Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НРСЛОВО": «Мы должны искоренять вражду в наших отношениях». Находящийся в Нью-Йорке епископ Одесский и Таврический ВВЦУ РПЦЗ Агафангел ответил на вопросы корреспондента «НРСлова»


Находящийся в Нью-Йорке епископ Одесский и Таврический Агафангел отвечает на вопросы корреспондента "НРСлова" Вадима ЯРМОЛИНЦА

— Владыка, после прошлогоднего — Я бы сказал, что мы временно оказались вообще без центра, но этой осенью мы намерены провести V Всезарубежный Cобор РПЦЗ, который восстановит наш руково-дящий орган — Синод. Я думаю, что после этого Нью-Йорк снова вернет себе положение традиционного центра Русской Зарубежной церкви.
— Вернемся к вашему присутствию в Украине. Местные власти, и светские и религиозные, относятся к вам, как к представителю Зарубежной церкви? Я могу только предположить, что и для Московской патриархии и для Украинской церкви вы, по меньшей мере, — источник постоянного раздражения.

— Обстановка непростая. Нам препятствуют в получении имущества, препятствуют в строительстве своих храмов. Происходит это под давлением Московской патриархии. Иногда мы наталкиваемся на препятствия там, где раньше получили разрешение, где все проекты были согласованы с властями. Что нам делать в такой ситуации? Пишем жалобы в горсовет, добиваемся своего.

— Сколько храмов РПЦЗ в Одессе?

— Три, но для Одессы это — ничто! Нам нужно минимум 15, чтобы окармливать местную паству.

— Где ваш главный храм?

— В центре Молдаванки, на Михайловской площади. Когда-то там стоял второй по величине храм Одессы. Второй после кафедрального Преображенского собора. Перед войной этот храм взорвали. Остался небольшой домик, который мы с большими сложностями получили, пристроили к нему храм, административное помещение. Сейчас достраиваем часовню во имя преподобного Серафима Саровского, строим даже небольшую гостиницу.

— Откуда средства на это строительство?

— Одесситы жертвуют. Это позволяет нам строиться.

— Вернемся в Нью-Йорк. Осенью руководство РПЦЗ планирует провести здесь Всезарубежный Собор, который изберет новый Синод. Сколько нужно для этого епископов?

— Согласно положению о Зарубежной церкви, для создания руководящей структуры нужно семь епископов. Сейчас у нас есть четыре, но это совсем не значит, что мы взяли на себя обязательство избрать к Собору всех семерых.

— Вы остерегаетесь, что вас обвинят в поспешности?

— Мы не можем жить с оглядкой на то, что кто-то нас в чем-то обвинит. К сожалению, всем не угодишь, и без обвинений в наш адрес не обойдется.

— В минувшие выходные в Нью-Йорке был рукоположен новый епископ. Расскажите о нем.

— Георгий Кравченко перешел к нам из Московской патриархии. Он окончил семинарию, служил в монастыре в Александровке, что недалеко от Болграда. Сейчас он бу-дет помогать мне и в Украине и, как я надеюсь, в Молдавии, где у нас тоже есть приходы. Он пользуется большим авторитетом. Вместе с ним к нам перешло несколько священников, открылось несколько приходов.

— Как была выбрана его кандидатура?

— Он был избран епархиальным собранием, где участвовали делегаты от приходов — священники и представители мирян. Система очень демократичная, что вполне соответствует духу и букве церкви. Собор — это собрание. Участники Собора рассматривают кандидатуру и принимают решение.

— Сейчас в РПЦЗ четыре епископа. Можно сказать, что преемственность власти обеспечена. Но в течение довольно долгого времени вы были единственным действующим епископом РПЦЗ. У вас не возникало опасений за собственную жизнь?

— Любому человеку свойственны опасения за свою жизнь. Я получал рекомендации не сообщать никому о своих передвижениях, но мне казалось это настолько невы-полнимым, что я просто не видел смысла в таких мерах предосторожности.

— За год после подписания Акта у вас были контакты с епископами Синода РПЦЗ (МП)? Есть ли у вас желание общаться с ними?

— Нет, контактов не было, хотя я был бы не против сохранения хороших отношений.

— Как сформулировать ваши нынешние отношения с РПЦЗ (МП)?

— Надо трезво смотреть на жизнь. Многие епископы подписали Акт, подчиняясь обстоятельствам, из опасения потерять приход, место, но душой они с нами. Мы должны стремиться к искоренению всякой вражды между нами. Даже когда ссорятся близкие люди, они помнят, что принадлежат к одной семье. И после самой большой ссоры все равно наступает мир. В наших отношениях не должно быть места ненависти и взаимным обвинениям. Мы должны смотреть трезво на обстоятельства нашей жизни, принимать мир таким, какой он есть. Плохо обманывать других и также плохо обманывать самих себя. Они остаются самыми близкими нам людьми и по вере, и по образу мыслей.

— Довольно сложно совсем избежать негативных чувств, когда, например, священник получает письмо из Синода, в котором ему угрожают отобрать принадлежащее его приходу имущество. Возможность конфликтов такого рода не исключена в будущем?

— Я думаю, что Синод РПЦЗ (МП) не пойдет на такие конфликты. Там понимают, что дело может оказаться проигрышным, они потеряют больше. В нашем понимании они из Зарубежной церкви перешли в Московскую патриархию, перестав быть Зарубежной церковью. Мы готовы это доказывать, пользуясь документами РПЦЗ, исходя из их нынешнего статуса, из тех изменений, которые они внесли в свои уставные документы. Суду придется тогда ответить на вопрос: какая церковь является правопреемницей РПЦЗ: та, которая ушла в Москву, или та, которая сохранила ее устав, положения и статус? Если Синод РПЦЗ (МП) начнет какую-то тяжбу, то они рискуют потерять все.

— Какие проблемы стоят перед РПЦЗ?

— Стареют священники и не всегда есть, кем их заменить. Такая проблема стоит в Аргентине. Много лет там окормлял целый ряд приходов отец Владимир, но в по-следние годы возраст дает о себе знать, он болеет. Такого же рода проблема в Канаде.

— После подписания Акта РПЦЗ потеряла семинарию Джорданвильского монастыря. Как сейчас решается вопрос подготовки новых священников?

— Этот вопрос, безусловно, волнует нас. Мы будем решать его. Но не все удается сделать сразу. Мы перенесли тяжелейший удар, и нам нужно время, чтобы оправиться. Прошедший год показал, что мы восстанавливаемся и, конечно, стремимся привлекать в церковь молодежь.

— Как складываются отношения с РИПЦ?

— К сожалению, улучшения отношений не предвидится. Основоположники РИПЦ — архиепископы Лазарь и Вениамин — ушли в свое время в раскол и были запрещены Синодом РПЦЗ. В связи с этим мы не можем признавать их. Мы предложили им принять участие в предстоящем Всезарубежном Соборе, который бы определил их статус, но они отказались. Между тем Собор — единственный орган управления, который может наделить их тем или иным статусом, но они определили свой статус сами.

— Вероятно, они остерегаются того, что Собор поставит под вопрос легитимность их епископата.

— Я писал им о нашей готовности признать их в сане, оставить все как есть, но вопрос об их самостоятельности на территории России должен решаться на Соборе. Никто другой им этот статус дать не вправе.

Вадим Ярмолинец, 22 мая 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования