Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ": Брань видимая и невидимая. Тяжелые испытания выпали на долю псковского священника Павла Адельгейма, которого знают и любят не только в России


Пастырь

Каждому времени выпадают свои испытания, свои проблемы и трудные вопросы. Духовная борьба – "брань невидимая" не прекращается никогда.

… Этот человек вот уже пятьдесят лет изо дня в день совершает свой пастырский подвиг. За это время тысячи людей в разных частях страны, где служил протоиерей Русской Православной Церкви отец Павел Адельгейм, получали свет истины.

Всем сердцем радея за православную Веру, он словом и делом способствовал укреплению Церкви. За годы своего служения он восстановил из руин храм Святых Жен-Мироносиц в г. Пскове, храм апостола Матфея в с. Писковичи Псковской области, построил храм целителя Пантелеймона на территории психиатрической больницы в с. Богданове Псковской области. Создал и содержит в течение 15 лет православную общеобразовательную школу регентов, создал и опекает приют для детей-сирот инвалидов с выраженной психической патологией. От них отказались родители, врачи и педагоги-дефектологи, считали их очень проблемными. Отец Павел взял их из интерната под свою опеку, принял в свою семью, и растил вместе с тремя родными детьми. Сейчас они выросли. Увы, остаются инвалидами и самостоятельно жить не могут. Их по-прежнему опекает о. Павел. Усилиями общины храма он построил им дом в селе Писковичи, обеспечил работой при храме и православной школе. Несмотря на тяжелый психический недуг эти люди хорошо адаптированы. Не специалист в области психиатрии не сразу заметит их отклонения от нормы.

Школу при храме Св. Жен Мироносиц, посещают около 50 учащихся. Это полноценная общеобразовательная десятилетка, дающая ребятам кроме хорошего среднего образования профессию регента церковного хора. Работают в ней педагоги-энтузиасты, профессионалы высокого класса. Здесь нет чиновничьего административного произвола и формализма, здесь царит педагогическое творчество, взаимопомощь и взаимопонимание между учителями и учащимися. Этой школе неизвестны такие социальные недуги как наркомания, насилие, разврат и малолетняя преступность. Воспитательный процесс построен на основах христианской нравственности и благочестия.

Велико служение о. Павла и за пределами храма. Это и окормление заключенных в местах лишения свободы, и помощь детским домам и социальным учреждениям в Псковской области, и научная богословская общественная деятельность, и церковно-каноническая правовая защита несправедливо и незаслуженно обвиненных священнослужителей.

Его знают не только в России. К отцу Павлу с глубоким признанием и уважением относится весь христианский мир – православные, католики, лютеране, англикане, евангелисты. Блестящие проповеди, проникнутые высоким духовным содержанием, сердечной добротой, логичной стройностью убеждения люди передают друг другу в рукописях и диктофонных записях. Отец Павел – всесторонне образованный человек, ученый-богослов, обладающий энциклопедическими знаниями. Во время его проповедей и духовных бесед в храме часто звучат стихи, цитируются произведения классиков мировой и отечественной литературы, приводятся исторические факты. Богословские труды, выступления на различных конференциях и конгрессах посвящены наиболее острым и больным вопросам современного состояния Русской Православной Церкви. Особое место в трудах о. Павла занимает его книга "Догмат о Церкви", которая остро ставит вопрос о церковном христианском самосознании, о положении и отношении членов церкви друг к другу и к миру.

Остается только удивляться, как один человек может осуществлять такую огромную работу, нести столь тяжкий крест будучи пожилым человеком и инвалидом. Однако, что человеку одному не под силу, то возможно с помощью Божией.

Мытарства

Известно правило: когда Бог помогает, то и диавол не дремлет.

В апреле 1938 года органами НКВД в Киеве был арестован и расстрелян дед о. Павла – Адельгейм Павел Бернардович, создатель и директор коалинового завода. В 1939 г. арестовали отца – Адельгейм Анатолия Павловича – драматического актера и поэта. Мать – Пылаева Татьяна Никаноровна, дочь полковника царской армии и жена врага народа была арестована в 1946 году. Восемнадцатилетним юношей о. Павел поступил в Киевскую духовную семинарию, окончить которую ему было не суждено. Проучившись неполные три года, он был отчислен из семинарии игуменом Филаретом по требованию КГБ. Позднее он закончил Московскую духовную академию и в 1964 г. назначен священником в г. Каган Узбекской ССР.

Пастырская деятельность его оказалась была настолько успешной, что вызвала нешуточное беспокойство органов КГБ. Он построил в Кагане новый храм, что в те годы казалось немыслимым. Проповеди о. Павла зажигали сердца людей, пробуждая в них христианское самосознание, чувство личного достоинства и любви к ближнему. Управление КГБ Узбекистана преступило к сбору компромата на активного священника. Допрашивались прихожане Каганского храма, соседи и знакомые, отправлялись соответствующие запросы по местам прежней службы и учебы.

Иуда нашелся. Им оказался бывший однокурсник о. Павла по Киевскойсеминарии Леонид Свистун, сделавший после доноса хорошую карьеру. Сразу после написания заявления он был хиротонисатан в епископа. В дальнейшем стал Высокопреосвященнейшим Митрополитом Винницким и Могилев-Подольским Московского Патриархата РПЦ. В своем доносе он клеветнически заявлял: "В духовной семинарии, где я учился вместе с Адельгеймом он высказывался против исполнения гимна Советского Союза и хвалебных песен в адрес Советского государства"..

В 1969 году о. Павела арестовали и в июле 1970 го осудили на три года лагерей в Кызыл-Кумских рудниках.

В неволе на тяжелых исправительных работах, верный своему священническому долгу он не прекращал служения Богу. Лагерное начальство не жаловало заключенного священника – "слишком грамотный". Отец Павел помогал заключенным составлять прошения и апелляции по пересмотру их дел или улучшению условий содержания. В лагере Кизил-Тепа с заключенным Адельгеймом "произошел" несчастный случай на производстве – его едва не раздавил сорванный с тормозов башенный кран. Отец Павел увидел надвигающуюся опасность и успел увернуться, но нога пострадала. Раненного отправили в областную больницу, где можно было спаси ногу. Узнав о страданиях своего пастыря в больницу потянулись вереницы прихожан и членов общины храма, где раньше служил о. Павел. Лагерная администрация сочла это недопустимым и перевела заключенного в тюремную больницу лагеря для инвалидов, чем фактически отказала ему в получении медицинской помощи.

Время было упущено, началась гангрена. Через месяц тюремный врач – ветеринар по образованию - ампутировал ему правую ногу выше колена.

Освободился о. Павел в 1972 году инвалидом. Продолжил служение в храмах Ферганы и Красноводска. С 1976 года он служит в Псковской Епархии.

"Догмат о Церкви"

В тяжелые девяностые годы, когда рухнула советская идеологическая система, основанная на догматах атеистического мировоззрения, многие люди обратились к Церкви. Процесс этот оказался далеко не простым. С одной стороны, народ, оболваненный многолетней атеистической пропагандой, был не готов к полноценному принятию церковной жизни. С другой - Церковь, ослабленная, обескровленная годами гонений, погрязшая в недостойных связях с государством, греховным сотрудничеством с карательными органами, не была готова к покаянию и к христианскому соединению с быстро выросшей паствой. Соединение это происходило порой хоть и массово, но часто формально и казенно. Истинной христианской апостольской соборности было очень мало. Прихожане тянулись к обряду - часто незнакомому и малопонятному, -все более заражаясь обрядоверием – духовной болезнью, напоминающей колдовство и магию в православном обличии. Иерархи церкви устремились к непривычному им союзу с новым государством, которое в тот период страдало казнокрадством, лихоимством и коррупцией.

Церковь как и вся страна оказалась в глубоком нравственном кризисе, о котором молчали и который от этого еще больше усугублялся. Если раньше ее преследовали внешние враждебные силы, то теперь он стала загнивать изнутри.

Честные и думающие священники понимали и видели эту угрозу, которая могла быть страшнее и опаснее разрушений воинствующего атеизма и репрессий ЧК, ГПУ, НКВД и КГБ. Подобная ситуация уже была в истории России, в конце XIX – начале ХХ столетия, когда внутренняя слабость церкви привела к значительному отходу от нее нравственно здоровых и мыслящих членов общества. Закончилось это трагедией семнадцатого года. Но история мало кого чему учит.

В девяностые годы лучшие представители Русской Православной Церкви – священники и миряне, стали открыто заявлять о недопустимости и страшной опасности такого положения. В ряду этих малочисленных голосов звучал и голос о. Павла. В 2002 году вышло первое издание его книги "Догмат о Церкви". Она стала горьким лекарством, врачующим больное тело Церкви. Глубокое исследование современного состояния церковной жизни, рекомендации лечебных мероприятий – так можно охарактеризовать содержание этой книги.

Очень многим не по вкусу пришлась горечь этого лекарства. Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий разразился страшными обвинениями в адрес о. Павла. В открытом письме, опубликованном в епархиальной газете "Благодатные лучи" Владыка обвинял священника в клевете, ереси, раскольничестве, диавольском лукавстве и других страшных грехах. Отвечая, о. Павел писал: "Ваша оценка книги не соответствует ее содержанию и задаче. Ваше письмо смешивает личную и общецерковную проблемы /…/ Достоверность свидетельства требует очевидца, готового отвечать за свои слова. Поэтому я пишу о том, что вижу своими глазами и слышу своими ушами. Разве удивительно, что я привожу факты из жизни Псковской епархии? /…/ Свою книгу я послал Святейшему Патриарху и постоянным членам Священного Синода. Если Священный Синод сочтет нужным, может рассмотреть ее содержание в богословской комиссии и вынести решение. Частное мнение"одного, даже епископа", может оказаться пристрастным и не должно служить основанием для осуждения и преследования автора книги".

Стараясь угодить правящему архиерею клирики Псковской епархии заявляли: "Книга является вредной для всех времен и народов" - архимандрит Сергей Стуров. "Новый Арий явился! Братия в нашем стаде появились волки" - архимандрит Лев Дмитроченков. "Пылая ненавистью к православию, о. Павел благосклонно относится к католикам, протестантам, получает от них материальную помощь, которая неизвестно как расходуется" - протоиерей Георгий Быков. Протоиерей Михаил Мельник с ужасом указывает на то "страшное состояние, в которое впал о. Павел, потеряв любовь и почтение к правящему священноначальнику".

Только Божия защита и личное заступничество Святейшего Патриарха спасло о. Павла от этого бесовского растерзания. И это не преувеличение - речь действительно шла о жизни и смерти. Фанатика с топором, как случае о. Александра Меня, не было, но в машине о. Павла как-то оказалось расшплинтовано рулевое управление. В тот день был страшный гололед и о. Павел ехал на очень небольшой скорости, и все обошлось лишь повреждением автомашины.

Ненависть правящего архиерея владыки Евсевия к о. Павлу не унимается. Пятнадцать лет преследует он пожилого священника, инвалида, натравливая на него своих приспешников. Все священники, назначаемые архиепископом в храмы о. Павла в начале вели себя вызывающе грубо по отношению к настоятелю. Затем, послужив с ним и получив храмы и приходы, переданные им по решению архиерея, сохраняли с о. Павлом теплые, дружественные отношения.

Бывали времена, когда о. Павел служил один. Ежедневные полные богослужения – это тяжкий труд, особенно для пожилого человека, инвалида с одной ногой. Архиепископ не замечал этих трудностей, ему это было ни к чему.

В один из таких тяжелых периодов о. Павел встретил безработного священника Владимира Будилина, человека, социально опустившегося, с признаками психических расстройств, но при этом не буйного. Вид он имел жалкий, и о. Павел предложил ему сослужить в храме Святых Жен-Мироносиц. Владыка Евсевий удивился, но утвердил кандидатуру о. Владимира.

Не прошло и полгода, как о. Владимир преобразился, расправил плечи, почувствовал себя человеком. Дане просто человеком, а святым провидцем, пророком, мессией местного значения. Служить полноценно он, конечно, не мог, так как чина богослужения не знал, в литургике не разбирался, путался в вопросах догматики и канонах. Зато регулярно исполнял требы, принимая финансовые подношения, подолгу исповедовал, опять-таки исправно принимая пожертвования. В душе он испытывал лютую ничем не объяснимую неприязнь к настоятелю. "Благодарственным" ответом о. Павлу стал организованный им крестный ход с молитвами об избавлении храма от настоятеля. Непостоянная часть прихода (посещающая храм время от времени) не поняла, а постоянная возмутилась вероломством второго священника.

От этого нелюбовь о. Владимира к настоятелю только укрепилась и со временем перешла в открытое противостояние и вражду. Он намеренно опаздывает на службу. Хор и собравшиеся прихожане долго дожидаются его. Нарушает чин богослужения, прерывая литургию на полтора – два часа для исповедальной беседы с несколькими своими почитательницами. Замечания настоятеля демонстративно игнорирует, а впечатлительных прихожан пугает проклятием и "Божией карой" за непослушание ему. Настоятель и приходское собрание неоднократно обращались к правящему архиерею с просьбой вразумить о. Владимира, но их просьбы оставались без ответа.

В ответ на действия настоятеля и прихода он вообще отказался приходить на службу, ссылаясь то на плохое самочувствие, то на невозможность иметь общение с о. Павлом. Зато начал активное общение с владыкой Евсевием. Правящий архиерей стал регулярно получать от него письма и докладные записки о нетерпимой обстановке в храме Святых Жен-Мироносиц, о гонениях на него со стороны настоятеля, чью "преступную" деятельность он пытается изобличить.

На эти прошения владыка Евсевий обратил свой благосклонный взор и принял соответствующие меры. 25 декабря 2007 года отца Павела вызвали в Епархиальный суд в неопределенном качестве (не обвиняемый и не свидетель), а 22 февраля 2008 года указом правящего архиерея архиепископа Евсевия был смещен с поста настоятеля храма. Формулировки указа клеветнически лживы и дьявольски изощренны: "В связи со сложившейся непрекращающейся крайне нетерпимой обстановкой в храме Святых Жен-Мироносиц г. Пскова и вашим отказом от участия в заседании Псковского Епархиального суда для разрешения возникшего конфликта между вами и клириком вашего храма священником Владимиром Будилиным, учитывая также вашу открытую неприязнь к предшествующим клирикам, вы освобождаетесь от должности настоятеля храма Святых Жен-Мироносиц г.Пскова и остаетесь клириком того же храма".

Ответ отца Павла архиерею был как всегда разумным, логичным и проникнутым христианским смирением.

"Ваше Высокопреосвященство! Необоснованные репрессии, которыми Вы преследуете меня последние 15 лет,продолжил Указ №7. Без вины казнили большевики моих дедов и родителей. Без вины меня осудили и изувечили в тюрьме. Суд нас оправдал. Их посмертно, а меня через 40 лет. "Дополняйтеже меру отцов ваших" (Мф.23, 32).

Со временем Ваш Указ осудят, как образец беззакония. Как мой судебный приговор, Указ содержит клевету. Вопреки письменным свидетельствам и живым свидетелям, Указ без исследования обвиняет меня в "нетерпимой обстановке".

1. Вы не смогли назвать мой конкретный проступок.Такового не было.

В храме Святых Жен Мироносиц не было скандалов.Полгода моего ежедневного служения проходили в мирной обстановке. СвященникВладимир Будилин прекратил евхаристическое общение с настоятелем, искажал чин Литургии и других Таинств, срывал богослужения, полгода не появляется в храме без уважительной причины. Это изложено в докладных,которые Вы игнорировали годами. "Нетерпимую обстановку" создаёт Ваше снисхождение к нарушению пастырского долга и христианской этики. Вы осудили и сняли настоятеля за свои собственные упущения.

Отказ от епархиального суда канонически обоснован:нельзя судить без обвинения. "Положение о епархиальном суде" (Положение, 5,1)не допускает суд, если нет события преступления и обвинения, поскольку епархиальный суд рассматривает обвинения,влекущие лишение сана и отлучение от Церкви.Вместо беззаконного суда Вы могли пригласить на беседу, но не захотели. "Открытая неприязнь к предшествующим клирикам" -ложное обвинение.

За 20 лет моего настоятельства в Мироносицкомхраме служили: Архим. Елевферий Попов, ныне настоятель Успенского храма.

Свящ. Владимир Георгиев ныне настоятель двух городских храмов.

Прот. Михаил Мельник, ныне настоятель Воскресенского храма

Прот. Евгений Найдин,ныне настоятель Матвеевского храма.

Это же кузница настоятелей!Все ушли с повышением, с каждым я сохранил добрые отношения. Вы отняли храм, который я построил в Богданово. Без вины уволили меня из Матвеевского храма. Без вины отняли Мироносицкий храм, поднятый из руин моими руками. Обрекли на уничтожение православную школу регентов и сиротский приют. Не дав ничего, Вы отняли всё.

Личную неприязнь Вы мне высказали на первой аудиенции в марте 1993 г., не скрывая последствий, которые преследуют меня 15 лет. Лишение настоятельства не последний удар. Какая казнь ожидает священника за 50 лет беспорочного служения Церкви? Разве можно осудить невиновного?За что?

Величайший пример - Христос Спаситель. Он спросил: "кто из вас обличит Меня в неправде?" (Ин.8, 46).Пилат подтвердил: "я не нахожу никакой вины вЭтом Человеке" (Лк.23, 4).Но "искали архиереи и книжники, как бы взять Его хитростью и убить". (Мк.14,1). "И распяли Его". (Мк.15, 25) Вот и я восхожу на свою маленькую Голгофу и молюсь о Вас великой молитвой, которую Господь произнёс о Своих распинателях: "Отче, отпусти им, ибо не ведаютчто творят".( Лк.23, 34)

Несмотря на все понесённые от Вас обиды, с любовью во Христе, свящ. Павел Адельгейм."

Повторюсь, бесы боятся света правды, боятся любой огласки, поскольку это делает явным и прозрачным все их тайные и нечистоплотные инсинуации. И вот: "информационная служба Псковской Епархии просит общественность не делать поспешных выводов в этом конфликте, который сложен и не всем может быть понятен, потому что это конфликт внутри Церкви" (Сайт Псковской епархии РПЦ МП, февраль 2008 г.). Руководитель информационной службы Псковской епархии протоиерей Андрей Таскаев с возмущением и осуждением заявляет: "Недовольство отца Павла выплеснулось на страницы средств массовой информации, в интернет и стало публичным. /…/ Разве возможно священнику для доказательства своей правоты выбирать в судьи газету или интернет?"

Этому священнику даже в голову не приходит элементарное понимание того, что о. Павел не выбирает в качестве судьи газету или интернет. В качестве судьи он выбирает Церковь, то есть нас – христиан, и через газету и интернет он обращается к нам. И мы не тупое стадо, которое не может разобраться, и мы сделаем свои выводы.

Недавно одна моя знакомая призналась мне: "Чем больше я хожу в Православную церковь, тем меньше я верю в Бога". Я, как и многие другие, хорошо ее понимаю. Невозможно служить и Господу, и мамоне, очень тяжело быть христианином и оставаться членом Русской Православной Церкви в ее сегодняшнем виде.

Впрочем, настоящее христианство во все времена было подвигом…

Доцент Санкт-Петербургской академии последипломного образования

Анатолий Осницкий

"СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ", № 10 (240) 2008


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования