Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"КОММЕРСАНТЪ": Защита уничтоженных памятников. Разрушение памятников в Южной Осетии должно стать одним из пунктов обвинений в адрес грузинской стороны


На брифинге в Министерстве культуры глава Росохранкультуры Александр Кибовский поднял вопрос о состоянии памятников Южной Осетии после пятидневной войны. Насколько можно понять, разрушение памятников должно стать одним из пунктов обвинений в адрес грузинской стороны.

Министерству культуры повезло с информацией — благодаря счастливому спасению из Цхинвали Нелли Табуевой, руководителя отдела охраны памятников министерства культуры Южной Осетии, им есть о чем говорить. Все время боевых действий госпожа Табуева провела в подвале в уничтожаемом городе и лишь недавно добралась до Владикавказа и смогла связаться с министерством.

Ситуация с памятниками достаточно сложная. Как можно понять, до уничтожения Цхинвали никто, кроме госпожи Табуевой, ими всерьез не занимался. Ей было непросто. Дело в том, что паспортизация памятников Осетии проводилась еще в советское время и паспорта хранились в Тбилиси. После распада СССР Тбилиси ни за что не предоставлял эти материалы самопровозглашенной республике, и там не очень хорошо знали, что у них есть, да и нельзя сказать, что до этого доходили руки.

Госпожа Табуева, по сути, составляла эти паспорта заново, что было деятельностью достаточно героической. Успела она не слишком много. Списки ее включают 600 объектов, но большинство из них — это только названия, без научного описания состава памятника и даже без первичной фиксации (графической и фото). Собственно, основная ее работа велась в самом Цхинвали — до горных сел с археологическими памятниками добраться было трудно.

Цхинвали же — древний город, он основан в 1262 году, и там сохранялось несколько весьма значительных памятников. Главный — византийская церковь Святого Георгия, датируемая IX веком. Это был маленький храм, построенный в очень отдаленной части византийского мира, и его архитектура, разумеется, не была слишком выразительной, но сама древность памятника, несомненно, делала его очень значительным. В основном исторический Цхинвали был построен в XIX — начале ХХ века (с вкраплениями сталинской архитектуры) и сохранял обаяние кавказских городов рубежа веков. Нелли Табуева добивалась того, чтобы весь исторический город (это восточная часть Цхинвали) был объявлен заповедником, что было особенно актуально в связи с планами газификации города, которые были у России. Она опасалась, что дома сильно пострадают, но едва ли решение властей о заповедной зоне было принято. До конфликта можно найти информацию только об инициативе по превращению восточного Цхинвали в заповедник, после — о разрушении уникального заповедника.

Теперь памятники на территории Цхинвали разрушены, и Министерство культуры РФ заявило о подготовке материалов по документированию этой культурной катастрофы. "Это попытка не только физически стереть с лица земли народ, это попытка выжечь его память",— сказал господин Кибовский. Пока в этих заявлениях чувствуется некоторый пропагандистский привкус. У службы министерства мало материала, все заявления опираются на два факта разрушения — прямое попадание снаряда в церковь Святого Георгия и уничтожение головы памятника основателю осетинской письменности и литературы Константину Хетагурову. Остальное — старые дома Цхинвали, про которые трудно сказать что-то определенное. По сегодняшней классификации юридически они представляли собой лишь памятники исторической среды, не поставленные на государственную охрану. Кроме того, есть еще сталинские стройки — дом правительства и драматический театр, они тоже сильно разрушены. Всего, по спискам Нелли Табуевой, в городе было 33 объекта, которые могли бы быть поставлены на охрану как памятники культуры, архитектуры, истории или археологии.

Потеря этих памятников трагична, но, конечно, не сопоставима с ужасом убийства мирных жителей. Тем не менее этим разрушениям уделяется большое внимание, даже несколько большее, чем в период, когда памятники еще стояли. Дело в том, что по европейским прецедентам сознательное уничтожение памятников культуры осетинского народа может трактоваться как один из аргументов в пользу юридического признания грузинской акции не только военным преступлением, но и геноцидом.

Следует заметить, что такой аргумент не является слишком действенным, и особого смысла в пропагандистской активности тут нет. Например, сербские памятники на территории Косово являлись мировым наследием, включенным в списки ЮНЕСКО, уничтожались совершенно сознательно, как памятники присутствия сербов. Несмотря на то что памятников этих несколько сотен, что действия эти задокументированы, эти факты никак не помогли сербской стороне в диалоге с мировым сообществом по проблеме Косово.

Григорий Ревзин, 14 августа 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования