Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ПРАВОСЛАВИЕ.РУ": Современные православные турки. Беседа с православными турками Ахмедом и Неджлой


В Турции, на канонической территории Константинопольского Патриархата, остается совсем немного греческих прихожан. Православную общину отчасти пополнили русские, переехавшие в страну на постоянное место жительства. Но есть среди паствы Патриархата и турки, принявшие Православие. В последнее время их становится все больше. В Греции для них издают православную литературу на турецком языке и публикуют материалы о новообращенных. Ахмед и Неджла – двое из тысяч турок, которые за последние годы сменили веру, и они, в отличие от других, совсем не скрывают этого. Они рассказали болгарскому сайту "Двери на Православието" о своих духовных поисках, которые привели их в Православие, и о том, что это значит – быть христианином в Турции. Предлагаем эту беседу читателям сайта "Православие.Ру".

– Турецкая пресса объясняет современные многочисленные крещения в стране как "возвращение к своим корням" турецких граждан греческого или армянского происхождения. А в вашем случае играло ли национальное происхождение решающую роль в том, чтобы вы стали христианами?

Ахмед: Происхождение играет роль в каких-то случаях, но не в нашем. Лично я родился в Каппадокии, имею предков, которые пришли с Кавказа. Насколько я знаю, в моей семье не было христиан. Вхождение в Православную Церковь – это следствие моего личного выбора.

Неджла: Моя мать из Кавалы, а отец – понтиец. В моей семье некоторые говорят по-ромейски (местный диалект греческого языка, употребляемый исламизированным населением. – Ю.М.). Но решение оставить ислам и принять Православие было моим личным выбором, независимым от того, какое у меня происхождение.

– Исторически турецкая идентичность столь тесно связана с исламом, что многие турки совершенно не готовы принять мысль о возможности быть одновременно турком и немусульманином. Как вы на это смотрите?

Н.: Действительно, многие люди не считают тебя "турком", если исповедуешь другую религию, особенно если ты христианин или иудей. Они думают, что ты принадлежишь не просто к другой религии, но к другому народу.

А.: Это объясняется историческими причинами. Османский порядок создал этническое разделение на миллеты по религиозному принципу. Например, все православные образовывали "православный этнос", и администрация не придавала значение их национальному происхождению, были ли это болгары, сербы или греки. В Каппадокии, откуда я сам, религия была тем, что разделяло жителей на ромеев и турок. Православные в области Талас, моем родном крае, говорили на турецком как на родном языке и даже служили литургию по-турецки. Но именно принадлежность к Православной Церкви определяла их как часть "ромейского народа".

Однако турецкая история знает и другие, отличные примеры. В прошлом в разных частях турецкой диаспоры турецкие общины принимали христианство. Есть турки-христиане в Центральной Азии, православные гагаузы в Румынии, есть и тысячи турок, принявших христианство, в самой Турции. То, что они христиане, не значит, что они не турки. И я сейчас христианин, но вместе с тем стопроцентный турок, и турецкий – мой родной язык. Так что это разделение людей по религиозному признаку становится все более устаревшим. Люди все еще удивляются, когда слышат, что некий турок – христианин, но мало-помалу это начинает восприниматься нормально.

– Кто вы по профессии?

Н.: Я диетолог и участвую в волонтерской деятельности.

А.: Я был управляющим в крупной государственной компании и жил некоторое время в США. Затем имел бизнес в Бельгии.

– Ахмед, наверное, решение принять христианство возникло в то время, когда вы жили и работали в христианской стране?

А.: Нет, почва была подготовлена намного раньше. К сожалению, в Турции христианство представляют как нечто приходящее "извне". Это ошибка, потому что Православие – часть истории нашей земли. Это видно и из привилегий, которые Мехмет Завоеватель дал Константинопольскому Патриархату.

У меня с детства было некоторое представление о христианстве, хотя и через призму ислама. Многие мусульмане испытывают большое уважение к христианам, которое связано с тем, что Коран признает Иисуса как пророка. Вообще мусульмане уважают и Пресвятую Богородицу. Думаю, вы видели, как толпы верующих мусульман собираются в ромейские церкви Стамбула, чтобы поклониться святыням и попросить помощи. В Турции мы сызмальства готовы принять послание христианства.

Если есть проблемы, то они связаны с образованием, которое получают с обеих сторон, и с незнанием. Например, многие мусульмане не понимают смысла учения о Пресвятой Троице, и думают, что мы почитаем трех богов, что христианство – это политеистическая религия. Я говорю это не в плане критики ислама, а просто привожу данный факт как пример неосведомленности.

– А ваш, Неджла, поиск тоже начался в Турции?

Н.: Да, когда я училась в университете. Моя семья в целом была верующей, но без того, чтобы буквально следовать всем предписаниям ислама. Я считала себя мусульманкой, пока не начала отдаляться от ислама во время учебы в Анкаре. Мои родители оставляли мне свободу в том, что относится к религии. Пребывая в исламе, я чувствовала пустоту, которая требовала заполнения. Я читала, искала сама. Вступила на путь, который привел меня в Православие.

– Следовательно, ваш путь к Православию – это результат "местного" опыта, без влияния из-за рубежа.

А.: Всякое влияние американского или европейского христианства может только навредить. Я вообще не чувствовал себя хорошо с тамошними христианами. Они оттолкнули меня от христианства тем, что превратили его в психотерапию. Ходят в воскресенье в храм, чтобы разговаривать. Но религия имеет целью заполнение некой иной пустоты. В Европе христианство свелось к праздникам без какой-либо связи с религией. Возьмем, например, Рождество Христово. Многие люди поздравляют словами "Счастливого праздника" вместо "Счастливого Рождества". В Европе люди имеют поверхностную связь с христианством, без понимания его духовного смысла.

– А чем местные христиане отличаются от европейцев?

Н.: Тем, что гораздо ближе к сущности и преданию христианства.

А.: И тем, что более верующие.

Н.: Мы ходим в храм каждое воскресенье, вместе читаем Священное Писание каждый вечер, вместе молимся, стараемся исполнять все требования нашей религии.

– Поддерживаете связи с местной православной общиной?

А.: Мы имеем тесные связи, поскольку бываем в храме каждое воскресенье. В ромейской общине есть много симпатичных людей, и мы нашли друзей. Каждый человек имеет нечто, чем может с нами поделиться. Литургию служат в разных церквях. Мы часто посещаем церковь в Нихори. Лакис Вингас, председатель общины, дает Неджле читать "Отче наш" на турецком.

Н.: Да, я читаю для тюркоязычных верующих (смеется).

– Наверное, вам трудно следить за службой, когда она вся идет на греческом?

А.: Перед всякой службой мы заранее готовимся еще дома. И еще у нас есть двуязычное издание Нового Завета, так что мы можем следить за службой и по турецкому тексту. Важно понимать, чтобы участвовать.

– Трагичный факт отступничества отца Евфимия от Константинопольского Патриархата в 20-е годы минувшего века и основание раскольнической "Турецкой православной церкви" сильно затруднило большее введение турецкого языка в греческих приходах Константинополя, хотя это давно сделали другие христианские вероисповедания.

А.: Да, это так. Мы надеемся, что с течением времени будет в Православной Церкви и литургия на турецком языке. Сегодня только Символ веры читается по-турецки. Требует решения и проблема с преемниками отца Евфимия – невозможно иметь враждебность между Церквями. Все православные в Турции должны подчиняться Вселенскому Патриархату.

– Сталкивались ли вы с негативной реакцией в обществе после того, как крестились? Притесняют ли вас?

А.: Никакого негатива не видел и не могу сказать, что испытываю притеснения.

Н.: Не встречала отрицательной реакции. Моя семья была удивлена, но уважает мой выбор.

– Считаете ли вы, что есть в Турции много других, которые последуют вашему примеру и обратятся в христианство?

А.: и Н.: Да, многие.

– Однако до настоящего времени мало кто крестился.

Н.: Факт в том, что реально крестившихся намного больше, чем тех, кто "показывает", что он крестился. Они боятся реакции окружающих людей. Это тайные христиане.
А.: Да, есть страх. Но это должно измениться, как и отношение общества к тем, кто поменял религию. Во всяком случае, Православная Церковь не занимается никаким прозелитизмом. Напротив, предъявляются высокие требования к тем, кто хочет прийти из других вер. Необходимо пройти долгую катехизацию и проверку искренности желания.

– Значит, нелегко было войти в Православную Церковь?

Н.: Да, в прошлые годы, но мы весьма добивались этого.

– Испытываете ли вы страх из-за нападений на христиан, таких как, например, убийство католического священника отца Санторо в Трабзоне и убийство христиан в Малатье? Как вы думаете, кто стоит за этими нападениями?

А.: Не думаю, что нечто подобное может случиться в столице. По мере переговоров Турции с Евросоюзом страна видимо меняется. Турки становятся все более открытыми и толерантными. Но на эти перемены, естественно, реагируют некоторые радикально настроенные круги. Это темные силы, которые не имеют ничего общего с государством и находятся на периферии общества.

"ПРАВОСЛАВИЕ.РУ", апрель 2010 г.

Перевел с болгарского Юрий Максимов

На фото - храм св. Софии, Константинополь


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования