Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИСЛАМ.РУ": На верном пути даются вдохновения. Беседа с лидером мусульман Кондопоги


Редактор карельской республиканской газеты не стал меня даже дослушивать: "Ни о каких этномиграционных проблемах ничего печатать не буду! Это ведь о мусульманах? Давай не будем тратить время". Прошло даже не пять полных лет. Теперь коллега регулярно ставит и материалы, и снимки, касающиеся межрелигиозного диалога, проблем мигрантов из южных регионов России.

Кое-что о парадоксах

"О ситуации в Кондопоге скажу, что я считаю, что ее можно разрешить быстро и решительно", - так отвечал мне сенатор, член Совета Федерации от Республики Карелия генерал Нелидов. Видимо, поймав удивление в глазах журналистки, попытался объяснить: "Начал бы с привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов. Персонально тех, кто не выполнил свои обязательства по пресечению фактов нарушения общественного порядка".

Генерал говорил убежденно, но, признаюсь, мне казалось, что человек говорит о каких-то иных мирах. Оставалось разве что допустить: сенатор не в курсе, что из города выезжают целые семьи, что они разместились на базе лагеря летнего отдыха для детей "Айно", что там есть пожилые люди, беременные женщины, дети школьного возраста.

Позднее Правительство Республики Карелия предпримет самые активные меры, чтоб нейтрализовать последствия событий у ресторана "Чайка", поджоги торговых точек, разгоревшиеся общественные страсти. К счастью, о предпочтении "быстрых и решительных" мер ни один политический и общественный лидер республики более не упоминает.

Кондопога – мой родной город. Будучи кондопожанкой (именно так пишется это слово, с ударением на предпоследний слог), тем не менее, постоянно удивляюсь парадоксам своего городка. И двадцать, и тридцать лет назад я помню разбитый, в колдобинах перекресток улиц Пролетарская и Комсомольская, от которого километра полтора до знаменитого ОАО "Кондопога", где производят замечательную газетную бумагу. Он и нынче таков, этот перекресток - в замерзших буграх. Когда потеплеет, придет очередь луж. Меня всегда изумляло сочетание: замечательные уличные фонари вдоль тротуаров, и на этих же улицах - дома 60-х годов, где любое коммунальное удобство – почти роскошь.

Я не могу объяснить не только гостям, но и самой себе, почему на вокзалах города, куда приезжают туристы со всего света, чтоб увидеть одно из чудес северной архитектуры - церковь Успения, нет туалетов. Даже дощатых на улице. Неужели это более затратная постройка, чем возведение Ледового дворца или уличных колоколов?

Я глубоко убеждена, что есть парадоксы, которым не надо придумывать оправдания. Дороги, жилье, общественные туалеты надо строить и во время ремонтировать.

И есть парадоксы другого качества и происхождения: когда события разворачиваются таким образом, что привычное воспринимается в иных категориях. Тогда люди начинают жить в новой реальности, оценивать себя и других иными мерками.

Подождать, чтоб открылись двери

В середине марта в Чечне уже весна. Деревья набирают сок, почки готовятся выбросить зелень, бутоны вот-вот взорвутся цветением. Яблони, груши, айва, вишня, обласканные солнцем, пойдут в рост, дадут головокружительные запахи.

- Хамзат, у тебя есть любимый сорт яблок?

- Есть, называется "Голден делишес". В переводе с английского "Золотой вкус". Очень красивые, крупные плоды, сочные, ароматные. С другими не спутаешь! Яблоки этого сорта мой совхоз продавал потребителям во все концы страны. После военных действий от тех садов мало что осталось…

В середине марта в Карелии почти зима. Кондопожские улицы белым-белые, народ в дубленках и теплых шапках. Разве что солнышко посреди дня чуть ярче подмигивает, чем в феврале.

С Хамзатом Магамадовым, некогда главным бухгалтером совхоза имени Мичурина Урусмартановского района, мы терпеливо дождались, когда откроется это новое городское кафе. Вход в него – со "спины" здания, где раньше располагался известный ресторан "Чайка". Здесь все свидетельствует о свежем ремонте.

Итак, ныне с руководителем местной религиозной организации "Община мусульман г. Кондопоги", индивидуальным предпринимателем Хамзатом Магамадовым, мы беседуем в том самом здании, вокруг которого разгорелось полтора года назад столько страстей. К моему собеседнику они имели непосредственное отношение.

Но сначала все-таки говорим о том, что так тянет узнать при любом новом знакомстве. Откуда родом? Кто по профессии? Почему оказался в северных краях? Задымился парок в кофейной чашке на столике, я дождалась предложения задавать любые вопросы. Тогда и решилась-таки порасспрашивать о мигрантской участи. Есть ситуации, когда лучше дождаться, когда тебе откроют двери.

"И ты был пришельцем…"

… - Началась так называемая вторая контртеррористическая операция в Чечне. Наш Урусмартановский район оказался в зоне боевых действий. Гибли люди, жилье, здания и сооружения. Гибли сады. От совхозного хозяйства почти ничего не осталось, - рассказывает Хамзат. - Так в 1999 году мы были вынуждены перебраться к сестре, которая уже жила в Карелии, в городе Кондопога. Снялись всей нашей большой семьей.

Может, для северных людей это удивительно – многодетные семьи, родители живут вместе с детьми. Но для меня, чеченца по национальности и мусульманина по исповеданию, это не только традиция, это основа жизни. После переезда был такой период, когда на жилплощади, равной однокомнатной квартире, нас ютилось двадцать пять человек.

- Как начались поиски работы? Куда-нибудь пригласили? Ведь у тебя хорошее экономическое образование, опыт работы… - спрашиваю я.

- Обольщаться не приходилось. По рассказам знал, что приезжих, тем более переселенцев из Чечни, в отделах кадров даже не слушают. В лучшем случае, скажут: "Оставьте координаты". Но о том, чтоб сидеть без дела, надеяться на вакансию от отдела по занятости населения, не могло быть и речи! Детей нужно кормить каждый день. И еще сразу стало ясно: надо обзаводиться своим жильем.

Испытывал ли Хамзат чувство горечи и досады, сомнений? Поставьте себя на его место: успешный выпускник Ростовского института народного хозяйства (диплом с отличием, а до того без единой четверки закончил школу), аспирант Чечено-Ингушского университета, а после - Ростовского института народного хозяйства, руководитель бухгалтерской службы одного из самых крупных плодоовощных хозяйств своей республики – и без крова, без достойной работы. До сих пор его интернетный "ник" - "Странник".

- Нас, Магамадовых, трое братьев и шесть сестер. То, что мы старались помогать друг другу, помогло пережить трудное время. Самой доступной оказалась работа в сфере торговли. У сестры уже была небольшая точка. Моя жена сразу стала помогать ей. Товары старались привозить самые качественные. Вскоре появились постоянные клиенты и репутация, что у нас всегда можно подобрать модную одежду.

Не было никаких связей, преференций от местной администрации, а тем более накоплений, вывезенных из Чечни. Мы были мигрантами. Устраивались на новом месте практически с нуля. Начинали работать в условиях, когда тем же бизнесом уже занимались многие предприниматели. Сейчас оглядываюсь на те годы: сколько ж работали! Но через пять лет смог приобрести квартиру, - рассказывает Хамзат, у которого на аспирантском экзамене по немецкому языку преподаватель вежливо поинтересовался, не дипломаты ли его родители.

Есть такое понятие "миграционный аффект". Им описывают повышенную активность, предприимчивость, изобретательность людей, обживающих новые места. Часто приводится классический пример: европейцы – мигранты, обживавшие американский континент.

Но мигрантам внутри одной огромной страны приходится решать схожие проблемы, проявлять супер-активность. Местным жителям часто такое поведение не только не понятно, оно вызывает раздражение, несправедливые суждения.

Я помню, как заметно больше стало на улицах карельских городков новых лиц в период конца 90-х и примерно до 2005 года. О том, как воспринимались мои первые попытки написать об этномиграции, которая напрямую связана с религиозной составляющей, уже упоминала.

Стыдно признавать, но словечко "понаехали" звучало из уст местных людей чаще, чем вопрос: "Как лучше нам жить вместе?" Потеря способности сострадать – тревожный симптом. "Пришельца не притесняй и не угнетай, ибо вы сами были пришельцами в земле Египетской", - непозволительно забывать это установление Господа Моисею из библейской книги Исход.

Прочитав слова "он сел", Хамзат готов был подпрыгивать!

- Когда я был мальчиком, затем юношей, все время интересовало, что же читает мулла из Корана? Какой смысл тех слов, которые произносятся во время молитвы? – вспоминает Хамзат. - Так сложилось, что часто слышал суру "Йа Син", аяты из которой читают на похоронах. Меня это очень трогало эмоционально. Я понимал, что не могут говориться случайные, незначащие слова, когда заканчивается земная жизнь человека. Не переставал чувствовать эту жажду, хотел понять, что говорится в Писании, по законам которого живут мусульмане. Но утолить по-настоящему этот интерес, будучи студентом вуза в советское время, было нереально. Мой профессиональный интерес к экономике, новым формам оплаты труда в перестроечный период, казалось бы, еще больше отдалил возможность прикоснуться к содержанию Корана.

- И все же что-то случилось?

- Это правда: за все надо благодарить Аллаха! Не будь нашего переезда на Север, не случись всех бед, я бы, скорее всего, не в такой мере понял, что испытания – к благу. Ведь карельскую землю я могу благодарить не только за то, что здесь спаслась и выжила семья. Я здесь начал изучать Коран не только в переводах. Начал изучать арабский язык, и затем читать Священное писание на языке оригинала!

У нас в общине есть мусульманин Мансур, узбек по национальности, который знает Коран наизусть. Мы все гордимся тем, что он признан победителем на республиканском конкурсе чтецов Корана. Я однажды попросил его научить меня чтению и письму арабского алфавита. Весь следующий вечер и часть ночи я посвятил заучиванию. На следующий день попросил своего учителя проверить меня. Он удивился: "Ты же все выучил!"

Затем Хамзат нашел англоязычный сайт для желающих изучать арабский язык. Начал заниматься. Оказалось, это тоже неплохой путь к знаниям. Когда первый раз самостоятельно прочитал сочетание "он сел", взрослый мужчина готов был подпрыгивать от радости!

Согласитесь, если смотреть на обстоятельства жизни руководителя маленькой мусульманской общины глазами верующего человека, то все правильно: Господь долго готовит нас и открывает должное, когда мы готовы к Его дарам.

Лаура – тоже парадокс?

Лауре, младшей дочери Хамзата, сейчас полтора года. Ее имя и сам факт рождения прочно связаны с… финно-угорским женским именем Айно. Это имя носила, кстати, дочь злой старухи Похьялы из эпоса "Калевала". К ней сватались легендарные богатыри, а она грустила, пела несказанной красоты песни, сидя на прибрежном камешке. Еще этим же именем назван лагерь летнего отдыха для детей, куда в сентябре 2006-го после попыток погромов выехали 46 человек.

Хеда, жена Хамзата, была беременна четвертым ребенком. В лагере у нее начались предродовые схватки.

- Меня выбрали ответственным за решение организационных вопросов, - вспоминает Хамзат. – В этом стихийном мини-государстве надо было решать сразу и многое: начиная с того, как лучше разместить людей и обеспечить всем необходимым, в первую очередь детей, и вплоть до встреч и переговоров с различными официальными лицами, руководителями. Я все время был занят. Не скрою: когда жену увозили в роддом, даже не смог с ней доехать до больницы. Лаура, родившаяся в такие бурные дни, оказалась у нас… самым спокойным ребенком.

- Старшие дочери и сын, подрастая, доставляют хлопоты?

- Я очень надеюсь, что лучшие традиции – уважение к матери, скромность, неупотребление спиртного, табачных изделий, уместная для мусульманина и мусульманки одежда – все это они видят в семье. Зарине сейчас 17 лет, она в десятом классе. Ларисе - 14, она семиклассница. Ислам в четвертом классе. Дети успешно учатся, помогают по дому. Я ухожу на работу утром, Хеда остается с Лаурой дома до прихода девочек из школы. Потом жена приходит помогать мне. Так удобно всем.

- Я не вмешиваюсь в темы, которые девочкам должна объяснить жена. Но они хорошо знают, что всегда похвалю и поддержу, если добиваются успехов в учебе, если помогают родственникам. Есть темы, которые я, как отец, должен обсуждать с сыном.

- В Чечне дети растут в других условиях. Там ребенка воспитывает все село, все местное сообщество. Не дай Бог, чтоб общественное осуждение пало на поведение девушки или юноши, это позорит всю семью. Здесь, на Севере России, другой уклад. Люди самостоятельнее, дети и родители часто не разделяют проблем друг друга. Я думаю, что это одна из причин, почему папы и мамы здесь должны намного больше внимания уделять детям, если хотят вырастить их достойными людьми.

"Я буду рад, если станет больше верующих всех конфессий",

- так Хамзат Магамадов высказался на одном из заседаний недавно сформированного в Кондопоге Совета по межнациональным и межконфессиональным отношениям.

Что имел в виду руководитель мусульманской общины? Почему не подчеркнул своего предпочтения или, например, не разделил точку зрения, что надо укреплять конкретные монотеистические религии?

- В маленьком городке у людей очень много точек пересечения. Я неоднократно убеждался, что в любой ситуации надежней с верующими людьми. Нельзя упрекать никого, почему они не одной с тобой конфессии. Однажды открыл дверь своей квартиры на звонок. На пороге – знакомая женщина, часто вижу ее на рынке.

"Здравствуйте, я проповедую…" "Здравствуйте, рад вас видеть. Но мы – мусульмане", - отвечаю. Она смутилась: "Я не знала, что вы здесь живете, извините!" "Ничего страшного. Заходите к нам посмотреть новый товар", - отвечаю. Знаете, мы этой женщине и раньше, как покупательнице, доверяли, отпускали товар с рассрочкой платежа. Сейчас у нас самые добрые отношения, даже в какой-то степени более доверительные. Если человеку действительно дорога своя вера, то он будет вести себя достойно.

- На встречах Совета по межнациональным и межконфессиональным отношениям происходит серьезный обмен мнениями, опытом, дискуссии?

- Пока не было разговоров, которые бы запомнились содержанием, постановкой проблем. Но хорошо, что мы можем увидеть и поприветствовать друг друга. Я искренне говорю, что буду рад за усиление влияния верующих людей в нашей жизни, в нашем городе.

Красавица–цыганка плюс… азербайджанец

По пятницам Хамзат обязательно идет в маленький домик на улице Петрозаводской. Улочка петляет по уступу скалы, на которой ютятся исключительно частные домики, окруженные небольшими огородами. Там кондопожские мусульмане собираются на джума–намаз.

- Мое сердце радуется, когда слышу строки из Корана, когда вижу, что его пришли услышать новые люди, - делится он. - О нас узнают все больше. Иногда очень неожиданные люди приходят. Недавно появляется знакомый парень-азербайджанец, а рядом… цыганка. Молодая, красивая девушка. Но что у них общего? Оказывается, они решили пожениться. Он, как мусульманин, спросил, согласна ли она принять Ислам? Если – да, то тогда надо совершить обряд, потом – в ЗАГС, брачный договор и заключение религиозного брака при свидетелях.

- Хамзат, что ты испытывал, когда понял, зачем пришла это пара?

- Радость, как и удивление, бывает разного оттенка и по разным причинам. Наверно, больше радовался. Хорошо, когда семья сразу начинает жить по требованиям веры, когда муж и жена произносят слова верности перед Аллахом и свидетелями-единоверцами. Это – доброе начало. Я думаю, изменения в обществе начинаются именно с того, как устроена семьи, как внутри нее живут люди.

Особая память, особый Свет

- Твои родители были для тебя примером?

- От них – все. Мама и отец всегда нами, детьми, были уважаемы. Мама - Тумиша Магамадова - пережила отца на десять лет. Скончалась она здесь, в Карелии. У нее начались острые сердечные боли, резко подскочило давление, когда нам пришлось выехать в лагерь "Айно". Приступ шел за приступом. А мы за городом. Мечемся. Вызываем скорую. В результате инсульта она скончалась.

Мы хоронили ее по мусульманскому обряду. Я читал над мамой аяты из суры "Йа Син". Читал, как положено, на арабском. Когда-то, в сталинские времена, она пережила депортацию, всегда много-много трудилась. Из-за войны, уже будучи в пожилом возрасте, ей пришлось снова покинуть дом. Она была верующей женщиной, поклонялась "Тому, Кто сотворил ее, и к Нему возвратилась".

… - Однажды ночью, ровно через год после ее смерти, отойдя ко сну после долгих молитв за маму, я почувствовал, что яркий луч осветил комнату. Откуда он? Фары машины? Не может быть, ведь квартира на высоком этаже. Потом раздался очень тихий звук, но это не был звук моего мобильного телефона. Ко мне стало приходить понимание: не надо искать мирского объяснения. Протянул руку к своему мобильнику, чтоб посмотреть, сколько времени. Часы показывали точное время, когда умерла мама.

Не приходят случайно такие вдохновения и такой Свет. Они приходят, когда человек стремиться быть на Верном пути.

Знающие, имеющие духовный опыт люди, подтверждают, что ходатайство перед Господом праведников в Раю за нас, живущих в мирской юдоли, может ощущаться нами особым образом. Когда дается отблеск, малый луч этого Света, душу наполняет особое чувство. Ты понимаешь, что благодать Божьего вдохновения рядом, и ничего более дорогого, более значимого нет. Тогда не стесняешься слез, будь ты эмоциональный уроженец Кавказа или сдержанная северянка.

За три с лишним часа моего интервью с Хамзатом Магамадовым нас ни разу не прервали. Спокойно и уютно было в стенах здания, когда-то бывшего заведением под названием "Чайка". Сюда пришли другие люди, у которых другие мысли и ценности. Так меняется, должно быть, и мир – через намерения, действия, веру людей.

Людмила Мишина, 27 марта 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования