Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИСЛАМ.RU": Журналистика как инструмент реализации своей миссии на Земле. Интервью с главным редактором первого исламского информационного агентства Татарстана "Исламтат" Р. Хуснутдиновым


В Татарстане начало работу первое в республике профессиональное исламское информационное агентство. Мы попросили его главного редактора Радика Хуснутдинова рассказать о проекте, а также в целом осветить проблемы региональных мусульманских СМИ и ответить на актуальные вопросы развития Ислама в Татарстане.

- Прежде всего, хочу Вас спросить об информационном агентстве "Исламтат", его миссии. В чем цель создания вашего ресурса? Какова его концепция? Кого он объединяет?

Информационное агентство "Исламтат" создано недавно, имеет официальную регистрацию в Росохранкультуре и Федеральной регистрационной службе. Уставными целями деятельности являются распространение объективной информации о событиях социально-политической, экономической и культурной жизни мусульман Республики Татарстан и России, формирование адекватного мнения общественности об Исламе и его последователях, профилактика и информационное противодействие распространению религиозных и национальных идей экстремистского толка.

ИА "Исламтат" - это специализированная информационная площадка. Мы налаживаем собственную корреспондентскую сеть, охватывающую около 15 городов России. В планах также иметь собственного корреспондента в Казахстане, и по возможности - в других регионах с многочисленным мусульманским населением. Центральный Интернет-сайт агентства расположен по адресу: www.islamtat.ru.

Распространение информации также планируется посредством собственного печатного издания – думаю, оно будет реализовано в форме еженедельного 4-полосного вкладыша к нескольким еженедельным газетам, распространяющимся по подписке в Татарстане. Отличным примером этого может служить вкладыш агентства "Татар-информ" к 85 районным газетам республики общим тиражом около 300 тысяч в неделю.

Дело в том, что газеты, распространяемые в районах республики, имеют намного большее количество читателей, чем цифра тиража. Это происходит вследствие того, что одну газету, приходящую в дом, читают всей многочисленной семьей, а в районной библиотеке – и того больше.

Также сейчас мы ищем возможности для открытия в Казани своего пресс-центра. Для распространения информации ИА "Исламтат" использует и другие сайты – несколько специализированных площадок, таких как Халал.Исламтат.Ру – деловая площадка, объединяющая базу данных по предприятиям халяльной индустрии России (своеобразный аналог "Желтых страниц"), новинки рынка мусульманских товаров, деловые новости халяльной индустрии, правовую консультацию и т. д. В ближайшем времени мы планируем провести запуск женского он-лайн журнала Леди.Исламтат.Ру, в котором будет около 20 рубрик со своими авторами и редакторами, колонки специалистов, различные тесты, мусульманские фотосессии.

В разработке сейчас находится и создание уникального для России интернет-проекта Виртуального медресе, в которое можно будет поступить, находясь в Интернете, обучаться и каждое полугодие сдавать виртуальные сессии. В случае успешной аттестации студент сможет получить диплом об окончании среднего медресе по заочной форме удаленного образования. В этом мы сотрудничаем с одним из татарстанских медресе и используем лишь утвержденные Духовным управлением мусульман Татарстана программы образования.

- Вы недавно провели Курсы молодого мусульманского журналиста. Расскажите об этом мероприятии. Каковы его итоги?

Одной из краеугольных проблем для нас изначально был и есть кадровый вопрос. Журналистов, имеющих профессиональный опыт в исламской религиозной сфере, на самом деле, сейчас мало. Многие средства массовой информации периодически или изредка пишут о мусульманском сообществе России или отдельных его представителях. Однако их обозреватели допускают массу ошибок в работе, связанных с элементарным незнанием специфики отрасли. Это касается и всевозможных наименований и регалий, а также, если можно так выразиться, "канонических ляпов" - всевозможных "мусульманских пасх" и т. д., а также отсутствия представлений о специфике Ислама, его приоритетов и основ, что, конечно, сказывается на качестве материалов.

Проведением курсов мы пытались частично решить кадровый вопрос с помощью организованной недавно в Казани Школы молодого мусульманского журналиста. Это условное название курсов по азам журналистики и следующими за этим практическими заданиями, которые сейчас ведутся в Российском исламском университете силами информационного агентства "Исламтат".

По соглашению о сотрудничестве между нашими организациями РИУ сформировал группу студентов Теологического факультета (около 40 человек) для обучения, а ИА "Исламтат" приняло их и организовало весь процесс. Для студентов эти курсы засчитываются в качестве учебно-производственной практики. Со своей стороны, мы стараемся выявить интерес способных студентов к информационной сфере и работе в ней.

Возможно, через некоторое время ИА "Исламтат" рассмотрит также возможность аналогичного сотрудничества с другими учебными заведениями.

- В каком состоянии находится сейчас исламская медиа-индустрия Татарстана?

Я хотел бы сначала несколько определиться в сути вопроса. Ведь медиа-индустрия – это не только газеты и Интернет-сайты. Само понятие подразумевает целый комплекс объектов информационной активности и связей с общественностью посредством медиа-ресурсов.

В Татарстане сейчас издаются 18 исламских газет, и около полутора десятков мусульманских (религиозных, образовательных, общественных или благотворительных) организаций имеют свое интернет-представительство на доменах второго уровня, т. е. вида "имя.ru". Я делаю на этом акцент, так как регистрация платного доменного имени говорит хотя бы о малейшем условно серьезном отношении к своим сайтам, хотя это, повторю, не более чем условно.

В отношении пресс-служб, по моим сведениям, лишь у двух мусульманских организаций в Татарстане числятся в штатах люди на должностях пресс-секретарей – это Духовное управление мусульман Республики Татарстан и Российский исламский университет. В остальных организациях часто встречаются люди, например, молодой помощник имама-хатыба городской мечети, которые периодически выполняют те или иные поручения информационного характера. Все это делается совершенно бессистемно и непрофессионально.

Останавливаясь подробнее, упомяну, что практически все исламские газеты в республике выходят лишь один раз в месяц объемом лишь в 4 полосы и тиражами 1000-3000 экземпляров, распространяются бесплатно, содержат недопустимо большое количество перепечаток из интернета и выпускаются коллективами, зачастую состоящими из одного или двух человек на деньги местной мечети или местного предпринимателя. Хотя, конечно, есть и исключения – это газета "Ислам Info", выходящая фактически в виде двух отдельных газет, каждая объемом по 12 полос, общим тиражом 10 000. Эта газета сейчас стала распространяться в различных регионах России, постепенно "вырастая из штанишек" Татарстана, хотя начиналась она как издание казанской мечети "Сулейман" едва ли даже районного мусульманского масштаба.

Издательство "Иман", возглавляемое первым замом муфтия Татарстана В. Якуповым, уже несколько лет выпускает ряд изданий исламской тематики, но их заявленные тиражи не превышают 3 000 и, на мой взгляд, особого резонанса, как раньше, в первые годы своего появления, не вызывают. Интересен положительный опыт работающей в Казани Молодежной общественной организации Республики Татарстан "Сознание", которая, совершенно не имея журналистского опыта и кадров, стала выпускать газету "Формат мысли" для исламской молодежи Казани.

Радиостанций у нас своих нет, равно как и специализированных телекомпаний. Хотя гостелекомпания ТНВ выпускает кое-что на исламскую тематику, например, короткую передачу по пятницам "Жомга вагазе" или "Насыйхат" на татарском языке, чего явно не достаточно. Да и те с лихвой "компенсируются" ежедневными западноманерными концертами и клипами молодых представителей татарской эстрады.

Мало восхищенных слов можно сказать и об интернет-сайтах, хотя здесь ситуация несколько лучше на первый взгляд. Но, как человек, способный своими руками сделать интернет-сайт, могу сказать, что качество большинства мусульманских ресурсов татарстанских организаций оставляет желать лучшего, как в отношении общего видения целей работы ресурса, так и профессионализма администраторов.

Исламского пресс-центра в Казани пока тоже нет. В отношении исламских медиакомпаний можно отметить лишь образованную недавно в Казани "Инсан медиа групп", занимающуюся видеосъемкой и оказанием ряда медиауслуг. А также группу специалистов в Нижнекамске – Islamic Media Studio – это порядка 150-200 наименований медиапродукции об Исламе на сегодняшний день на DVD-дисках и аудиокассетах. По моим сведениям, в Елабуге также готовятся к появлению небольшой исламской медиакомпании, оборудуют помещение.

В блогосфере большого количества активных мусульман из Татарстана я не замечал. Хотя все же можно отметить целый ряд представителей национально-мусульманской среды, журналистов, публицистов, не всегда и не везде позиционирующих себя исключительно как исламских старателей, но все же достаточно успешно работающих в этой сфере.

- Какие перспективы Вы видите для развития мусульманской медиа-сферы?

Эпоха советского атеизма во многом обусловила уничтожение некогда широкого кластера мусульманской интеллигенции в Татарстане. Религия в основном сохранилась стараниями мулл, активно вводивших в тот период в национальный адат религиозную пропаганду через установление таких обычаев, как "7 день" или "Чай-меджлислар" и др., на которые они посредством щедрого мясного и сладкого угощения (а в советское время во многих районах Татарстана это было весьма действенным стимулом) собирали население в мечетях или частных домах для дружеского общения. Причем непременным атрибутом такого собрания было чтение Корана и краткое разъяснение пяти столпов Ислама. В общем-то, на этом уровне и осталось развитие Ислама на многих территориях Татарстана в начале 90-х годов.

Однако затем можно было наблюдать рост религиозного самосознания граждан. Все это происходило на фоне бурного становления исламской инфраструктуры. Последнее - это большое достижение мусульманского сообщества Татарстана. Да, конечно, очень много недостатков, еще больше пробелов и непонимания общей картины либо необходимости отдельных действий со стороны тех или иных организаций и деятелей, но все это – частности.

Наша исламская медиа-индустрия Татарстана по большому счету индустрией пока, конечно, не является, и даже не претендует на это. Однако, есть потенциал, понемногу появляются кадры, возможности. Это о многом говорит. Думаю, неизбежно появление общих медиа-структур или союзов – объединение мусульманских журналистов, открытие информационного агентства, слияние сети мелких оптово-розничных реализаторов медиа-продукции.

- В чем специфика развития Ислама в РТ? В чем Вы видите успехи и неудачи религиозного возрождения в Татарстане?

Прежде всего, безусловно, на лицо количественный рывок. 1200 мечетей в республике; относительно развитая сеть халяльной (дозволенной с точки зрения Ислама) инфраструктуры; сеть учебных заведений; зарождение, хотя, наверное, правильно будет сказать, возрождение мусульманской медиа-индустрии, появление большого количества литературы об Исламе, аудиодисков; начало освоения татарстанскими мусульманами сети Интернет. Надо также отметить межконфессиональный и межнациональный мир в республике, атмосферу веротерпимости и толерантности (что, впрочем, не так удивительно, если учесть чрезвычайно высокий процент смешанных браков в республике и достаточно взвешенную общую политику руководства Татарстана в этом направлении). Все это можно отнести к достижениям и плодам 15 лет религиозного возрождения в республике.

В отношении вопроса о неудачах, я бы хотел скорректировать формулировку. Неудачи – это намеченные планы, которые не удалось осуществить. Думаю, целесообразнее говорить просто о том, чего еще не хватает, к чему еще нужно стремиться мусульманскому сообществу. И вряд ли здесь стоит заострять внимание на Республике Татарстан, так как речь идет об общих вопросах для мусульманского сообщества государства, а не только его составной - татарстанской – части.

В первую очередь это, безусловно, исламское образование – ключевой фактор, стратегически важное направление. Целью его, на мой взгляд, должно быть формирование широкого по мере возможности кластера мусульманской интеллигенции, а не религиозных специалистов. Это совершенно необходимо для последующего укрепления и развития мусульманской инфраструктуры, а также относительная гарантия от импорта откуда бы то ни было различных чуждых Исламу идей.

Сейчас в мечетях трудно встретить богословскую (не просветительскую, а именно богословскую) исламскую литературу, занимающую хотя бы половину стены в кабинете имама-хатыба. Высококвалифицированные богословские кадры – редкость для России, и Татарстан – не исключение. Однако, учитывая исключительную важность обладания ими, следует стремиться к подготовке соответствующих деятелей от исламской науки, а не от исламского просвещения или, тем более, простого отправления культа.

Отсюда вполне логично следует необходимость институционализации исламского образования. Это – разделение на "училища" и университеты, например, с уже привычным делением на бакалавриат и магистратуру, тенденции к чему мы и наблюдаем сейчас.

Остро не хватает и научно-исследовательского института Ислама, места, в котором бы готовились именно богословские кадры, высокоинтеллектуальные и глубокоспециализированные эксперты различных направлений исламской науки. Безусловно, сейчас это утопическая модель, для реализации которой необходима госпрограмма, объединение усилий государства, научного сообщества и мусульманских организаций. Направление это для России – совершенно неизвестное, поэтому нужно использовать позитивный зарубежный опыт, обрабатывая и оптимизируя под наши особенности.

Второе, на что я хотел бы обратить внимание, это упорно незамечаемый общественностью механизм формирования, управления и функционирования первичной организации российских мусульман – махалли, с формально-правовой точки зрения – МРО (местная религиозная организация). Здесь самым тесным образом переплетены хозяйственно-финансовый и административно-управленческий аспекты с общественно-религиозной деятельностью. Времени в результате не хватает на все.

День казанского имама, к примеру, сейчас расписан; за месяц он должен погасить задолженность мечети по электроэнергии, водоснабжению, телефонный счет, выдать зарплату двум пенсионерам-охранникам, и это лишь минимальные расходы в мечетях, в которых не ведется иной деятельности кроме непосредственного отправления культа.

Все мы знаем, но, возможно, не замечаем того, что российские муфтии не пишут в большом количестве исламских научно-исследовательских работ, не готовят фетв и т. д. А ведь муфтият – это централизованная религиозная организация, которая так же, как и МРО, нуждается в погашении жилищно-коммунальных счетов и т. д. Кроме того, современные российские муфтии большое количество времени уделяют налаживанию контактов с государством и участие в, по сути своей, лишь представительских мероприятиях.

В этой связи разделение функций управления муфтиятами на председателя и непосредственно муфтия в двух разных лицах теоретически могло бы частично решить имеющуюся проблему. На пост председателя (как МРО, так и ЦРО) можно поставить лицо с высшим экономическим образованием, а на пост имама-хатыба (муфтия) – соответственно, богослова, как-то закрепив такие требования. Однако, конечно, это требует очень мощной программы реформирования системы исламского образования и введения госстандартов.

Вместе с тем, думаю, это будет способствовать легитимации даже самых радикально настроенных сил к институту религиозных деятелей. При условии, конечно, демократического формирования органов управления – это должно быть в исключительной компетенции самих прихожан, ограниченных лишь требованиями к компетенции кандидатов на посты председателя организации и ее имама.

- Что Вы думаете по поводу нынешнего состояния, так скажем, государственно-исламских отношений?

По поводу взаимоотношений с государственной властью можно сказать, что, конечно, могут быть "перегибы" на местах, да и в работе центральных органов и чиновников, однако важна стратегия. И если условия будут позволять массово формировать исламскую интеллигенцию, то через определенное время перегибы либо приобретут реакционный массовый характер, что станет слишком явным для всего общества, либо уменьшатся, как потерявшие свою актуальность, что вполне вероятно.

Сейчас, возможно, идет процесс "ломки" государственно-исламских отношений, и он будет длиться еще несколько лет. Примерно столько, сколько необходимо для вытеснения исламской переводной литературы, ее адептов и иностранного влияния, что сейчас и происходит на фоне одновременно принимаемых государством мер по укреплению российского мусульманского сообщества через косвенно контролируемые им институты.

Думаю, это - желание государства вытеснить всю конкуренцию с данного поля. При этом в расчет, очевидно, не берется даже совершенно здоровая конкуренция, что уже само по себе является "перегибом". Это четко видно на примере запрета некоторых книг по Исламу, которые, возможно, и являются совершенно безобидными традиционными исламскими учебниками, но им "посчастливилось" быть написанными изначально на территории арабоязычных стран или в Турции.

- Что из себя представляет новое поколение мусульманской общины РТ?

Новое поколение мусульманской общины Татарстана – понятие не более, чем условное. В начале 1990-х в республике также действовали целеустремленные молодые мусульмане, проводившие публично первые исламские мероприятия, начинавшие издавать свои газеты, налаживавшие мусульманскую инфраструктуру, магнитофонным способом тиражировавшие самые первые аудиокассеты с проповедями и передававшие друг другу редкие книги об Исламе.

Молодежная организация "Иман" появилась в республике именно тогда. Это сейчас "ребятишки" выросли и разошлись по домам науки, образования и просвещения, занялись серьезной религиозной деятельностью, вышли на общественно-политическую арену, стали открывать свои мусульманские кафе и т. д. А ведь 15 лет назад их можно было называть исламскими "зажигалочками".

Молодежь – это ведь целый сектор общественно активных людей, обладающих огромнейшим количеством энергии, которую, конечно, нужно немедленно реализовывать. Если посмотреть демографические графики, можно увидеть некоторые закономерные связи в подъеме активности мусульманского молодежного движения в Татарстане с банальными пиками рождаемости. Другими словами, вполне логично, что из большего количество молодежи выделилось активное мусульманское движение, чем из меньшего.

А ведь в 1984-1987 гг. также был пик рождаемости. Действующая в Казани молодежная организация "Сознание" состоит из студентов именно этого возраста. То же самое можно сказать о Зеленодольской молодежной организации "Нур", Елабужской молодежи "Хидаят", о Нижнекамских шакирдах медресе "Рисалля" и многих других молодых мусульманах и мусульманках в разных городах Татарстана. В целом, это обыкновенная молодежь, обучающаяся в светских ВУЗах, хотя многие параллельно занимаются и в медресе, что, думаю, можно поставить им только в плюс. Среди них - будущие экономисты, архитекторы, юристы, педагоги, медики, политологи, историки, программисты и т. д. с исламским мировоззрением, этикой.

В отношении непосредственно деятельности можно сказать, что именно благодаря молодежным мусульманским движениям Татарстана в различных городах республики был введен обычай проведения в светских ВУЗах целого ряда исламских мероприятий. На улицах Казани давно также уже стало нормой видеть молодых девушек в хиджабах, а под лестницами в ВУЗах – молящихся студентов, которым руководство ВУЗов не выделяет помещение по тем или иным соображениям.

Два года назад проведенная среди казанских студентов акция "СМС-хадис" моментально собрала около полутысячи подписчиков-студентов, одновременно рос тираж газеты "Формат мысли", были выезды на природу, когда на лесных полянах звонко звучал азан на удивление соседствующим дачникам, а посередине поляны выстраивались длинные ряды молящихся.

Не так давно образованный в Казани "Союз мусульманок Татарстана" изначально взял достаточно высокую планку, организовав постоянные "Курсы мусульманских невест", занявшись вопросами организации бассейна для мусульманок, халяльных отделений в родильных домах, мусульманских групп в детских садиках и т. д. Ядром своим эта организация имела десятка два очень социально активных студенток светских ВУЗов Казани, этакое женское "Сознание".

В мечетях сейчас есть молодые помощники, в Российском исламском университете молодежь занята в издательском отделе и т. д. Молодые начинающие мусульманские журналисты делали свой вклад и в русскоязычную и в татароязычную версию крупнотиражой исламской газеты "Ислам info", выполняли поручения мухтасиба города, организовывали и помогали организовывать многие мероприятия, проходившие в Казани и во многих других городах Татарстана (формально это могло быть под эгидой местного мухтасибата, однако реально основную организаторскую и исполнительскую нагрузку несет мусульманская молодежь) и т.д.

Это и есть "новое поколение мусульманской общины РТ", в целом, как и в начале 1990-х годов, такое же, как и должно появиться через несколько лет. Конечно, это далеко не однородная группа, как по интересам, так и по каноническим взглядам.

- На взгляд многих со стороны, исламская жизнь в Татарстане слишком этноцентрична, чрезмерно замкнута на проблемы национального возрождения и развития татарского народа. Что Вы по этому поводу думаете?

Если говорить кратко, то современная татарская молодежь в очень большом количестве пренебрегает своей национальной идентичностью в той или иной степени. Существует тенденция восприятия татарского языка современной татарской молодежью в качестве маргинального с соответствующим помещением его в некое гетто. Правда, происходит это вовсе не из-за их исламских убеждений, а банально в силу того, что они являются обыкновенной современной молодежью, так сказать.

Это понимают в Татарстане очень многие. Как итог, действуют движения, основной целью своего существования имеющие пропаганду родного языка любыми законными средствами как способ сохранения нации. Для этого они готовы использовать и Ислам, как национальную традицию татар.

Этноцентризм имеет место в Татарстане, и это очевидный факт. 15 лет явно недостаточно для того, чтобы полностью сформировать у определенной прослойки населения исламское мировоззрение, основанное именно на взглядах и убежденности, а не только на национальной традиции, что сделать намного быстрее и проще.

Здесь ход событий может приобретать два витка. Первый – это деятельность многочисленных националистических движений, которые в стремлении пропаганды татарского языка в фундаментальном смысле сужают понятие Ислама до размеров меньше чем понятие татарской нации. Так получаются, например "татарские мусульмане", или абыйлар – пожилые татары, – строго-настрого запрещающие молодежи разговаривать в мечетях на русском языке и очень ругающиеся, когда слышат, что их указаниям не следуют. Их уровень религиозного образования, в общем-то, зачастую позволяет считать татарский и арабский языки "священными", а русский – чем-то вроде оскверняющего стены "татарской мечети".

Но это – крайности, есть и намного более либеральные абыйлар в мечетях, однако общий настрой все же прослеживается. Я хотел бы
заострить внимание не столько на самом факте такой тенденции, сколько на дающихся ей абсурдных обоснования, состоящих из искусственного симбиоза национального самосознания и подтягиваемой религиозной идентичности ему.

Интересный и неприятный парадокс заключается в том, что русскоговорящая татарская молодежь, приходя в Ислам, через некоторое время начинает тяготиться тем, что отдалена от своих национальных корней, так как Ислам указывает на богосотворенность всех наций. В результате такая молодежь может пересмотреть свои нигилистические взгляды в отношении татарского языка. Однако в течение времени все же происходит некоторое балансирование между привычным состоянием "русскости" и национальным самосознанием. Именно в такие моменты татарские националисты, как я лично неоднократно имел возможность увидеть, сами того не желая, могут вызвать отторжение от татарского языка у молодых мусульман.

Из личных наблюдений я могу привести интересный пример. Когда я проходил практику на третьем или на четвертом курсе университета, мне довелось брать интервью у одного из следователей местной прокуратуры. Оказалось, в детстве он был в числе группы детей, направленных в Турцию на обучение. Такие группы были столь малочисленны, что попасть в них было крайне сложно.

Так вот, их группа вернулась в Казань после обучения, и подружившиеся между собой дети стали собираться в казанских мечетях, чтобы не терять друг друга из виду. В их компанию уже в Казани вошел русский мальчик, самостоятельно принявший Ислам, и татарским языком, конечно, не владеющий. Один из абыев сказал им: "Это мечеть, это дом Аллаха. И здесь можно говорить только на арабском и татарском языках". Русский мальчик покинул мечеть и сильно обиделся, вместе с ним ушла и остальная компания. Сейчас из них почти никто даже не совершает намаз. Такая вот обыкновенная история, каких у нас в Татарстане много.

Я много говорю о молодежи потому, что более старшее татарское поколение не является столь оторванным от родного языка. А в условиях, когда мусульманская молодежь задействована во многих исламских процессах в республике, имеющий место конфликт между старшим поколением и младшим кажется одной стороне следствием ухода молодежи "не в то русло Ислама", а другим – реакционным бессилием канонически малообразованной страты. К сожалению.

- Пойдут ли когда-нибудь молодые специалисты, выпускники журналистских факультетов престижных вузов, в мусульманские СМИ?

Целью жизни мусульманина является поклонение Аллаху в самом широком смысле. Логично предположить, что и профессиональная деятельность не станет исключением - целью работы мусульманского журналиста является не простое удовлетворение права общества на информацию, а использование журналистики как инструмента выполнения собственной миссии на Земле и/или пропаганды ее.

Будет ли сотрудник исламского СМИ выпускником факультета журналистики престижного ВУЗа? Это зависит от многих факторов. Кто-то целенаправленно изучит журналистское дело для того, чтобы потом весь свой навык применить в исламских СМИ, а кто-то сочтет мусульманскую журналистику более привлекательной концептуально, нежели механику общей журналистики и, таким образом, станет мусульманским журналистом, фактически же мусульманином не являясь.

В целом состояние мусульманской журналистики в России крайне плачевно. Кадров нет во многом по причине отсутствия финансовой состоятельности мусульманских СМИ, которой они не в состоянии достигнуть в рыночных условиях (за редким исключением).

Но даже эту проблему отчасти может решить удачно проведенная реформа исламского образования, в результате которой будет создан широкий кластер мусульманской интеллигенции. Это вызовет потребность в бурном развитии мусульманской инфраструктуры, которая может достичь уровня конкурентноспособности и начнет тогда использовать технологии маркетинга для продвижения своего продукта.

В таком случае мусульманская журналистика получит мощный катализатор своего развития, который будет тем лучше, чем острее будет становиться здоровая конкурентная борьба на информационном рынке. А значит, и выпускники журфаков захотят работать в исламских изданиях, готовых платить хорошие деньги.

- По Вашим прогнозам, Ислам в Татарстане станет когда-то влиятельной созидательной силой? Выйдет ли республика в этом смысле на уровень начала XX века, когда тон общественному развитию во многом задавали джадидисты?

Такой прогноз сделать невозможно. Слишком много факторов, влияющих на оценки. К примеру, сейчас фактически есть условия для формирования мусульманской интеллигенции. Государство же показывает двойственное отношение к мусульманскому фактору. Но это только на первый взгляд. Если присмотреться, то можно увидеть, как последовательно и целенаправленно устраняется любая возможная конкуренция "российскому Исламу", не принимая во внимание даже вопрос истинности/ложности чего-то очередного запрещаемого/преследуемого по признаку инакородности.

Если ситуация будет и дальше так развиваться, то логично предположить, что мусульманскую интеллигенцию сформировать государство все же позволит, неясно только, даст ли оно возможность подготовить богословские кадры. В условиях такой неопределенности любой поворот сильно меняет ситуацию и спрогнозировать что-то крайне трудно.

Но, несмотря на все издержки, остающиеся рубцами на теле мусульманского сообщества России, порой неизлечимыми, мы движемся к возрождению своего рода джадидистского влияния. Однако ни один серьезный аналитик не возьмется сейчас судить о результатах идущих преобразований

Беседовал Абдулла Ринат Мухаметов, 6 марта 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования