Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ГАЗЕТА": Эмигрант с винтовкой и четками. Почти полвека назад Далай-лама был изгнан из Лхасы


Почти полвека назад, 31 марта 1959 года, в небольшом, но роскошном храме Махакале тибетской столицы Лхасы 24-летний человек в очках, с бритой наголо головой и в буддийских оранжевых одеяниях, вошел в полутемный зал, освещенный золотыми и серебряными жертвенными светильниками. Здесь уже проводился загадочный для иностранца религиозный обряд.

У подножия большой статуи Будды-Охранителя сидели несколько монахов, нараспев читавших молитвы и не обращавших внимания на вошедшего молодого человека. Один из служителей склонился над золотым сосудом с маслом для светильников, другой поднес к губам предмет, напоминавший раковину, и издал долгий печальный звук. Третий легонько ударил в музыкальные тарелки, которые серебристым звоном разлились посреди украшенных фресками стен, и этот звон странным образом лишь усилил в храме атмосферу вселенской тоски.

Молодой человек подошел к статуе Охранителя и положил длинный кусок белого шелка в знак надежды когда-нибудь вернуться к этим святыням. Беззвучно прошептав молитвы, он повернулся, еще раз окинул взглядом весь зал и вышел. Вслед за ним большая часть огней в храме погасла. Так 49 лет назад началось изгнание с родины земного воплощения Бодхисатвы Сострадания, Держателя Белого Лотоса - духовного лидера буддистов всего мира Далай-ламы ХIV, рожденного в семье мелких фермеров под именем Лхамо Тхондуп.

ООН не помогла

Изгнанию его святейшества предшествовали драматические события, начавшиеся в Тибете в 1944 году, когда коммунистическая Народно-освободительная армия Китая (НОАК) в ходе войны с японской императорской армией вторгалась на высокогорья. После капитуляции Японии, разгромленной США и добитой Советским Союзом, воцарившийся в Пекине великий кормчий Мао вспомнил, что Тибет в разные исторические эпохи захватывался Китаем. Последний раз освобождение случилось в 1913 году после Синьхайской революции в Пекине, и независимый Тибет признали многие державы. Однако послевоенный мир изменился: Тибет утратил поддержку Запада за скрупулезное следование нейтралитету и отказ предоставить союзникам базы для снабжения войск в Китае.

Решающие события начались в 1950 году. В октябре 80-тысячный экспедиционный корпус НОАК, оснащенный новейшим советским оружием и закаленный в боях с японской армией, переправился через пограничную реку Дричу и начал подниматься на высокогорья. Тибет располагал пятитысячной армией с устаревшим оружием и архаичной системой управления. Военная служба в буддийской стране всегда считалась недостойным занятием, статус офицеров в глазах населения приравнивался к статусу мясников и прочей обслуги, поэтому оказать серьезное сопротивление НОАК Тибет был не в состоянии.

Оставалась последняя надежда - ООН. 7 ноября 1950 года правительство страны обратилось туда с просьбой о покровительстве и защите. Несколькими месяцами ранее мировое сообщество выступило в защиту Республики Корея, подвергшейся агрессии коммунистического севера, и предоставило войскам США в Корее свою эгиду. Однако Тибету было отказано из-за неясного правового статуса: он проводил политику глобального нейтралитета и изоляционизма, из-за чего в ООН не вступал. Протест Китаю выразила только Индия при поддержке Великобритании, а остальному миру не было дела.

В автобиографии Далай-лама ХIV пишет: "Бесполезно рассуждать о том, каковы были бы последствия, если бы положение вещей было иным. Нужно только сказать, что китайцы потеряли большое количество солдат при завоевании Тибета: в некоторых районах они встретили отчаянное сопротивление и, кроме прямых военных потерь, очень страдали от трудностей снабжения и сурового климата. Многие умерли от голода; другие не могли перенести горной болезни, которая всегда мучает, а иногда просто убивает иностранцев в Тибете. Но что касается исхода боев, то независимо от того, насколько велика или хорошо подготовлена была тибетская армия, в конце концов все еe усилия были бы тщетными. Ведь даже тогда китайское население более чем в сотню раз превышало наше".

Встреча с кормчим

Об атмосфере в маленькой (6 млн жителей) пацифистской стране, подвергшейся агрессии коммунистического монстра, хорошо свидетельствует знаменитый фильм "Семь лет в Тибете" Жан-Жака Анно. Это ужас, отчаяние, осознание своего бессилия что-либо изменить, готовность к смерти, то есть перерождению. В тибетском обществе стали преобладать сторонники передачи Далай-ламе всей полноты госвласти. В сложившейся ситуации это казалось единственным разумным решением. Однако был ли готов 15-летний юноша, пусть даже земное воплощение Бодхисатвы Сострадания, взвалить на свои плечи тяжесть ответственности за народ? Чем он мог обнадежить сторонников - иностранной помощью? Он ничего не знал не то что о Европе и Америке, но даже о Китае. Что мог предложить - священную войну до последнего буддиста, обещания нирваны павшим на поле битвы с коммунистами?

Основанное 2,5 тысячи лет назад религиозно-философское учение индийского принца Гаутамы Сиддхартхи осуждает насильственные методы. Из этого вытекает целый ряд морально-этических установок, которые в целом перекликаются с постулатами христианства. Однако человек, участвовавший в боевых действиях, не сможет достичь просветления ни при каких обстоятельствах, а очевидный враг более полезен, чем друг, потому что учит терпению и мужеству.

В 1954 году председатель Мао пригласил Далай-ламу в Пекин, чтобы лично убедить его в пользе китайской оккупации. Это было первым знакомством его святейшества с китайцами и их вождем. Речь кормчего звучала убедительно, но была ложью и притворством от начала до конца. Мао говорил: "Тибет - это великая страна. У вас удивительная история. Много лет назад вы даже завоевали большую часть Китая. Но теперь вы отстали, и мы хотим помочь вам. Через 20 лет вы нас обгоните, и тогда будет ваша очередь помогать Китаю". Он сумел очаровать абсолютно неопытного в мирских делах Далай-ламу и даже добиться его согласия вступить в компартию, а также заняться китайской гимнастикой ушу. Сущность кормчего открылась его святейшеству только тогда, когда разговор зашел на духовные темы. "Религия - это яд. Во-первых, она уменьшает население, потому что монахи и монахини не должны жениться. А во-вторых, она пренебрегает материальным прогрессом", - сказал Мао. Он уже считал молодого собеседника своим единомышленником и союзником. Возможно, потому, что Далай-лама живо интересовался научно-техническими достижениями и искренне хотел модернизировать Тибет до уровня Китая. По канонам буддизма каждый верующий должен самостоятельно проверять правильность своих убеждений и моральных оценок, поэтому Далай-лама без всяких предубеждений воспринимал открывшиеся ему материальные истины. А Мао решил, что религия для него всего лишь ширма или привычка.

Реформы по Мао

Далай-лама пробыл в Пекине 10 недель. Мао лично проводил молодого монаха до автомобиля и долго махал вслед рукой, стоя под накрапывающим дождем без шляпы и плаща. Его святейшество вернулся в Лхасу в июне 1954 года. Китайские гарнизоны к тому времени стояли в большинстве городов страны, кроме столицы. Коммунистический режим принялся засучив рукава убеждать местных жителей в своей пользе: началось строительство железной дороги, потянулись автоколонны с мукой, рисом и другим продовольствием, улицы Лхасы заполнили сотни автомобилей советского производства, доставленные из Пекина. Активное сопротивление чужакам сменилось пассивным недовольством, отношение оккупационной администрации к Далай-ламе стало откровенно угодливым из-за встреч и хвалебных отзывов Мао. Внешний мир окончательно повернулся к Тибету спиной: премьер-министр Индии Джавахарлал Неру подписал с китайцами новый договор, который включал меморандум "Панча Шила" о взаимном невмешательстве во внутренние дела и признании Тибета частью Китая.

В Пекине гремели фанфары, и председатель Мао укрепился в мыслях, что после смерти Сталина является главным и единственным вождем мирового пролетариата, носителем сокровенного знания о марксизме-ленинизме, несмотря на проигрыш корейской войны. Не осмеливаясь трогать Лхасу и прилегающие районы, китайская администрация стала проводить реформы в восточных областях Кхама и Амдо. Вводились налоги на землю, дома и скот, крупных землевладельцев раскулачивали, причем многих казнили "за преступления против народа", происходили конфискации имущества монастырей и издевательства над религиозными убеждениями монахов. Еще со времен Чингисхана особую ненависть ханьцы питали к кочевникам, считая их варварами. В завоеванном Тибете на местных скотоводов проводились массовые облавы под предлогом приобщения их к цивилизации. А местным жителям казались варварскими обычаи китайских коммунистов: например, так называемая публичная критика, а на самом деле - глумление и издевательство над связанным и кричащим от боли человеком.

Председатель Мао даровал Тибету автономный статус и предложил передать власть от военной администрации так называемому подготовительному комитету автономного района Тибет, в который пригласил Далай-ламу. Но вооруженное сопротивление подпольной организации "Союз борцов за свободу Кхама и Амдо" в отдаленных горных районах продолжалось, и попутно росло ожесточение китайской армии. В июне 1956 года ее авиация совершила массированный налет на монастырь Литанг, в результате чего он был стерт с лица земли вместе с монахами.

Горы тонут в крови

Принято считать, что народное восстание в Лхасе началось 10 марта 1959 года. Плохо вооруженные или вообще безоружные тибетцы без всякой надежды на успех вышли против частей НОАК, получивших к тому времени 40-тысячное подкрепление. Лхаса с окрестностями была завалена трупами. За первые три дня погибли 10-15 тысяч местных жителей, а всего с марта по октябрь, то есть в период подавления восстания и массовых репрессий, 87 тысяч человек. Горы утонули в крови.

Однако восстание 1959 года на самом деле было кульминацией долгого сопротивления Тибета. Повстанческая армия под командованием Гомпо Таши в течение девяти лет не прекращала нападений на оккупационные войска, и уже к 1957 году ситуация вышла из-под контроля не только Далай-ламы, но и политкомиссара (главы временной администрации Китая) генерала Тань Куань-Сэня. Хотя буддизм ведет к смягчению нравов, исторически тибетцы были весьма воинственным горским народом, неоднократно нападавшим на ханьцев, а в VIII веке захватившим Пекин.

Советская историография либо крайне скупо упоминала о тибетском вопросе, либо рассматривала тамошние события исключительно через призму подрывной деятельности Запада. Оно и понятно: несмотря на острые разногласия с китайскими ревизионистами, оба государства были империями, и национальная политика велась примерно одинаковыми методами под флагом заботы о меньшинствах. Тем не менее советский взгляд на Тибет практически стал официальным российским, и корень проблемы видится в интригах Запада и подстрекательской роли Далай-ламы. Это при том, что в 1959 году он постоянно проповедовал теорию срединного пути, то есть возможности мирного сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества двух народов, а 31 марта отправился в изгнание в надежде хоть как-то облегчить судьбу своего народа. А интриги Запада заключались в том, что несколько охранников его святейшества прошли подготовку в учебном центре ЦРУ. Кроме того, ЦРУ предоставило ему одного кадрового сотрудника с рацией.

В изгнание через Гималаи

В апреле 1959 года индийским пограничникам в Гималаях предстало жалкое зрелище: около 80 человек, изможденных трехнедельным переходом через хребты высочайшей на Земле горной системы. Они сопровождали тощего молодого человека в очках, крепко сжимавшего в руке буддийские четки и винтовку.

По пути в Индию Далай-лама остановился в деревне Лхуцзе-Дзонга, где дезавуировал соглашение с китайскими властями о сотрудничестве и объявил о создании тибетского правительства в изгнании.

На встречу с Далай-ламой в приграничный город Массури приехал премьер-министр Джавахарлал Неру. Как будто ощущая свою вину за договор с Китаем, Неру принял живейшее участие в делах беженцев и позаботился, чтобы ничто материальное не омрачало их жизнь. Так началась многолетняя эмиграция лауреата Нобелевской премии мира, почетного гражданина Канады, кавалера Золотой медали конгресса США и одного из самых известных людей в мире - Далай-ламы XIV.

Дмитрий Бальбуров, 31 марта 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования