Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ТАТЬЯНИН ДЕНЬ": "Ничто не напоминало в нем «великого князя Церкви»". А. К. Светозарский, профессор МДАиС и А. Б. Зубов, профессор МГИМО о покойном митрополите Лавре


А. К. Светозарский, профессор МДАиС: "Увидел Владыку Лавра - тогда тот, конечно, был значительно моложе, это было лет двадцать назад - и он смиренно шел вместе с другими иноками и студентами, ссыпал овощи в мешки, точно так же, как это делали они сами". А. Б. Зубов, профессор МГИМО: "Ничто, кроме скорби за слабости и грехи многих, не напоминало в нем "великого князя Церкви". Он ничего не искал для себя, ни славы, ни роскошных хорóм, ни покоя, ни какого-то особого стола..."

Алексей Константинович Светозарский, профессор Московской духовной академии

С владыкой Лавром я познакомился прошлой осенью, когда был на конференции в Джорданвилле, посвященной наследию митрополита Антония (Храповицкого), и впервые посетил центр Русской Православной Церкви за границей. О том, что такой человек есть, я узнал гораздо раньше, в самом начале восьмидесятых годов, когда в период острого дефицита духовной литературы в Россию приходили книги, которые издавали по его благословению, а также и его труды, но личная встреча состоялась совсем недавно, когда владыка Лавр был уже человеком очень пожилым. Мое первое впечатление при общении с ним - это человек с очень большой монашеской школой, настоящий инок в белом клобуке.

Эти впечатления были неожиданно дополнены рассказом одного из выпускников Джорданвилльской Свято-Троицкой семинарии, который теперь занимает там начальствующее положение, о том, как он, выходец из русской семьи, приехал в Джорданвилль, с тем чтобы получить духовное образование и в перспективе рукоположение. Его первое воспоминание было о том, как их повезли "на картошку", и это вызвало в его душе некий ропот, потому что приехал он отнюдь не собирать корнеплоды, а учиться! И вдруг его снимают с занятий и вместе с другими студентами отправляют в поле (в Джорданвилле довольно большие земельные угодья, и монастырь кормится от этих урожаев). Но его ропот совершенно прошел, когда он на грядке увидел владыку Лавра - тогда тот, конечно, был значительно моложе, это было лет двадцать назад - и он смиренно шел вместе с другими иноками и студентами, ссыпал овощи в мешки, точно так же, как это делали они сами. Этот рассказ показался мне удивительно близким, так как в советское время нас так же отправляли "на картошку". По существующей в монастыре традиции - а это не только традиция, но и насущная необходимость - послушание в трапезной и на кухне несут по очереди все насельники и студенты. До недавнего времени владыка Лавр это послушание тоже осуществлял, так же готовил ежедневную трапезу для братии, но потом уже характерные для его возраста недуги этому воспрепятствовали.

В плане человеческого впечатления могу сказать, что как Первоиерарх Зарубежной Церкви он был совершенно чужд какой-либо помпе. На богослужении все было по уставу, но не было ощущения нарочитой парадности, торжественности. Владыка был прост и естественен во всем.

Что же касается того вклада, который он внес во взаимоотношения разделившейся по разным обстоятельствам Русской Церкви, то он конечно же вошел в историю как объединитель. И наверно, об этом уже многие говорят, его кончина на Торжество Православия неслучайна. Преодоление раскола, разделения, которое так трудно врачуется в церковной истории, совершилось, и, я полагаю, в этом есть огромная его заслуга. Православные москвичи могли тоже узнать его, когда он бывал здесь, служил вместе со Святейшим Патриархом в храме Христа Спасителя; это видели все, была трансляция, когда подписывался Акт об объединении. Но еще были и впечатления клириков, когда митрополит прибыл в район бывшего Бутовского полигона на закладку храма Новомучеников и исповедников Российских. Священники, которые в тот день совершали свое служение, видели то огромное впечатление, которое произвело на него служение десятков священнослужителей, собравшихся почтить память мучеников. Для владыки это явно было очень важным, знаковым событием, в котором он также принимал участие.

Теперь он упокоится в усыпальнице Свято-Троицкого собора в Джорданвилле, где по-монашески избрал себе место, а мы будем молиться о упокоении его души. Вечная ему память.

Андрей Борисович Зубов, профессор МГИМО

Владыка Лавр, первоиерарх Русской Православной Церкви за границей, отошел ко Господу 16 марта 2008 г. в первый воскресный день Великого поста, наименованный днем Торжества Православия. Торжеством Православия стал и жизненный путь этого замечательного русского архиерея, свершившего великое для нашего народа дело - соединение двух частей Русской Церкви. Русская Церковь раскололась в 1920-е годы происками безбожной коммунистической власти, утвердившейся на пространствах России. Русская Церковь триумфально воссоединилась в день Вознесения Господня в минувшем 2007 г., и митрополит Лавр возглавлял собор архиереев, священников и мирян Русского зарубежья на этих торжествах. Но путь к воссоединению был исключительно труден, омрачен взаимным непониманием, порой злобной клеветой, порой вполне искренним упорным неприятием того курса на единство Церкви и народа русского, который избрало соборно большинство Русского зарубежья в середине 2000-х годов. Митрополиту Лавру тоже были свойственны и опасения, и сомнения, но, преодолевая их, он все более утверждался в мысли, что без единства Русской Церкви не восстановится единство народа, расторгнутого и угнетенного лихолетьем ХХ века. А без воссоединения народа не будет и его возрождения. Перефразируя слова Спасителя, можно так определить принцип владыки Лавра: "дом, обитатели которого нашли в себе силы преодолеть разделение, восстановится". С этим чаянием возрождения России жил владыка Лавр долгие годы, и ему посчастливилось утвердить свое упование делом и увидеть плоды трудов своих.

Буквально за несколько недель до кончины он объехал многие европейские приходы Русской Церкви за границей, воссоединил несколько общин, до того пребывавших в нерешительности, стоит ли идти путем воссоединения, в том числе и общину знаменитого русского храма в Каннах. Эту свою поездку он завершил в Москве сердечной встречей со Святейшим Патриархом Алексием. Дело всей жизни было исполнено, трудный, порой тяжкий путь - пройден до конца.

Как истинный служитель Господа Иисуса, владыка Лавр принял на себя многие скорби и болезни, исцеляя тем свою паству, очищая народ Божий от грехов и скверн. Исполняя закон Христов, он брал на себя тяготы и бремена многих и нес их в монашеском смирении и простоте, укрепляемый силой Духа Святого. В его немощной плоти, изнуренной бесчисленными телесными страданиями, горело пламенное сердце христианина и самоотверженного русского человека, без какого-либо пафоса жертвовавшего собою для каждого, кто в нем имел нужду.

Мне посчастливилось встретиться и несколько дней прожить близ владыки Лавра Великим постом 2006 года. Быть единым с ним в евхаристическом общении в день Благовещения, удостоиться часовой беседы с глазу на глаз и даже маленькой рюмочки узы в знак нашего знакомства. Меня поразила скромность жизни, простота быта этого воистину мудрого и удивительно доброго человека. Ничто, кроме скорби за слабости и грехи многих, не напоминало в нем "великого князя Церкви". Он ничего не искал для себя, ни славы, ни роскошных хорóм, ни покоя, ни какого-то особого стола... Он жил в братском корпусе, в маленькой трехкомнатной келье (кабинет, спальня, приемная), обедал вместе с братией той же пищей (в пределах, которые позволяла тяжелая форма диабетической болезни), старался участвовать во всех уставных монастырских богослужениях, беседовал с седовласыми архимандритами и молодыми семинаристами равно благожелательно, ровно, по-отечески тепло. Его уставно называли "владыка", но он скорее был для всех мудрым и добрым дедушкой. "Я монах, - сказал он во время нашей беседы, - все остальное - монашеские послушания, не более, хотя порой и очень тяжелые".

И вот эти послушания исполнились. Торжество Православия стало и торжеством владыки Лавра, услышавшего именно в этот день столь желанные им слова Господа: "Добрый и верный раб... войди в радость Господина твоего".

А. К. Светозарский, А. Б. Зубов, 21 марта 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования