Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
Распечатать

"НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА": Храм за колючей проволокой. В Чечне люди служат Богу с риском для жизни


В церкви Рождества Христова в станице Наурской только что закончилась служба. Прихожане - несколько старушек, - крестясь, выходят из храма. Спускаясь по высоким ступеням, они аккуратно обходят БРМ (боевую разведывательную машину), "припаркованную" военными прямо у порога церкви, и уходят через широко растворенные ворота. Через несколько часов они вернутся сюда на вечернюю службу.

Этот храм на сегодня единственный в Чечне. Если, конечно, не считать походной церкви в Грозном, поставленной не так давно армейцами во дворе разрушенного храма Михаила Архангела. Наурская церковь была открыта в бывшем Дворце культуры в начале первой чеченской войны, и куполов на ней пока нет. Вокруг здания - противопехотное ограждение из колючей проволоки. Над входом - крест, а на воротах белой краской выведено: "Храм Рождества Христова". Напротив церкви, как неприступная крепость, стоит местная комендатура. По периметру здания с развевающимся флагом Чеченской Республики - в метра два высотой мешки с песком, взвод солдат и военная техника.

Из кадила струится тонкий дымок, оседая на стенах бывшего станичного клуба. Иконы подарены прихожанами. Среди них немало и старинных, на которые молилось не одно поколение казаков. Богато смотрится иконостас - тоже подарок прихожан. Отец Палладий, отслуживший в течение четырех часов утреннюю службу, рассказывает, что в их церкви то же самое, как и в любом другом православном храме, - служба, крещение, венчание, отпевание. Здесь также есть воскресная школа, куда приходят дети до 14 лет. Их не только учат понимать слово Божие, но и кормят, потому что у многих родители сидят без работы.

Отец Палладий - не старый еще человек, с пронзительно голубыми глазами и белой окладистой бородой. В Чечне он с октября прошлого года. Пришел сюда с Сахалина. Добирался пешком, преодолев 12 тысяч километров более чем за два месяца. "Шел лесами, перевалами, бывало, что и подвозили на попутках. Кормился ягодами, подаяниями. Думал, что здесь вера крепче, ведь она обожжена войной, страданиями и мукой. Теперь смотрю, сопоставляю".

Служить приходится не только в Наурской станице, но и по всей республике, "куда поведет Бог" - в Червленой Узловой и Мекенской, Шелковской и Петроплавской. Там, где живут православные христиане. И в Грозном отцу Палладию приходится бывать часто. По его словам, там каждый раз на службу собирается от 70 до 100 человек. "Неспокойно в Грозном, - рассказывает батюшка. - Стреляют много. Бывает, во время службы, прямо у стены церкви, такая пальба идет! Но прихожане не оставляют храм, а, наоборот, еще с большим усердием молятся".

Ходит он по Чечне без охраны и в рясе, ни от кого не прячась. Боевики ему не раз грозили, обещая отрезать голову. Мирные же чеченцы, наоборот, уберегают, предупреждая: мол, ты по той дороге не ходи, опасно. Он вспоминает, как по приезде в Чечню направился в Бакинскую епархию представиться (приход с недавнего времени стал относиться не к Ставропольской, а к Бакинской епархии). По пути попал в руки бандитов, которые тут же вынесли ему приговор: расстрелять неверного. "Казалось, что смерть неизбежна, но мне не было страшно, - говорит батюшка. - Ведь со мной был Бог, я усердно молился, и он меня спас".

До недавнего времени благочинным всей Чечни был иерей Назарий, но он тяжело заболел и оставил службу. Иерей Игорь, прибывший сюда из соседней Ставропольской епархии, теперь временно исполняет обязанности благочинного. По всей Чечне их всего двое. "Нашему приходу очень нужен и псаломщик, и хотя бы еще один священник, - говорит батюшка. - Но сюда должен прийти человек по своей воле, зная, что здесь служить очень опасно".

Отец Игорь уже не впервые в воюющей Чечне и не понаслышке знает о тех опасностях, которые ожидают здесь священника. Сколько их уже погибло тут - отец Петр, отец Анатолий Чистоусов. "Во время службы в своих молитвах мы постоянно упоминаем их имена. Это были преданные Богу люди", - рассказывает отец благочинный.

Ценой жизни приходится укреплять священнослужителям православие в Чечне - в республике, где в последние десятилетия громили церкви, а на их фундаменте, как, например, в Червленой Узловой, строили мечети. Старожилы помнят и красивый храм, который был еще в 60-е годы в той же Наурской. Стояли храмы в Мекенской, в других станицах. И сегодня как никогда, считает отец Игорь, православные Чечни нуждаются в помощи. Не хватает икон, свечей и другой церковной утвари. У батюшек для смены нет даже подрясника. А ведь это малая толика того, что нужно.

Прихожанка Анна Дмитриевна рассказала, как во время масхадовского правления она была сторожем при Наурской церкви. Глубокой ночью к ней домой пришли чеченские сепаратисты и потребовали ключи от церкви. "Я обманула их, сказав, что у меня никаких ключей нет, - рассказывает 70-летняя женщина. - Взломать дверь они не осмелились".

"А вот еще был случай, - вспоминает прихожанка Надежда Семеновна. - После вечерней службы я мыла полы в храме, когда вошли двое чеченцев и направились прямо к иконостасу. Вижу, остановились, о чем-то между собой переговорили. Прошло несколько минут, они мне показались вечностью. Потом один из чеченцев говорит мне: "Не бойся, мы ничего брать не будем. Такую красоту разрушать нельзя".

"В своей станице мы живем только молитвами. С утра идем в церковь на службу, вечером - снова, - говорит 80-летняя Мария Ивановна. - Просим у Бога мира, молимся за души безвинно погибших. У нас недавно в Наурской убили русскую учительницу, ей было всего около 50 лет. Она умерла страшной смертью. Вначале ее изнасиловали, а потом закололи ножами. Как она любила детей! Незадолго до этого приезжал ее сын с Украины, просил уехать с ним. Но учительница не согласилась, говорила, что не проживет без своих учеников".

По рассказам прихожан, в Наурской не осталось ни одной русской семьи, которая бы не пострадала от рук бандитов. "Ко мне трижды приходили в дом, - рассказывает Анна Дмитриевна. - Вынесли все, что можно было унести. А я все равно живу, с голоду не умираю. Господь не оставляет нас".

Валет Махамхаев - 9-летний чеченский мальчик - по пути из школы постоянно заходит в церковь. Любит разговаривать со священнослужителями, которые к тому же его обязательно чем-нибудь угощают, особенно мальчишке нравятся пирожки с картошкой. А недавно ему подарили здесь несколько игрушек - машинки. Дело в том, что накануне сюда поступил гуманитарный груз с учебниками, одеждой и игрушками для детей Чечни. Доставила его Нина Шевченко, директор негосударственного благотворительного Детского фонда имени Великой княгини Елизаветы. Распределить груз доверили наурскому храму. Валет был очень рад подаркам. Ведь игрушки для мальчишки, родители которого не работают, - большая роскошь. Валет с детской наивностью рассказал, что в школе он ни с кем не враждует и "их", русских, не трогает. И его папа, который, по заверению пацана, никогда не воевал, тоже хорошо относится к "ним".

…К воротам церкви подошла пожилая чеченка. Попросила позвать отца Палладия. Оказалось, что ей нужная "святая вода" для тяжелобольного сына. "Соседка посоветовала, - смущенно говорит женщина. - Ее мужу помогло". "Но ведь вы не христианка", - говорю ей. "У моей соседки муж тоже мусульманин", - отвечает она, пряча в сумку бутылку с водой.

Чечня

Мария Бондаренко

"Независимая газета"

29 июля 2002 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования