Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"CIVITAS": Новые приключения национальной нравственности. Идея нравственных советов становится в России популярной игрой


Похоже, идея нравственных советов становится если не очередной нашей национальной идеей-фикс, то, как минимум, самой популярной национальной игрой.

Вспомним, как в январе 2008 года несколько общественных деятелей озвучили от лица "Клуба православных журналистов" инициативу создания Общественных советов по оценке нравственности на ТВ. 7 февраля спикер СФ Сергей Миронов выступил с проектом создания подобного общественного совета. А 22 февраля уже единоросс Сергей Марков выступил с инициативой создания "Общественного совета по нравственности в СМИ", который, по его мнению, должен быть создан при Госдуме парламентскими фракциями. Наконец, совсем недавно президент Санкт-Петербургского государственного университета Людмила Вербицкая предложила создать комиссию по нравственности уже при премьер-министре РФ. Комиссии предлагается "разрабатывать критерии нравственного поведения" и готовить законы, "ограничивающие бесконтрольность СМИ". Готов и состав комиссии. В нее должны будут войти патриарх Алексий II, генерал Валентин Варенников, актриса Римма Маркова, художник Илья Глазунов, тренер Виктор Тихонов, писатель Даниил Гранин, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Последней в списке Людмила Вербицкая скромно предложила себя.

Консолидация в виде раскола

Найти общий знаменатель нравственности в обществе – значит найти обществу опору. Задача, что и говорить, соблазнительная. Почему же затея консерваторов дает столь плачевный результат?

Наверное, идея "нравственных советов" была бы оправдана как попытка нахождения общего знаменателя между враждующими в обществе лагерями. Но консервативное сознание априори предполагает, что только оно и обладает абсолютной истиной. Отсюда откровенная партийность, корпоративность и герметичность всех начинаний.

Казалось бы, есть орган, будто специально созданный для осуществления подобных инициатив – Общественная палата. Здесь бы и искать "нравственный консенсус". Но этот путь требует некоторой "жертвы" ради общественного мира. И консерваторы идут по пути единственно им знакомому – по пути конфронтации. Их изначальная идея – создать, по сути, альтернативную Общественную палату (которая и Сергею Миронову, как оппозиционеру, должна представляться весьма заманчивой.)

Так, с первого шага, в идею вносится раскол. Понятна и реакция единороссов – перехватить инициативу и, вместо опасных альтернативных, создать свои, "карманные" советы, при участии думских фракций (т.е. единороссов же). И если в версии "православных журналистов" общество в виде "нравственных советов" получало две противостоящие друг другу "палаты", то версия единороссов уже обещала ему скорее мощный рычаг влияния на себя бюрократического аппарата. Предложение же Вербицкой превращает идею в откровенный фарс.

А что же ОП? Естественно, идею "альтернативной палаты" С. Миронова там встретили без всякого восторга, заявив, что подобные комиссии не будут жизнеспособны и к тому же грозят тут же превратиться в дубинку.

И никакой цензуры…

Консерваторов, свято верящих, что именно они-то и являются камертоном нравственности в обществе, все это вряд ли убедит. Но слово Господне обоюдоостро, а позиция "нравственного камертона" слишком уязвима. Нравственные же достижения, которые демонстрируют сами консерваторы, мало убедительны.

Скажем, на прошлогоднем "обезъяннем процессе" факт использования ребенка в качестве средства для достижения собственных благих целей православную совесть никак не смутил.

Продолжающаяся история пензенских борцов с ИНН, как тяжелейший симптом внутрицерковного кризиса, также не стала, увы, ни предметом глубокой рефлексии, ни дискуссии в Церкви. От несчастных жертв "народного православия" церковный официоз открещивается до сих пор, а вся православная пресса (исключая Андрея Кураева, прямо назвавшего пензенских сидельцев "тяжкой болезнью Церкви"), хранит глухое молчание или сквозь зубы бубнит о "тоталитарной секте"…

Что же до "отсутствия цензуры", то уже сегодня из миссионерского отдела Уфимской епархии, откликающегося на идею нравственных советов, раздается: "По нашему твердому убеждению, духовно-нравственная и культурологическая цензура в СМИ обязательна". Писатель Валентин Распутин прямо говорит, что без реальных полномочий (т.е. цензуры) Общественный совет не имеет смысла. С ним согласны и Управляющий делами Московской патриархии митрополит Калужский и Боровский Климент и протоиерей Всеволод Чаплин: "За общественным недовольством… должны последовать решения …власти". И за всем этим все так же неколебимо стоит нерушимая уверенность в собственной нравственной высоте.

Что-то похожее на историю с "советами" происходит и с идеями по преподаванию нравственности в школах, где в рамках единого предмета предполагается сегодня ввести раздельное обучение православных, мусульман, евреев и атеистов. Здесь тоже первейшим позывом к "духовности" становится, почему-то, разделение, а в итоге замечательная идея преподавания родной духовной культуры редуцируется лишь к насаждению идеологии вместо культуры и сегрегации всего юного поколения по национальному и религиозному признаку. Желания подумать, к чему все это может привести в нашем, бредящим столкновением цивилизаций, мире ни у кого, похоже, не возникает.

Вывод же из всего этого прост: прежде чем указывать на чужие язвы, неплохо бы, для начала, внимательно всмотреться в свои. Надеяться же изменить ТВ (которое и вправду – чудовищно), не пытаясь изменить само общество, есть утопия. И если страсть к обогащению (пресловутый рейтинг - объект поклонения ТВ-продюссеров) нуждается в сдерживании, то ведь и охранительный инстинкт ничуть не более способен к самообузданию. И надо просто отдавать себе отчет в том, что общество, в котором сирот, бездомных и беспризорных детей (при живых родителях) больше чем после 1 и 2 мировых войн, а от 10 до 15% городского населения, по оценкам социологов, находиться "на дне" – весьма сомнительное, с точки зрения нравственности, общество. И ни сияющей гламуром, ни тоталитарным глянцем картинкой ТВ-экрана ему не поможешь.

Между человеком и нечеловеком…

В заключение - еще один показательный сюжет. Всякий знает, как трудно бывает удержать то, что лежит на сердце. Вот и православные журналисты, собравшись обсудить идею нравственных советов, не удержались и сверх основной предложили еще одну инициативу - заменить уроки толерантности, посвященные международному дню памяти жертв Холокоста в московских школах, уроками истребления русских в ХХ веке.

Предложение вызвало резонанс и небольшой скандал, но речь не об этом. Никто не спорит – изучать родную историю нужно. Но проблема не только в том, что история России в ХХ веке (исключая всевозможные "Краткие курсы") еще не написана, и даже не в этом принципиальном игнорировании разницы между двумя историческими трагедиями (если русские весь ХХ век истребляли, главным образом, друг друга, то евреев короткое время, но целенаправленно уничтожали только и именно за то, что они евреи).

Историю эту мы вспомнили лишь потому, что она, во-первых, замечательно иллюстрирует все, сказанное выше, а во-вторых, что бы высказать одну догадку.

Конечно, не заградотряды, не русская зима и не сталинская пропаганда переломили ход той великой войны. Что же тогда? Защищать сталинскую СССР у простого русского человека особых оснований не было. Понятие отечества подверглось в начале века столь сильной девальвации, что несколько лет сталинской пропаганды едва ли могли вернуть ему вес. В 1917-м отцы тех, кто в 41-м бросался под немецкие танки, побросав винтовки, спокойно разбредались по домам с фронтов 1-й мировой. А еще в 1924-м слово "родина" по сравнению "мировой революцией" не значило ровным счетом ничего. И всего еще только пару месяцев назад сам Гитлер ходил в лучших друзьях советского человека. Не удивительно, что в первые дни войны (чему есть многочисленные свидетельства) простой народ встречал немцев уважительным: "Герман идет"...

Под сапогом "христолюбивого вождя Адольфа Гитлера" (по версии РПЦЗ), открывавшего закрытые большевиками храмы, простому человеку дышалось относительно более свободно, чем под большевиками, а из двух предлагаемых ему версий фашизма, гитлеровская могла показаться более щадящей, чем сталинская.

Положение "боголюбивого Адольфа" поколебалось, и переворот в сознании русского человека произошел, когда он увидел работу спецподразделений СС, проводивших чистку человеческого материала – уничтожение пациентов психлечебниц, цыган, евреев. Вот когда пришло осознание, что это война не против немцев, а против совершенной в своем роде оккультной машины, и сделало выбор не между восточной и западной версиями фашизма, а между человеческим и нечеловеческим, человеком и нечеловеком.

А еще мне вспоминается высказывание, которое любил повторять один из самых мудрых наших иерархов прошлого поколения - митрополит Волоколамский Питирим (Нечаев): "Нравственность, которую надо защищать, не заслуживает того, чтобы ее защищали".

Владимир Можегов

6 мая 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования