Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВОЕ РУССКОЕ СЛОВО": Близнецы. Епископ Санкт-Петербургский и Северо-Российский Софроний рассказывает о себе и делится впечатлениями об американских приходах РПЦЗ


 – Ваше имя у многих прихожан РПЦЗ связано с деятельностью мужского монастыря на Псковщине. Расскажите, как он возник.

– Все началось с того, что монахи начали строить свои кельи вокруг одного из храмов на Псковщине еще в 1990 году. Но храм принадлежал Московской Патриархии, равно как и земля, на которой он стоял. Поэтому монахов в конечном итоге попросили эту землю освободить. Первоначально монахи просто рассеялись по округе, жили по разным домам, но поиски места для монастыря продолжались. И вот недавно, с большими финансовыми трудностями, мы выкупили у государства здание школы, которое было оставлено года два назад. Оно находится в деревне Набережье. Название связано с тем, что деревня стоит над большим озером – на берегу. Места очень красивые. Здание школы большое – 650 кв. метров. Мы все наконец оказались под одной крышей. В помещении бывших трех классов сделали храм. Монастырь получил название Богоявленского, в нем сейчас живет десять насельников.

– А как власти относятся к вам?

– До 17 мая прошлого года в церквах Московской Патриархии про нас говорили и то, что мы продались за доллары и что мы католики, баптисты, сектанты, раскольники. Как говорится, клейма на нас ставить негде, такие мы плохие. Но как только был подписан Акт, все стихло. У меня есть несколько знакомых священников МП, мы поддерживаем дружеские отношения. Как люди мы понимаем друг друга, хотя вопрос о нашей принадлежности к РПЦЗ остается предметом споров. Я могу сказать, что мы просто мирно сосуществуем. Что до чиновников, то многие относятся к нам с пониманием. Когда, например, мы покупали здание для монастыря, мне приходилось объяснять, кто мы, в каких от-ношениях с Московской Патриархией. Некоторые чиновники считают, что если в каком-то районе есть православный священник, способный окармливать тамошнюю паству, то это – главное, а к какой церкви он принадлежит, это уже второстепенное.

– В монастырском храме прихожане есть?

– Да, люди приходят из окрестных деревень.

– Где вы побывали в США?

– Я был в Вашингтоне, был на Толстовской ферме, в Свято-Троицком приходе в Нью-Йорке.

– Какое впечатление о здешней церковной жизни?

– Очень радостное. Мы не знали, как здесь живут верующие. Российское телевидение изображает нам заграничную жизнь как буржуазную, сказочную и далекую от Бога. Говорят, что вы тут молитесь постольку-поскольку, а настоящей церкви вам и не надо, поскольку она отвлекает от бизнеса. А вот в России духовность сохранилась. Наши прихожане на Псковщине спрашивают меня: "А они что там, и пост держат? И в церковь ходят?" И я им говорю: "Они такие же простые люди, как и вы!" Когда я был в Вашингтоне, я увидел, что люди собираются на службу на квартирах, как это происходит в России. В американских приходах РПЦЗ я увидел просто нашего близнеца.

– Сколько сейчас приходов в вашей епархии?

– После "пожара" 17 мая осталось всего шесть приходов. Много было сделано моими предшественниками на петербургской кафедре, чтобы разогнать имевшиеся приходы, позакрывать их, рассорить между собой. Сейчас я много времени посвящаю тому, чтобы помирить священников, снова собрать их вместе.

– Расскажите, как Вы сами пришли к религиозной жизни.

– Я родился и вырос в религиозной семье в селе Байбузы на Черкасчине. По-церковнославянски научился читать раньше, чем по-украински, хотя украинский был моим родным языком. У родителей было семеро детей, я был самым младшим в семье. Хотя я родился в 1970-м году, я успел прочувствовать отношение советской власти к религии. Если религиозный праздник выпадал на рабочий день, то я шел в церковь, а на следующий день меня ставили перед всей школой и отчитывали: богомол, как ты можешь так позорить нашу школу, наш комсомол, и все в таком духе.

Сразу после окончания школы я пошел работать в церковь пономарем, а через год меня призвали в армию. Когда в военкомате потребовали характеристику с места работы, я пришел к отцу настоятелю: "Батюшка, мне нужна характеристика". Он написал. Когда военком читал ее, у него очки на лоб полезли. Спрашивает: "Вы что, верующий?" — "Верующий!". "А присягу будете принимать?" — "Конечно буду. Верующие тоже защищают отечество". Но меня все же сочли неблагонадежным и вместо танковых войск, как обещали раньше, послали в стройбат. Два года строил жилье в Казахстане. Демобилизовавшись, вернулся на старое место работы, а еще через месяц стал помощником старосты.

– Что заставило Вас лично перейти в РПЦЗ?

– Я видел церковь изнутри. Видел священников, которые вели себя не так, как полагалось бы священникам. Некоторые не соблюдали пост, выпивали... Видел, как священники буквально пресмыкались перед властями. Если церковь получала Библию, то ее отдавали не прихожанам, которые в ней нуждались, а чиновникам из местной администрации. Религиозные книги были большой редкостью. Я, например, в юности акафисты переписывал от руки. Я видел, как священников стали приглашать на разные увеселительные мероприятия начальства, где их присутствие стало нормой.

В 1991 году двоюродная сестра позвала меня на Псковщину, где я и остался. Там один священник рассказал мне о зарубежной церкви, в которой я в конечном итоге и оказался. Что меня не устраивало в церкви Московской Патриархии? С годами я пришел к выводу, что МП – это подмена церкви. Она страшна не столько сергианством, сколько именно этой подменой церкви Живого Бога. Сегодня МП это церковь культа, обрядов. В ней считают, что человек должен быть крещен, отпет, знал, как поставить свечку. Но все это – обряды. А Господь говорит: дай мне сердце твое, поклонись мне в духе, а не так: раз ты мне поставил свечку, то Я тебе за это что-то сделаю.

– Вы согласны с мнением о том, что МП стала одной из ветвей новой государственной власти?

– Это произошло давно. Я видел это в начале 90-х, и к нашим дням мало что изменилось.

Беседовал Вадим Ярмолинец

9 июня 2008 г.

На фото: епископ Софроний в редакции НРСлова


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования