Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ": Итоги года. Пост принят. О первом годе предстоятельства Патриарха Кирилла


В начале 2009-го во главе Русской православной церкви встал новый первоиерарх, патриарх Кирилл, так что можно подводить не просто итоги года, а итоги первого года его предстоятельства (без месяца с небольшим, но принципиально это ситуацию не меняет). Новый патриарх — человек яркий, амбициозный, энергичный, что называется, "с идеями", от него ждали каких-то новых веяний в церкви, свежего воздуха, быть может, даже, страшно сказать, высвобождения низовой инициативы. Увы, мечты эти были наивны, в очередной раз пришлось вспомнить сакраментальную фразу Ленина о том, что "жить в обществе и быть свободным от общества нельзя" — даже телу Христову. Церковная власть в малейших деталях повторяет путь власти светской по укреплению "вертикали". Какая низовая инициатива! Не только миряне, но и священники теряют последние возможности как-то влиять на ситуацию в церкви. Например, в прежней редакции приходского устава высшим органом управления приходом значилось Приходское собрание во главе с настоятелем. Принятая в октябре 2009-го новая редакция устава отдает бразды правления правящему архиерею. Это значит, что отныне даже самые ничтожные вопросы жизнедеятельности прихода настоятель не может решать самостоятельно — только по одобрении архиерея. Урезаны в правах и миряне: раньше должность председателя Приходского совета, ведающего в числе прочего приемом на работу и имеющего право подписи финансовых документов, была выборной — им мог стать и мирянин, входящий в Приходское собрание. Теперь председателем Приходского совета автоматически становится настоятель — конечно, нечего мирянам совать нос в финансовую кухню прихода, существующего, между прочим, целиком и полностью на мирянские деньги.

Зато создано Межсоборное присутствие — орган, призванный улучшить коммуникацию в РПЦ, донося до руководства стремления церковных масс. Но это в самом общем виде, регламент Межсоборного присутствия пока только вырабатывается, и никто толком не представляет, чем оно на самом деле будет заниматься — похоже, патриархия, как и светская власть, хочет обзавестись неким буфером вроде Общественной палаты. Прямая связь между мирянами и церковным начальством перекрыта уже окончательно (соборы практически ликвидированы, мирян вычищают из органов управления), так что без прокладочек для "улучшения коммуникации" не обойтись. Режим-то у нас, чай, не тоталитарный, какие-никакие клапаны приходится оставлять открытыми.

А заодно имитировать бурную деятельность. Церковь недорабатывает как институция: слабо развита приходская жизнь (даже в Москве и Петербурге, лидерах по этой части, далеко не при всех храмах сложились живые общины), отстает катехизация, миссионерские усилия практически на нуле, но то и дело мы слышим о создании все новых и новых бутафорских и, как правило, карманных православных "ассоциаций" и "корпораций", всегда готовых по мановению руки священноначалия имитировать праведный гнев или праведное же воодушевление. Несмотря на громкие заявления, что главным критерием в оценке деятельности церкви должно стать нравственное состояние общества (а нравственному росту может способствовать только кропотливая работа по духовному просвещению граждан, а не постоянные подсчеты, на какой процент православных прибыло, а верующих других конфессий убыло), активизм патриархии направлен в основном вовне — не на собственную паству, а на "большое общество", которому таким образом пытаются доказать важность церковных начинаний. Правда, на епархиальном собрании духовенства Москвы, которое прошло 23 декабря, патриарх Кирилл объявил о грядущих переменах: в каждом приходе отныне должны появиться три обязательных сотрудника — социальный работник, отвечающий за дела милосердия, педагог-катехизатор и молодежный руководитель. Во многих общинах они и сейчас есть, но работа их оплачивается произвольно, порой от случая к случаю. "Важно, чтобы за эти направления деятельности отвечал не активист-любитель на общественных началах, а профессионал", — подчеркнул патриарх, явно намекая на необходимость полноценной оплаты труда. Дотаций из церковного бюджета на это, впрочем, не обещал, посоветовав искать гранты.

Своего рода идеальной общиной должен стать, по-видимому, приход храма Святителя Николая на Трех Горах в Пресненском районе, куда настоятелем в последние дни декабря назначен глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. Но вот незадача: отец Всеволод ни словом не обмолвился о внутриприходском устроении, зато подробно живописал Интерфаксу, как он намерен развивать внешнюю деятельность — устанавливать и закреплять связи с расположенными рядом правительством, предприятиями, вузами, близлежащей музыкальной школой и больницей. Стоит ли говорить, что особые надежды он возлагает на связи с правительством.

А у самого патриарха появится общественная приемная. Это тоже позволит "расширить формы взаимодействия Церкви с обществом", заявил предстоятель на епархиальном собрании (глядишь, правительство потянется и в приемную). Ну и конечно — еще повысить статус церкви.

Между тем, на этом фронте и так одержаны немалые победы. Наконец-то решен вопрос о введении в общеобразовательную школу курса "Основ религиозных культур и светской этики", началось формирование института армейских капелланов. Не все сложилось так, как мечталось церковным лидерам: вместе с основами православия в школу придут основы и других "традиционных" религий да еще эта несносная светская этика, которую во многих регионах (Красноярский край, Ставрополье, Новосибирская, Калининградская, Свердловская области и пр.) выбирает большинство родителей. Но, как говорится, бери, пока дают — начни представители патриархии в очередной раз артачиться, президентское решение могло быть совсем другим.

Зато в вопросе пособия по основам православия патриархия решила пойти по пути безмолвного неповиновения. Создала собственный Редакционный совет по написанию учебника и молча игнорировала все методические разработки Министерства образования и науки. 28 декабря состоялось заседание церковного Редакционного совета под председательством патриарха Кирилла, которое окончательно одобрило в качестве пособия рукопись протодиакона Андрея Кураева, признав необходимым внести в текст замечания и предложения членов Редакционного совета — насколько эти замечания и предложения совпадают с требованиями Минобрнауки, остается загадкой. Патриарх Кирилл, правда, подчеркнул, что "следует максимально информировать людей о содержании учебного курса", но пока общество не имеет на эту тему и минимальной информации — а та, которая есть, а именно, пара вывешенных в Интернете глав из учебника отца Андрея, наводит на печальные размышления.

Не вызывают энтузиазма и другие нововведения прошедшего года: временная передача из Русского музея Торопецкой иконы Божией Матери в храм элитного поселка Княжье озеро и назначение наместника Соловецкого Спасо-Преображенского монастыря архимандрита Порфирия (Шутова) на должность директора Соловецкого музея-заповедника. Можно, конечно, все иконы раздать по храмам, но лучше все-таки делать это на основании закона о реституции, а не хорошего отношения к хорошему человеку — на всех хороших людей икон может не хватить, и как тогда сергеи шмаковы будут удовлетворять свои непомерные амбиции?

Назначение архимандрита Порфирия директором государственного музея не оставило бы столь неприятного осадка, если бы и здесь в глаза не бросались откровенно шкурные вожделения: патриархия никак не могла смириться, что получает с Соловков меньший по сравнению с туриндустрией доход и много лет вела с музейщиками тяжбы, то требуя убраться с территории монастыря, то вообще грозя выселением с островов гражданского населения. Теперь проблема решена: экскурсионное бюро музея-заповедника и паломническую службу монастыря объединят в одну структуру, то есть пресловутую симфонию церкви и государства в данном конкретном месте можно считать достигнутой. Результат? Поездка на Соловки, дело и так недешевое, вздорожает — раньше светские туристы подкармливали государство, паломники — церковь, а теперь каждому придется удовлетворять аппетиты обоих, — но кого это волнует?

Никак не проявил себя в ушедшем году лишенный сана епископ Диомид (Дзюбан). Был крутым раскольником, писал поношения в адрес священноначалия, чуть ли не шел со своими сторонниками походом на Москву, а вот запретили в служении — и пропал, ни слуху о нем, ни духу. Что скорее всего говорит о дутости этой фигуры, сполна использованной политтехнологами от церкви для предвыборных целей: чтобы выгодно оттенить его главного оппонента и одновременно главного претендента на патриарший престол.

Однако не нужно думать, что Диомид целиком и полностью миф. Настроения сродни диомидовским продолжают бытовать в церкви: в этом году скандал случился в другом гнезде "конспирологии" — Свято-Боголюбовском монастыре, где духовником небезызвестный архимандрит Петр (Кучер). Некоторые его духовные чада, не выдержав удушающей опеки, начали попросту бежать из монастыря. Несмотря на поднятый "ревнителями православия" крик о злокозненной клевете на церковь, патриархия не присоединилась к их бесноватой позиции, а разрешила этот конфликт более-менее цивилизованно. Нельзя сказать, что по закону, но цивилизованно: всех жаждущих вырваться на свободу отпустили, сменили руководство и воспитателей монастырского приюта, создали специальную церковно-общественную комиссию, которая будет следить за деятельностью православных приютов. Единственный "пробел": судя по всему, никакой ответственности за сложившуюся ситуацию не понес главный ее виновник — архимандрит Петр. Он вообще не фигурирует в информационных сводках по этому делу, как будто не он заправляет всем в монастыре. В чем тут дело? В том ли, что отец Петр — человек уже очень пожилой и решили не трогать старика, в том ли, что, несмотря на свой возраст, это орешек покрепче опального Диомида и вот так с наскоку с ним не справиться? Нет ответа. "Не располагаю на этот счет никакой информацией", — скороговоркой выпаливали все патриархийные ньюсмейкеры, к которым я подступалась с вопросами, и норовили улизнуть.

Но, в конце концов, церковная политика, как и любая другая, есть искусство возможного. Значит, вот такие у нас на данном этапе возможности.

Светлана Солодовник

7 января 2010 г.

 Фото с сайта www.patriarchia.ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования