Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ОГОНЕК": Царское место. Церемонии вступления в должность президентов Российской Федерации всегда имели выраженную "религиозную составляющую", как бы объединяющую русских царей с российскими президентами


История демократической России не знает таких примеров, когда при вступлении президента в должность полностью был бы соблюден принцип светского характера государства. Начиная с 1990 года, когда была принята Декларация о государственном суверенитете России, в протокол инаугурации неизменно включается церковное благословение. Это, конечно, не вполне по Конституции, но является важным символом национально-государственной идентичности. Патриаршее благословение придает всей церемонии инаугурации сакральный характер, возвышая ее до уровня едва ли не церковного таинства. С другой стороны, таким образом президент получает санкцию на власть не только от народа, но и "от Бога".

Спору нет—церемония инаугурации президента в стране с такими автократическими традициями, какие есть у России, должна быть зрелищной, духоподъемной и "глубоко национальной". Это понимали даже на заре новой России, когда всячески старались дистанцироваться от символов советской эпохи, ради чего шли на восстановление некоторых символов досоветских. Владимир Путин в бытность главой государства как-то заметил в интервью, что считает особу любого президента таким же важным атрибутом государственности, как флаг, герб и гимн. С точки зрения "религиозности" нейтральным во всем этом списке является лишь флаг.

В гимне нынешней России, мелодия которого вызывает не самые благочестивые ассоциации, имя Бога упомянуто вскользь там, где раньше были Сталин и Ленин. А вот на гербе страны религиозная символика уже не "абстрактная", а вполне конкретная—православная. Это многочисленные византийско-русские кресты, которые венчают три короны, скипетр и жезл—атрибуты монархической власти. На "православный характер государственности" указывает и икона святого великомученика Георгия Победоносца, небесного покровителя основателя Москвы Юрия Долгорукого, размещенная в центре герба. Наконец, фигура президента… Какие же религиозные атрибуты несет на себе она? Если вспомнить эпоху Ельцина, то всплывает образ выстроившихся в ряд высших чиновников со свечками—"подсвечников". Но если посмотреть на это, так сказать, с богословской точки зрения, то держание горящей свечи во время богослужения является актом литургическим—формой сравнительно активного участия в этом богослужении. Ведь возжжение свечи трактуется как символ жертвы Богу, а ее горение—как символ молитвы и самоотверженного служения Всевышнему.

Второй президент России позиционировал себя в качестве воцерковленного человека. В церкви заговорили: наконец на смену "подсвечникам" приходят "прихожане", или даже "епископы внешних дел" (как иногда называли византийских и русских монархов). В прессу просочились сведения и о домовых храмах, устроенных президентом в некоторых своих резиденциях. Намерен ли поддерживать этот же "формат церковности" и Дмитрий Медведев, покажет время.

Однако вернемся к инаугурации. По свидетельству бывшего депутата Верховного Совета Виталия Уражцева, первый инаугурационный сценарий бралась разработать в 1991 году сопредседатель "Демократической России" Галина Старовойтова. Она предлагала такой формат участия в церемонии религиозных деятелей, который не нарушал Конституцию и светский характер государства: 10 лидеров крупнейших российских конфессий должны были подняться на сцену и, не совершая никаких обрядов (типа благословения), просто поприветствовать президента короткими речами. Причем порядок, в котором духовные лидеры должны были выступать, определялся не степенью их близости к власти, а алфавитом.

Проект Старовойтовой, учитывающий светскость государства, но и вместе с тем демонстрирующий уважение ко всем российским верующим, независимо от конфессии, через администрацию тогдашнего президента не прошел. В конце концов 10 июля 1991 года вступившего в должность Бориса Ельцина приветствовал единственный религиозный лидер—патриарх Алексий II.

Современный "священный чин инаугурации" сложился при Владимире Путине, отказавшемся от всяческих "игр" в светскость и "равноудаленность" конфессий. При втором президенте России крупнейшая религиозная организация страны обзавелась массой атрибутов государственной Церкви. И этот ее статус особо подчеркивается протокольной ролью патриарха РПЦ МП в процессе передачи высшей государственной власти.

В общих чертах эту роль можно описать так. Если действующий президент добровольно уходит в отставку, то патриарх присутствует в его кабинете при передаче "ядерного чемоданчика" исполняющему обязанности президента, которым автоматически становится глава правительства (патриарх был едва ли не центральной фигурой такой церемонии, состоявшейся в Кремле 31 декабря 1999 года). Если все происходит в указанные Конституцией сроки, то патриарх усердно призывает россиян явиться на выборы и сам демонстративно голосует в прямом телеэфире. В день инаугурации патриарх не благословляет вступившего в должность президента непосредственно под флагом и рядом с Конституцией, где тот принимает присягу. Происходит нечто более величественное и торжественное. Оставив многочисленную толпу почетных гостей, патриарх и вступивший в должность президент в сопровождении самого узкого круга "придворных" направляются в Благовещенский собор Московского Кремля. Так и случилось в день инаугурации Дмитрия Медведева на прошлой неделе. Символическое значение Благовещенского собора в том, что он был домовым храмом московских великих князей и царей—только они да узкий круг сановников имели туда доступ. Очевидно, что выбор именно Благовещенского собора как места "инаугурационных молебнов" глубоко продуман. Президент России—это отчасти и император Российской империи. Сакраментальная часть его "священного коронования" совершается в сугубо "царском месте"—в храме, где веками втайне от посторонних глаз молились московские самодержцы.

Александр Солдатов

12-18 мая 2008 г.

Фото МИХАИЛА КЛИМЕТЬЕВА/ИТАР-ТАСС


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования