Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ISLAMNEWS": Решительный отпор "Духу христианина". Протоиерей Всеволод Чаплин дал интервью сайту "IslamNews"


Эксклюзивное интервью протоиерея Всеволода Чаплина, которое он дал информационному агентству IslamNews накануне своего назначения на должность главы отдела РПЦ по взаимодействию Церкви и общества.

– Прежде всего, позвольте поздравить Вас, и в Вашем лице всех православных граждан России с началом Великого поста. Что подразумевает соблюдение поста, и какие изменения в жизни православного человека происходят с его наступлением?

– Великий пост, как и любой другой пост в православной церкви, подразумевает покаяние. В это время нужно чаще приходить в храм, больше молиться дома, каяться в своих грехах, участвовать в таинствах церкви. Конечно, есть определенные ограничения в пище и развлечениях. Во время поста верующие стараются меньше смотреть телевизор, особенно развлекательные шоу, не ходить по увеселительным заведениям. Из рациона исключается мясо, молоко и другая пища животного происхождения. По строгому уставу не положено есть рыбу, хотя во многих местах по благословению священноначалия рыба употребляется, как правило, в субботние и воскресные дни – например, в духовных академиях. Однако все больше православных людей соблюдают строгий пост, на протяжении которого, за исключением двух дней, не едят рыбу и даже постное – растительное – масло употребляют не всегда.

– Как Вы относитесь к распространившимся сегодня ценностям так называемого "общества потребления"? Есть ли в нем опасность, если да, то в чем она заключается?

– Опасность, конечно, есть. Об этом сегодня говорят представители различных конфессий: и мусульмане, и иудеи, и христиане различных исповеданий. Даже реформаторы-кальвинисты, которые, если верить Максу Веберу, положили начало современному капитализму, резко осуждают современную мировую рыночную систему.

Действительно, очень большое число современных людей находятся буквально в плену потребительской культуры. Этот плен предлагается в красивой обертке, но в конечном итоге он лишает человека свободы. Нам навязывают такой образ жизни, при котором каждый год или два обязательно нужно покупать новый телефон, новую машину, наслаждаться новой едой – и так до бесконечности. Когда положение человека в обществе определяется количеством денег и объемами потребления – это действительно порабощающая культура. Кто в ней взрастает, живет и умирает, теряет очень многое, оказываясь пленником искусственно созданных ценностей.

Мы с вами как верующие люди прекрасно знаем, что обладание деньгами не делает человека счастливым. Более того, сами деньги и вещи никому не нужны как таковые, они используются для того, чтобы позиционироваться в обществе: я лучше соседей, богаче и успешнее, чем мои школьные друзья. Эта игра на самом деле стимулирует человеческую гордыню, которая со временем становится смыслом жизни – человек начинает жить ради денег и вещей.

– В каких сферах религиозной и общественной жизни России православные и мусульмане должны взаимодействовать?

– Вы только что назвали одну из этих сфер – это противостояние культу потребления. Думаю, что в момент экономического кризиса у нас появляется очень серьезный шанс сказать окружающим нас людям о надежде на то, что жизнь изменится к лучшему. И ваша, и наша традиция отвергает ростовщичество. Может быть, православные христиане менее тверды в отказе от ростовщичества. Однако в последнее время все больше людей интересуются отношением к взиманию банковского процента православной традиции, которая осуждает ростовщичество как нравственно небезопасное явление. Конечно, окружающая нас банковская система всепроникающая, и отказаться от любого взаимодействия с ней в современном обществе достаточно сложно. Но пример исламского банкинга показывает, что отдельные островки окружающего нас мира свободны от ростовщичества. И я думаю, что многих православных людей эти оазисы вдохновляют.

Мы можем вместе бороться с таким опасным для России недугом, как межнациональная рознь, которую стимулируют те, кому не нравится чья-то форма лица, разрез глаз, цвет кожи и т.д. Эта проблема сегодня является одной из самых опасных для нашей страны. Россию трудно победить на поле битвы, перехитрить, прогнуть при помощи военного, политического и дипломатического давления. Но, как мы знаем из истории, ее можно разделить и тем самым поставить на колени. Чтобы этого не случилось, важно, чтобы мы всячески противостояли попыткам разжечь межнациональный пожар в стране. Люди, которые такой пожар разжигают, должны получать самый решительный отпор. Священный синод Русской православной церкви еще при жизни покойного святейшего патриарха Алексия II очень жестко высказался по поводу двух псевдо-церковных газет – "Дух христианина" и "Пасха третьего Рима", которые занимались разжиганием межнациональной и социальной розни. К сожалению, в каждой из религиозных традиций есть радикальные силы, но нужно стараться их останавливать, чтобы Россия сохранила межнациональный мир.

Еще одна область, где мы можем прилагать усилия, – миротворчество, разрешение межнациональных конфликтов, которые имеют место в нескольких странах бывшего СССР. Мы также должны вместе заботиться об общем культурном наследии, утверждении общих традиционных ценностей, которые у нас во многом совпадают. Во всех этих областях мы не только можем, но и должны взаимодействовать.

– Какое значение Вы вкладываете в понятие "патриотизм"? Что, по Вашему мнению, значит быть патриотом России?

– Это значит быть верным ее историческому пути, хранить ее традиции, не забывать о том, что Россия имеет, что сказать окружающему миру. Она возникла не в девяносто первом, не в семнадцатом и не в пятом году. Она имеет богатую культуру, собственный взгляд на мировые процессы, в том числе на экономику, политику, отношения между народами. Мы должны уверенно смотреть в будущее и быть самими собой, не испытывая комплексов ни перед Востоком, ни перед Западом.

– Как Вы относитесь к идее поддержки государством инициатив традиционных конфессий России в сфере науки, культуры, образования?

– У государства и религиозных общин действительно много сфер для совместного действия. Религиозные организации уже достаточно много делают в области культуры. Вспомним, сколько храмов, мечетей, синагог и дацанов было восстановлено за последние 15 лет, причем в основном усилиями самих религиозных общин, так как финансовая помощь государства стала выделяться в более-менее ощутимых размерах только 5 лет назад.

– Не кажется ли Вам, что государственная поддержка религиозных конфессий, осуществляемая в той или иной форме, является отходом государства от закрепленных в конституции светских начал?

– Любая общественная деятельность имеет право на государственную поддержку, если она приносит обществу благо, цели разделяются людьми. Я знаю очень удачный пример – это Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования. Эта общественная организация активно взаимодействует с государством и, как мне кажется, приносит очень большую пользу и самой мусульманской общине, и обществу в целом. Ибо подготовка образованных кадров, издание литературы, ознакомление не только мусульман, но и самого широкого круга общественности с ценностями ислама, его культурой, несет благо не только мусульманской общественности, но всему нашему народу. Деятельность такой организации достойна государственной поддержки.

Право, я немного удивляюсь, когда говорят, что поддержка религиозных организаций нарушает конституционный принцип отделения религии от государства. На мой взгляд, этот принцип означает только то, что эти организации не являются частью государственной властной системы, как это имеет место, скажем, в некоторых странах северной Европы и Великобритании. В большинстве европейских стан отделение религиозных общин от государства не означает лишение их государственной поддержки. Даже в США, где очень жестко разделяют религию и государство, где нет прямой поддержки религиозных общин, социально полезная деятельность религиозных организаций все же поддерживается государством.

– Как у Русской православной церкви складываются отношения с православными общинами в мусульманских странах?

– Православное население мусульманских стран довольно разнородно. Оно состоит из людей разных национальностей: арабов, греков, выходцев из балканских стан. Многие представители этих общин принадлежат к разным Церквям, не обязательно к общинам Русской православной церкви. У нас с ними поддерживаются братские отношения, как например, с Антиохийской православной церковью, основная паства которой живет в Сирии и Ливане. В странах мусульманского мира, таких как Египет, Тунис и др., на протяжении долгого времени действуют общины Русской православной церкви, которые живут полнокровной жизнью. В ряде стран открываются новые общины, например, ожила и расширилась наша община в Иране, появляются новые приходы в странах Персидского залива, в частности, в ОАЭ и Кувейте. Конечно, любое меньшинство зачастую испытывает определенные стеснения, живя среди представителей другой культуры, другого языка, что налагает отпечаток на психологию людей. Однако практически всегда в мусульманских странах традиционные христианские общины пользуются большим уважением. Именно это мы чувствуем из наших контактов с ними в этих странах.

– Какова Ваша оценка ситуации в Палестине? Как Вы смотрите на взаимодействие православных и мусульман для достижения мира на Святой земле?

– Мне думается, в первую очередь нужно сделать все возможное для того, чтобы все народы, живущие на этой земле, имели возможность самостоятельно определять свою судьбу. Они должны иметь возможность беспрепятственно пользоваться базовыми плодами цивилизации, такими как работа и образование, иметь доступ к пище, воде, другим базовым жизненным ресурсам. В Палестине находятся святые для верующих многих религий места. Необходимо, чтобы у людей был свободный доступ к своим святыням.

Сегодня важно, чтобы не только народы, живущие на Святой земле, но и все международное сообщество, и в первую очередь страны-участники ближневосточного урегулирования, в равной мере, не на словах, а на деле уважали бы права религиозных общин, которые присутствуют в Палестине. Возможно, более активным и решительным должно быть международное присутствие, в том числе речь идет о России, которая является одним из традиционных участников ближневосточных процессов. В конце 19-го и в 20-ом веке российское присутствие в Палестине было очень мощным и приносило ощутимую пользу палестинскому населению. Сегодня Россия возвращает свое присутствие в этом регионе: появляются новые русские центры, возвращаются культовые здания. Хочется верить, что это присутствие внесет свой вклад в дело ближневосточного урегулирования не только на культурном, но и на дипломатическом и политическом уровне. Я думаю, что наша страна обладает очень большим потенциалом для того, чтобы все народы, живущие на Святой земле, обрели тот исторический путь, который они для себя видят наиболее правильным.

– Как Вы относитесь к идее сближения России с исламским миром, в чем Вы видите пользу от такого сближения?

– Польза очевидна. У исламского мира и России много общего: нам присуща приверженность своей культуре, своей сильной духовной и мировоззренческой традиции. У нас во многом один и тот же народ. И вам, и нам необходимо находить собственную, прочную, стабильную, независимую роль в мировых политических и экономических процессах. Все это диктует необходимость к активному взаимодействию и взаимной помощи в поиске ответов на общие вызовы, основным из которых, на мой взгляд, является попытка идеологического и политического диктата со стороны Запада.

Беседовал Ринат Незаметдинов

Р.S. Всеволод Чаплин является комментатором общецерковной позиции по актуальным вопросам жизни общества и международных событий.

31 марта 2009 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования