Диалога со стороны Церкви и его сомнительности со стороны художников. Тем не менее, светский штаб выставки в лице Гора Чахала и Дмитрия Врубеля проявил максимум выдержки. Художники выкладывали в ЖЖ  все отклики религиозных оппонентов, стойко воздерживались от комментариев  и смиренно медитировали на слово "ДИАЛОГ", не давая себе и другим усомниться  в его возможности.

 Каковы итоги выставки? Ее художественная значимость явно пострадала от церковной цензуры и нехватки пространства для серьезной заявки. Сложно восхищаться урезанным  в разы "Евангельским проектом" Врубеля или нечитаемым текстом "Черной Троицы" Алексеева. В отведенное пространство вошло всего девять работ, причем все они, кроме Звездочетовской, уже выставлялись ранее. При осмотре выставки не чувствуется визуальной цельности и вписанности в среду. Все это сводит ее значение к факту приглашения современного художника в храм и жесту примирения, которое пока не состоялось. Но кураторы выставки считают, что Диалог современного искусства с Церковью будет складываться постепенно, от выставки к выставке. И даже если с точки зрения арт-сообщества Диалог потерпит фиаско (читай, Самодурову и Ерофееву вынесут обвинительный приговор), то они честно сделали все, что могли. А пока надо стараться заслужить продолжение Диалога. Поэтому под занавес выставки художники в соответствии с правилами игры, продиктованными РПЦ, открыто направили Патриарху Кириллу благодарственное письмо-прошение.

Проситься с творчеством под сень православного храма – это личное дело и бесспорное право верующих художников, но современное искусство, как продемонстрировала  данная выставка , при этом сдает свои позиции. Не все участники выставки соглашались на такую жертву, а кое-кто из приглашенных художников заранее предупреждал о своих атеистических позициях. В интервью газете "Культура" церковный куратор выставки диакон Федор Котрелев посетовал на несговорчивость одного художника: "Раньше я считал, что мы, церковники, упираемся рогами... Но во время подготовки выставки выяснил, что упираются обе стороны. Была ситуация, когда Церковь говорит художнику: "Ну я прошу тебя, давай, немножко подвинься, иначе нам будет больно", а художник: "Ни пяди родной земли". Вот один из художников, автор самой лучшей, кстати, на мой взгляд, работы на этой выставке, строит свое произведение на цитате из Евангелия - и чувствуется, что он действительно пропустил ее через себя. Но цитирует он вольно, и на этом вольном цитировании строит все свое рассуждение. Неточность заметили и попросили привести цитату в соответствие с синодальным переводом. Для нас Евангелие - это очень серьезно, если его цитируют, то цитировать надо как положено. А художник упирается - ни за что". 

Речь здесь идет о Никите Алексееве и его работе "Черная Троица", которая в результате была показана с абсолютно нечитаемым текстом – черные буквы на черном фоне. До этого я видела работу на персональной выставке Алексеева в Stella Art Foundation и там чтение табличек с цитатой из Евангелия не вызывало проблем. Не стоит напоминать, что тексты для художника-концептуалиста – это "половина", если не "целое" его произведений, поэтому трепетное отношение к тексту –  гарант целостности его художественного высказывания.  

 После заискивающего письма  участников выставки Патриарху Кириллу я не выдержала и тоже написала письмо …Никите Алексееву. Я давно знаю и люблю его творчество, и мне показалось неслучайным, что там не стоит его подпись. Я поинтересовалась его позицией в "Диалоге" с Церковью и неожиданно получила ответ. В конце Никита приписал, что не будет возражать, если я обнародую его письмо. Я решила опубликовать это письмо, выражающее мнение участника  выставки, отличающееся от того, что мы две недели слышали от ее кураторов. Это откровенное признание и прямое суждение художника-атеиста, концептуалиста и интеллектуала: 

"Уважаемая Марина, вопрос моего участия в этой выставке - для меня крайне болезненный, и я очень сожалею, что в нее угодил. Но задним числом ничего не поправить, хотя на будущее урок тяжелый и очень ценный.
Для того, чтобы согласиться, у меня было два повода, оба как я сейчас вижу, ложные:

1. Эксперимент, то есть, что будет? Я заранее на 90% представлял, что ничего хорошего и интересного не будет, но не мог угадать, с чего начнутся мои проблемы в связи с этим "Двоесловием - диалогом". Хотя название мне не понравилось сразу, так как я не люблю идеологически нагруженные тавтологии. В результате, я убедился, что участвовать в такого рода экспериментах нет никакого смысла.

2. Дружеские отношения. Я ценю дружбу с Гором Чахалом и Андреем Филипповым, вот и согласился, особенно когда мне было сказано, что моя работа очень важна для этой выставки, в том числе потому, что я декларирую свою полную непричастность к РПЦ, свой абсолютно осознанный атеизм и отношение к богословию как, прежде всего,  интереснейшему и очень разработанному ментальному инструменту. В результате я ударился лбом об стенку, и понял, что дружба не всегда сильное основание для принятия решений, а сГором и Андреем, возможно, мне теперь будет общаться труднее, чем, если бы я отказался.

Общий результат - я себя чувствую идиотом.

Как Вы знаете, при организации этой выставки была предварительная цензура. Я сказал Гору и Андрею, что, если им так надо видеть мою работу на выставке, это возможно при соблюдении условия: мой artist's statement ни в коем случае не может быть изменен или сокращен… Но за два дня до открытия мне позвонил, а потом написал Гор и сказал, что настоятель церкви Св.Татьяны требует изменить мое заявление, так как я  исказил цитату из Евангелия. История такая: в моем тексте слепой на вопрос Иисуса отвечает: "Вижу людей как деревья мятущиеся". Цитировал я по протестантскому русскому переводу Евангелия, библеистами признанному очень аккуратным, а также сверившись с доступными мне английским, французским и итальянским переводами. В синодальном же переводе Евангелия, принятом РПЦ, про "мятущиеся" по неизвестной мне причине ничего нет. Хотя, по-моему, этот эпитет сильно обогащает и поэтику, и семантику текста.

Я ответил, что менять ничего не буду. Дальше последовала просьба не срывать выставку (вообще-то я убежден, что моя работа на ней необходимым перлом не была), и тут я сорвался. Сказал: "Делайте что хотите, только чтобы мое имя нигде не присутствовало, а только псевдоним Анепонимос (что по-гречески значит "Безымянный)". И уехал подальше от Москвы....

Что касается писем Патриарху - я убежден, что это глупость еще большая, чем мое участие в "Двоесловии - диалоге". Была ли эта выставка хорошо рассчитанной PR-акцией какой-то партии в РПЦ или честным желанием сделать так, чтобы было хорошо - не знаю. Возможно, и то, и другое. Я же, после вынужденных долгих размышлений, склонен солидаризоваться с фундаменталистами из РПЦ: Этой конфессии и этой общественной организации не только современное искусство, но и любое расширение и обновление пагубны. Величайшая ценность православия заключается в непреклонном соблюдении канонов, иначе вынешь маленький камешек - все посыплется. Впрочем, пусть решают сами, это не моя проблема.

Уважаемая Марина, свое мнение я не скрываю. Просто я не являюсь активным членом сетевого сообщества, но если Вам угодно будет как-то обнародовать это письмо, это Ваше полное право.

Ваш Никита Алексеев".

13 июня 2010 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования