Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ": Число избранных


Опять на повестке дня вопрос, какие религиозные конфессии считать традиционными. А значит - привилегированными.

Разговоры о том, стоит ли вводить в законодательном порядке понятие "традиционная конфессия", начались еще в 1997 году, когда принимали закон "О свободе совести и религиозных объединениях". Тогда ограничились тем, что подчеркнули в преамбуле к документу особую роль православия в истории России. Но споры на эту тему продолжаются до сих пор. Сторонники дефиниций аргументируют их необходимость тем, что новые религии не должны быть уравнены в правах с исконно существовавшими на Руси конфессиями. Противники утверждают, что такой подход приведет к антиконституционному ограничению прав граждан на свободный выбор вероисповедания. Ведь возможности конфессий, не удостоившихся звания "традиционных", наверняка будут ограничены. Предположения эти не лишены оснований. В интервью журналу "Закон и право" (2003, №3) председатель историко-правовой комиссии РПЦ митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий откровенно сожалеет, что российские законодатели не готовы признать "традиционные конфессии, предоставив им особый статус". Чрезвычайно удобный, понятное дело, потому как гарантирует разные льготы, каковые митрополит Мефодий сам в конце концов и перечисляет: от снижения налогов до передачи Церкви земли.

В настоящее время в Государственной думе находится ряд законопроектов, авторы которых пытаются поделить действующие в стране религиозные организации на традиционные и нетрадиционные. Самый ранний проект подготовлен в 1999 году не без участия депутата от фракции КПРФ Василия Шандыбина. В нем перечень традиционных религий ограничивается православием и исламом. По первоначальной версии другого члена фракции КПРФ, Сергея Глазьева, в круг избранных вошли три вероисповедания: православие, ислам и буддизм. Во втором варианте Сергей Глазьев добавил к списку иудаизм. Самым либеральным оказался законопроект независимого депутата Александра Чуева. По его мнению, к традиционным следует отнести те религиозные организации, которые действуют на территории нашей страны не менее 85 лет (к моменту принятия законопроекта), имеют отделения как минимум в 10 субъектах Федерации и "признаны неотъемлемой частью исторического, духовного и культурного наследия народов".

Александр Чуев комментирует "Журналу" свой законопроект.

– В преддверии выборов уже началась борьба за голоса верующих избирателей. Но не приведут ли инициативы по размежеванию религиозных организаций "на наших и не наших" к расколу в обществе?
– Над своим законопроектом я работаю уже несколько лет. Дважды беседовал с президентом Владимиром Путиным. Он ясно сказал, что такой закон нам нужен. Но в администрации президента и правительстве отношение к проекту прохладное. После доработки с участием представителей многих российских религиозных конфессий проект стал называться "О социальном партнерстве государства и традиционных религиозных организациях в Российской Федерации". Он не предусматривает ущемления прав одних религиозных организаций в пользу других. В законопроекте вообще не могут быть зафиксированы привилегии для каких-то организаций. Могут быть только установлены единые для всех правила, некие базовые понятия, что и сделано в моем законопроекте. Сейчас государство само определяет, с какой из религиозных организаций заключать договор о сотрудничестве. А проект призван помочь властям определиться, кто традиционно связан с культурным и духовным наследием страны, а кто нет. Для чего? Чтобы знать, с кем можно сотрудничать, а с кем – еще надо подумать... Мы не имеем права ограничивать ничью свободу совести, но, извините, выбирать приоритетных партнеров мы можем.

– Кого, по-вашему, уже сейчас можно отнести к традиционным религиозным организациям?
– Конечно же, Русскую православную церковь, а также старообрядческие церкви. Еще мусульман, причем самые разные организации, а не только уполномоченные, как в законопроекте Глазьева. Кем они уполномочены? С моей точки зрения, если они соответствуют понятию "традиционный", пусть регистрируются. И католики, и протестанты. Между прочим, в России сегодня протестантов больше, чем мусульман. Думаю, что конкретный перечень организаций, которые соответствуют предложенным мною критериям, может быть в последующем установлен отдельным законом или даже постановлением правительства.

– Почему бы вам не объединить все три законопроекта в один?
– Проект 1999 года просто устарел. С Глазьевым я готов пойти на сближение, но существует несколько концептуальных расхождений. Во-первых, нельзя, как он предлагает, вводить жесткий перечень традиционных организаций, – четыре и не более того. Во-вторых, в законопроекте не должно быть статей, которые предлагают одним махом вернуть религиозным организациям их собственность, включая землю, национализированную после 1917 года. А Глазьев стоит именно за возвращение всего и всем без исключения. На мой взгляд, это предмет другого закона, он также мною внесен в Госдуму и называется "О возвращении имущества религиозным организациям". Есть же такие культовые объекты, которые не могут быть переданы Церкви. В этом случае властям необходимо помочь церковнослужителям подыскать земельный участок для их нужд.

– Вы уверены, что ваш законопроект будет принят Госдумой в этом году?

– Думаю, да. Первое чтение, надеюсь, состоится в мае, второе и третье – осенью.

Игорь Пылаев

8 апреля 2003 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования