Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР: Тайный умысел. Дискуссия вокруг возможности регулирования миссионерской деятельности в России прошла в Москве


3 декабря состоялся круглый стол, организованный Евро-Азиатским отделением Международной ассоциации религиозной свободы (ЕАО МАРС), Славянским правовым центром (СПЦ) и Институтом религии и права. Обсуждая на мероприятии темы "Права человека и миссионерская деятельность религиозных организаций в РФ", юристы, ученые и представители религиозных организаций затронули ряд острых вопросов, касающихся главных причин неблагополучия нынешнего состояния таких актуальных для России вопросов, как соблюдение принципа свободы совести и вероисповедания.

Участники со стороны религиозных организаций были представлены только российскими христианами протестантами (баптистами и адвентистами), вайшнавами и единственным представителем "традиционной" конфессии от иудаистов, что уже было призвано хотя бы как-то имитировать "религиозный кворум". Представители наиболее влиятельной религиозной организации страны - Московской патриархии и следующей за ней по "традиционности" мусульманской уммы в круглом столе не участвовали, что никак не отразилось на высоком накале в процессе обсуждения актуальной темы.

Впрочем, началось все вполне безоблачно и даже радостно - с приветствия директора Института религии и права Романа Лункина и всеобщих поздравлений адвоката Анатолия Пчелинцева с днем юриста и только что состоявшимся присуждением ему Гильдией российских адвокатов знак отличия "За вклад в развитие адвокатуры". Однако, уже при выражении благодарности за поздравления, Пчелинцев не удержался от того, чтобы упомянуть о своем беспокойстве за состояние государственно-религиозных отношений, которые трудно еще именовать не только правовыми, но и сравнительно этичными. Затем ведущим было предоставлено слово президенту ЕАО МАРС профессору Юрию Носкову, с выступления которого и началась последовательная конкретизация весомых оснований для общественного беспокойства состоянием означенного круга проблем.

Напомним, что мероприятие проходило на фоне еще продолжающейся общественной реакции на убийство православного священника-миссионера и огульного обвинения, брошенного в связи с ним рядом государственных СМИ и безответственными церковными и светскими чиновниками в адрес представителей неправославных верующих. Кроме того, и на фоне дурно пахнущей истории с появлением из недр Минюста РФ и обсуждением нелепых поправок к ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", а затем и необъясненного исчезновением текста "проекта" со страниц сетевого ресурса министерства. Поэтому напоминание Носкова о том, что "правовое государство должно быть не вооружено законом, а связано законом" с замечанием, что в случае с поправками наблюдается явное "отступление от принципов правового государства и намерения строительства в России гражданского общества, как такового", оказалось как нельзя более кстати.

Руководитель отделения международной Ассоциации сформулировал в своем выступлении немало обоснованных претензий к государственным чиновникам, ответственным за вбрасывание в информационно-правовое поле не просто недоработанного, а откровенно безграмотного в юридическом смысле и антиконституционного по своему содержанию документа. Тема выступления профессора Носкова, сформулированная, как "Миссионерская деятельность религиозных организаций, как одна из форм проявления свободы совести в России", сама по себе декларировала бесспорность конституционной гарантии свободы вероисповедания. Поэтому его недоумение по поводу самого факта поднятия вопроса о каком-то "узаконении" миссионерства ради того, чтобы оградить общество от безобразий под его видом, представлялось достаточно понятным. Ответственность за нарушение административного и уголовного законодательства и без того предусматривается соответствующими кодексами и попытка пустить обществу пыль в глаза видна здесь слишком отчетливо. Если же сама миссионерская деятельность нуждается в каком-то корректировании, то оно должно осуществляться все же внутри самих религиозных организаций. Поэтому приходится констатировать, что если государство по понятной причине не решается на прямой запрет миссионерства, то теперь оно пытается пронзить своей "вертикалью" не только госаппарат, где это может быть и нужно, но и гражданское общество. Выглядит же подобное достаточно неприглядно не только с позиции закона, но и морали.

В выступлении адвоката, сопредседателя СПЦ Анатолия Пчелинцева на тему "Проект закона о регулировании миссионерской деятельности как попытка ограничения религиозных убеждений в РФ", были приведены примеры квалифицированной реакции со стороны научного и религиозного сообществ России на появление проекта упомянутых поправок. А затем проанализированы и некоторые характерные особенности "неправового законотворчества" авторов сомнительного документа. Пчелинцев отметил, что "сам факт того, что проект был все-таки обнародован - несомненно является моментом положительным, так как до того за законотворцами наблюдалась привычка прятать подобные документы. Потом они внезапно вбрасывались в правительство и лишь затем начиналось их запоздалое обсуждение". Отвечая на вопрос о том, что могло стать причиной появления столь неподобающего документа, Пчелинцев выразил убеждение, что основная проблема не в каком-то целенаправленном злоумышлении, а в кричащем непрофессионализме инициаторов и авторов проекта.

Выступление председателя Российского союза евангельских христиан-баптистов (РСЕХБ) Юрия Сипко по заявленной ранее теме "Региональные законодательства о миссионерской деятельности и практика их применения" оказалось более широким. Проблема с миссионерством "на местах", как известно, заключается не столько в содержании региональных нормативов, сколько в произволе местных администраций, часто игнорирующих действующее законодательство по причине отсутствия хотя бы каких-то представлений о таких категориях, как свобода совести и вероисповедания. Об уровне этих представлений и говорил лидер баптистов с нескрываемым сожалением и даже горечью. "Права человека в нашем сознании - всех нас и правительства в том числе, - это понятие до сих пор не осознанное и не усвоенное. Фактически в нашем обществе нет представлений о том, что такое права человека, нет даже дискуссии по теме прав человека. И нам здесь - то есть, сообществу проявляющему активность в этом отношении, - нам нужно понимать, что защищая этот принцип применительно к своим частным вероисповедным интересам, мы в массах людей не найдем поддержки. "Здесь" - это наша, "сугубая боль"... Но кому она интересна? Страна нашей боли не чувствует..."

Сипко поделился с присутствующими своим воспоминанием о том дне, когда он - единственный из представителей непривилегированных конфессий, - оказался приглашенным в Минюст вместе с эмиссарами от "традиционных" религиозных организаций. Посещение было организовано министерством для ознакомления представителей религиозных организаций с пресловутым проектом поправок. Он рассказал, как представители этих религиозных организаций в один голос безоговорочно одобряли розданный им текст, а некоторые приговаривали, что давно уже ждали чего-то подобного, так как от засилья миссионеров уже некуда деваться. Баптистский проповедник Сипко оказался тогда единственным, кто сразу обратил внимание на грубые несоответствия текста Конституции РФ и законодательству и открыто высказал свое несогласие с позициями предложенного документа. По словам Сипко именно тогда, когда все представители "традиционных" конфессий и даже приглашенный католик по кругу высказывали свое одобрение предложенной им "филькиной грамоты", он в который раз остро ощутил, насколько низко ценится в нашей стране человеческое достоинство и насколько далеко общество от понимания такой категории, как права человека. К сожалению, это печальное обстоятельство стало причиной обретения нашим обществом какой-то самоубийственной инерции, когда уже не "власть", не довлеющее административное начало лишает все новые и новые поколения россиян перспективы ощутить собственное достоинство, а это делает само общество. Делает согласно существующим стереотипам, стихийно давит на все, что может нарушить всеобщую самооценку людей, как массы "холопишек", послушных некоей безличной власти, руководит которой не самым достойный гражданин страны, а "наш хозяин", "барин". Добавим, что остается только сожалеть, что если к осознанию ценности прав и достоинства человека христианская цивилизация подошла лишь после трагедии Второй мировой войны, то в России ощущение этих категорий не коснулось сознания большинства наших соотечественников до сих пор.

Однако, по мнению Сипко, даже это прискорбное обстоятельство можно было как-то нивелировать, если бы все государственные чиновники, вступающие в должность, экзаменовались бы, прежде всего, на предмет знания Конституции РФ и основных норм российского законодательства. Тогда, если не по уровню внутренней культуры, то хотя бы следуя букве инструкций, их действия соответствовали бы более-менее цивилизованным представлениям о том, в каком мире мы живем, и чем они занимаются.

На наиболее циничные нарушения Конституции, положенные в основу законопроекта, указал в своей реплике доктор философских наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова Игорь Кантеров. "Этот проект по двум позициям является практически антиконституционным. Первая позиция заключается в том, что,  благодаря ему, предполагается отчуждение права гражданина на свободное исповедание религии, гарантированное ст. 28 Конституции РФ, Международной декларацией о правах человека. Это право у гражданина отнимается и передается религиозной организации. Хотя нигде - ни в Конституции, ни в законодательстве не говорится, что правом исповедовать веру и, в том числе, нести слово Божье, наделяется религиозная организация".

Второе нарушение, по мнению Кантерова, заключается в том, что проект предполагает необходимость документального подтверждения права на миссионерскую деятельность. "Установлением такого фильтра, - по словам ученого, - нарушается принцип равенства людей, независимо от религиозной, национальной и расовой принадлежности, где обладатель документа, как предполагается, условно, может заниматься миссионерством, а тот, у кого такого документа нет - этого права лишен".

Сопредседатель СПЦ адвокат Владимир Ряховский в своей реплике добавил к этому, что правом на беспрепятственную проповедь своих религиозных убеждений, согласно нормам Международного права и действующего законодательства, обладает не только гражданин какой-то определенной страны, но и каждый человек, независимо от того, "гражданин" он или "негражданин". Добавим, что таким образом сам факт узаконения миссионерской деятельности является с позиции права - неправовым актом, абсурдом, о котором просто не было бы оснований говорить в правовом обществе и государстве. Чтобы поправки обрели какой-то смысл, потребовалось бы менять Конституцию, приспосабливая ее к условиям, при которых возможно нарушение основ международного права и общепринятой цивилизованной морали, что в свою очередь тоже представляло бы собой нелепость.

По мнению председателя Российского библейского общества Анатолия Руденко, попытка ограничить право на свободу религиозного миссионерства, поставив его под контроль государства, является не чем иным, как узурпацией со стороны органов государственной власти прав самого Бога на земле. Сущность религиозной миссии с позиции верующих людей представляет собой исполнение воли Божьей, и источником миссионерства, таким образом, является именно Он.

Однако, большинство претензий, связанных со скандальными поправками было связано все же с низким уровнем знаний должностных лиц и аморфностью общества, которое пока никак нельзя обоснованно считать гражданским. Об этом, в частности, эмоционально, но очень по существу высказался заместитель главного редактора интернет-ресурса "Портал-Credo.ru" Владимир Ойвин. Его реплика прозвучала в ответ на высказывание кого-то из присутствующих по поводу допустимости учета религиозных групп верующих, о возникновении которых, согласно поправкам, они должны были бы немедленно сообщать: ведь, по поводу обязательной регистрации никто не протестует. Ойвин отделил обязательную регистрацию религиозных организаций от попытки учета всех верующих, что выглядело бы, как минимум, разделением граждан по признаку из религиозной принадлежности. Затем, напомнив присутствующим о памятном высказывании министра юстиции Коновалова по поводу необходимости "диктатуры закона", Ойвин оценил уровень юридических представлений этого руководителя, как крайне низкий. "Коновалов - юридически малограмотный чиновник, что он демонстрирует и сознательно, и не осознавая того, когда становится инициатором каких-либо изменений. Что еще можно сказать о так называемом юристе, который не способен различать понятия "диктатура закона" и "диктатура права"? Увы, но у нас и президент, и премьер - тоже юристы, но уровень элементарной юридической грамотности там тоже не выше, чем в случае с Коноваловым", - заметил Ойвин.

Перейдя к вопросу о вялости, с которой разные конфессии России реагируют на безграмотные и опасные поправки к ФЗ "О свободе совести...", он выразил удивление, что "хотя и ясно теперь, что все конфессии ущемлены поправками и все должны бы выступить против такого проекта, но они молчат. Кто выступает? Все сидят тихо и ждут, чем все это кончится. ...Такая практика участия конфессий в своей собственной судьбе, увы, порочна. Все, кроме, может быть, баптистов, страшно боятся испортить отношения с властью. Думают, что "спасутся". Не спасетесь! Об этом очень хорошо сказал когда-то покойный Галич - "не шейте вы себе ливреи, евреи!" Конечно, в нашем случае это относится не только к евреям, а и ко всем прочим - к любой конфессии, которая шьет себе ливрею, а некоторые и уже щеголяют в них на официальных приемах во власти, в президентских советах и прочих филиалах "совета нечестивых"..

Кроме перечисленных имен со своими репликами выступили многие участники круглого стола. Юрист Общества сознания Кришны Михаил Фролов привел массу примеров сознательного нарушения законодательства о свободе совести в процессе законотворчества. Заместитель начальствующего епископа РЦХВЕ Павел Бак обратил внимание на абсурдность отдельных положений поправок, которые могли бы прямо препятствовать не только благотворительной миссии религиозных организаций, но и ряду светских государственных программ в области здравоохранения.

Председатель КЕРООР раввин Зиновий Коган обратил внимание на ту тенденцию, что в настоящее время "ряд религиозных групп настойчиво регистрируются в качестве религиозных организаций и, кстати, очень реакционных, хотя не буду говорить, каких религий". По словам раввина, таким группам оказывается эффективное содействие некими фондами, несмотря на их явно профанирующий характер. Свое былое одобрение поправок в первый момент представления их в Минюсте, Коган объяснил растерянностью от неожиданности и невозможностью сразу оценить их смысл. Быть может, на то и было рассчитано предание документа широкой гласности, чтобы тут же, пока никто не разобрался в его сути, провести поправки через Госдуму и подсунуть на подпись президенту.

Однако, большинство участников круглого стола не исключили и иного замысла, которого могли придерживаться государственные чиновники в своих попытках преодолеть гарантии свободы совести и вероисповедания в стране. То, что документ внезапно и без каких-либо комментариев исчез с сайта Минюста РФ, а его назначенные обсуждения также без объяснения причин не состоялись, может означать, что противники принципа свободы совести и прав человека уже выяснили все, что намеревались. Теперь же, с учетом общей тенденции к неправовым инициативам, ничто не мешало бы им сформулировать совершенно иной и, возможно, преследующий совершенно другие цели и интересы текст, чтобы провести его через Госдуму под видом уже обсуждавшихся поправок. В таком документе могло бы не содержаться ни одного из в пух и прах раскритикованных положений, вместо которых появились бы никому не известные новые "идеи". В условиях ожесточенного наступления сторонников клерикальной идеологии на светские общественные и государственные институты, исключать возможность такой циничной авантюры с их стороны было бы наивно.

Михаил Ситников, 8 октября 2009 г.

Фото: Елена Демидова


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования