Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ТАТЬЯНИН ДЕНЬ": Иллюзия гражданского согласия. Мы по-прежнему остаемся страной нераскаянных потомков Каина


Однажды, когда я приехал в Питер, протоиерей Александр Степанов пригласил меня в эфир радиостанции "Град Петров" для того, чтобы обсудить "письмо академиков"; маститые российские ученые призывали не допустить введение научного стандарта "теология". В свое время я провел семь лет на теологических факультетах светских университетов в Англии, и мне было сложно понять – а о чем вообще идет речь? Едва ли Бог может быть изучен в лаборатории, однако, если в университете можно изучать античную историю, почему в нем нельзя изучать библейскую историю или историю Церкви?

Если никто не препятствует изучению Гомера и Данте, почему же библейские тексты или творения Святых Отцов не могут изучаться в светских учебных заведениях? Казалось бы, все это очевидно. Однако, как говорил мне когда-то знакомый архимандрит, "ты имеешь дело не с убеждением, а с позицией". Видимо, так оно и есть; прошло еще несколько лет, и еще одна отрыжка советской эпохи стала предметом обсуждения - будто из-под того же пера, появляется новый документ: представители "музейной культуры" выражают озабоченность судьбой храмов и икон, возвращаемых или возвращенных Церкви.

Казалось бы - умные, образованные люди, директора музеев. И снова то же ощущение - потери чувства реальности. Разве не очевидно, что в 20-м веке государство в России дискредитировало себя как гарант сохранения церковных ценностей, будучи ответственной за их уничтожение в степени, несравнимо большей, чем за их сохранение? Недоумевать пришлось недолго: в СМИ новая дискуссия - украшать ли первопрестольную столицу врунгелевским профилем "великого вождя" ко Дню Победы?

Дело, конечно, не в том, что Церковь - хорошо, а "академики" и "музейщики" - плохо. И не в том, что у современной России нет внятной идеи или идеологии - оно, наверное, к лучшему - уж слишком сильна была наша передозировка пропагандой. Беда в том, что мы вообще не знаем, кто мы такие.

Я много ездил по средней полосе Росиии, и мне кажется, что наша страна вообще не является преемницей России дореволюционной в большей степени, чем современный Египет - культуры фараонов. Государство у нас, формально говоря, светское, в тоже время, православные люди любят говорить о монокофессиональности. Стоит ли? 70 процентов называют себя православными, но любой россиянин, которому посчастливилось быть знакомым с посланиями апостола Павла лучше, чем с творениями Дарьи Донцовой, знает - можно называть себя хоть гуманоидом, но принадлежность к Церкви есть вопрос принадлежности к евхаристическому собранию, а не вопрос самоидентификации.

Вы приехали в Москву? Хотите поразмышлять о судьбах России на могиле Деникина? Пожалуйста, вам до метро "Шаболовская", далее 10 минут пешком. Хотите поклониться нетленному Ильичу? Вам до "Театральной". Музыка гимна нашей страны - советская, но мы не совки, вы не подумайте - ведь на нашем гербе - византийский двухглавый орел. Есть у нас и "гробницы пророкам", и с "памятниками праведников"[1] у нас все в порядке. Но видимость "гражданского согласия" на деле есть лишь наша неспособность дать нравственную оценку своей истории и коммунизму как болезни, духовной проказе, поразившей нашу страну. Самосознание послевоенной Европы сформировано, во многом, Нюрнбергским процессом, однако мы предпочли обойти острый угол; коммунизм в России по-прежнему не считается чем-то неприличным, как фашизм в Европе. Напротив, до сих пор пору любая попытка дать ему адекватную духовную оценку вызывают гнев. Вспомним слова Святейшего Патриарха Кирилла о Великой Отечественной Войне: "сие было наказание за грех, за страшный грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью, над святынями, над верой. Разве могло быть пройдено с легкостью, без суда такое страшное явление в жизни народной, как уничтожение верующей части общества, уничтожение Церкви, обречение людей на страдания, мученичество и исповедничество? ... Наказание Божие - это явление правды Его, это явление Божественной справедливости, без которой не может быть бытия мира; это установление баланса, без которого всякая человеческая система будет обрушена".

Эти слова нисколько не умаляют подвиг участников войны. Напротив, они напоминают о том, что война явилось стимулом к возвращению нравственной основы: те, кто вчера рукоплескал массовым казням во имя всеобщего счастья, в годы войны исполнили заповедь Христа: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих"[2]. Так почему же эти слова Патриарха вызвали такую волну возмущения? И где причины духовной дальтонии, заставившей уважаемых московских священников заигрывать с Зюгановым, видя в нем союзника в борьбе за "нравственные ценности"?

Время идет. Мы так и не поняли, кто мы. Искать ответы на вопросы боязно - а что, если прав окажется отец Георгий Митрофанов со своими страшными словами: "мы, по преимуществу, являемся потомками тех, кто Россию либо разрушал, либо не защищал. Ибо, если бы наши предки боролись за историческую Россию, они бы погибли, оказались в изгнании, и нас бы не было. Значит, вывод следует иного рода - мы по-прежнему остаемся страной нераскаянных потомков Каина, а этот вывод очень трудно принять в свое сердце людям, живущим сейчас". Трудно, еще бы. Так что пусть вместо мыслей у нас будут деньги - не у всех, так у некоторых. Совсем скоро - и газпромовский фаллос накроет Петербург Пушкина и Достевского своей тенью, убедительно напоминая тем, кого угораздило родиться в этом городе, о победе шепетовских идеалов красоты и благополучия в масштабе города и страны. Но что же делать в тени газпромовской башни - символа победы денег над добром и красотой - нам, поколению, которое вынуждено заново открывать для себя смысл таких простых библейских слов - "Боже отцов наших"?

"Вспомни, Господи, что над нами совершилось; призри и посмотри на поругание наше. Воду свою пьем за серебро, дрова наши достаются нам за деньги. Протягиваем руку к Египтянам, к Ассириянам, чтобы насытиться хлебом. Отцы наши грешили: их уже нет, а мы несем наказание за беззакония их[3] ... Восстанови нас, Боже спасения нашего, и прекрати негодование Твое на нас. Неужели вечно будешь гневаться на нас, прострешь гнев Твой от рода в род? Неужели снова не оживишь нас, чтобы народ Твой возрадовался о Тебе? Яви нам, Господи, милость Твою, и спасение Твое даруй нам[4]".

[1] Мф. 23:29.

[2] Ин. 15:13.

[3] Плач Иеремии 5:1,4,6,7.

[4] Пс. 84. 5-8.

Священник Андрей Кордочкин

6 мая 2010 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования