Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ПОКОЛЕНИЕ Р": Война за Рязанские музеи. Интервью с директором рязанского музея ВДВ, на здание которого также претендует РПЦ МП


Многие рязанцы следят за ситуацией, сложившейся с историко-архитектурным музеем-заповедником "Рязанский кремль". Слишком уж сложная обстановка обрисовывается вокруг него, и с каждым днем она все больше и больше накаляется, заставляя пристальнее присмотреться к главным участникам событий. Как оказалось, всматриваться полезно, ведь можно найти факты, которые многие ответственные лица хотели бы всяческим образом скрыть.

Совсем недавно редакции "Поколения Р" стало известно, что Рязанская Епархия имеет виды не только на Рязанский кремль, но и на другие музеи нашего города. Еще одним аппетитным куском для церковных чиновников стал Музей воздушно-десантных войск.

Суть вопроса

На то, что происходит в последнее время в Рязани с культурным, архитектурным и историческим достоянием тяжело смотреть. Многие из них требуют капитального ремонта и серьезных финансовых вложений, а получив их вынуждены еще начать сражение за существование. Такая участь постигла Музей ВДВ.

Этот культурный памятник находится в здании бывшей Духовной семинарии, построенной в 1812 году. В строительстве участвовала практически вся Рязань. Деньги на проведение работ собирались государством, верующими и церковью. После постройки, это учебное заведение стало выпускать прекрасно подготовленных учеников, многие из которых внесли огромный вклад не только в развитие Российского православия, но и оказались полезными в других областях общественной жизни. Одним из самых известных "гражданских" выпускников семинарии является академик Павлов. Сейчас в здании семинарии открыт Музей ВДВ, в прошлом году отметивший свое 35-летие, хранит в своих стенах память не только об отважных десантниках, но и о многих погибших в локальных войнах, начиная с войны в Афганистане. Музей ВДВ – флагман патриотического воспитания в Рязани. Но это все история! Скучно, друзья? А вот для того, чтобы скучать не пришлось, у нас в Рязани есть руководство Рязанской Епархии, которое считает, что сам Музей ВДВ не стоит ничего по сравнению с тем зданием, которое он занимает.

С целью прояснения ситуации я решил обратиться к директору музея, боевому офицеру, Степану Ивановичу Танене, который рассказал, на какие трюки идут церковные чиновники, стараясь получить в свое владение как можно больше собственности.

Поколение Р: Расскажите, когда начались попытки Рязанской Епархии завладеть зданием Музея ВДВ?

Степан Иванович Таненя: Претензии к зданию бывшей духовной семинарии начались еще три года назад. Это произошло в то время, когда началась борьба Рязанской Епархии за Рязанский кремль. Мы в тот момент проводили совместные мероприятия с Людмилой Максимовой по защите Историко-арихитектурного музея-заповедника и вдруг нам стало известно, что забрать хотят и здание Музея ВДВ. Рязанская Епархия активно действовала в отношении не только Рязанского кремля, но и нашего музея. Через некоторое время все утихло и информации не поступало.
Через год в нашем музее проводился сбор фронтовых священников, на котором мне удалось побеседовать с отцом Теером из храма Александра Невского в городе Пскове. Он очень тесно взаимодействует с Псковской дивизией и совместно с нами работает по увековечению 6 роты, погибшей в Чечне. Он подтвердил, что бывшее здание духовной семинарии в Рязани очень заинтересовало Рязанскую Епархию РПЦ. Вопрос к тому времени решался уже на самом верху, только вот нас об этом никто в известность не ставил. Позднее, когда мы совместно с церковью занимались созданием мемориала погибшим в локальных войнах, отец Михаил, представитель Московской Епархии, посоветовал мне положительно отнестись к желанию рязанских церковных чиновников и вернуть им это здание.

ПР: Какие действия были со стороны Рязанской Епархии по отношению к музею ВДВ?

СТ: Первое время они пытались договориться напрямую с Министром Обороны РФ, в обход Алексея II. Архиепископ Павел хотел решить вопрос лично, не ставя в известность своего прямого начальника и не поднимая особого шума. Что особенно удивительно, все действия делались очень скрытно, в отличие от ситуации с Рязанским кремлем. Видно в Рязанской Епархии поняли, что чем меньше предавать огласке определенный вопрос, тем выше вероятность его положительного решения.
В декабре 2007 года архиепископ Павел отправил письмо лично Министру обороны, в котором потребовал возращения Рязанской Епархии РПЦ здания бывшей духовной семинарии, в котором расположен Музей ВДВ. Это стало финальным шагом в этой эпопее, о котором мне недавно сообщили. Еще настораживает путь запроса, прошедшего не по каналам воспитательной работы, как это обычно делается в войсках, а по направлению служб тыла. Иными словами Рязанская Епархия стремится доказать, что мы исторически не имеем права на это здание, а не то, что мы не можем должно за ним ухаживать и следить. Это, по меньшей мере, странно, ведь музей вместе с Училищем ВДВ попал в Федеральную целевую программу – Училище нового поколения. На реконструкцию музея выделены средства, капитальный ремонт сейчас идет полным ходом.

ПР: Чем они мотивируют свои требования?

СТ: Рязанская Епархия придерживается того мнения, что в 1812 году духовную семинарию построили на деньги духовенства, и она с тех пор была во владении церкви. Однако мы провели свое историческое исследование Рязанского Архива, которое позволило нам установить, что 53% всех средств на постройку семинарии выделило государство, 30% – прихожане, 17% –церковь. Иными словами, это здание всегда принадлежало и будет принадлежать государству и его гражданам. Претензии церковных служителей, с материальной точки зрения совершенно не обоснованы. Кроме того, духовная семинария дала нашему обществу не только священнослужителей, но и большое число гражданских людей. В ней учился академик Павлов. Учитывая все это, здание рязанской духовной семинарии – достояние всего нашего государства и его народа.
Сейчас это собственность Министерства обороны, соответственно они пытаются решить вопрос через это министерство, прибегая при этом к скрытным шагам, боясь огласки.

ПР: Почему Рязанская Епархия пыталась проделать все максимально тихо, не поднимая шума?

СТ: Наш музей по всем вопросам поддерживает руководство музея Рязанский кремль, и они отлично понимают, что привлечение внимания еще и к нам, повлечет дополнительную волну недовольства со стороны общественности. Каждый из нас, простых рязанцев, давно уже задается вопросом: "Когда все это кончится?". Рязанская Епархия хочет отнять у нас одно здание за другим. Каждое новое такое притязание увеличивает градус общественного недовольства. Кроме того, в Рязани три военных училища, расквартировано несколько полков, среди которых и полк ВДВ. Большинство населения нашего города имеет очень тесные связи с Вооруженными Силами РФ. Если у солдат отнять музей, несущий в себе память об их погибших боевых товарищах, хранящий историю Российской армии и войск ВДВ, как, вы думаете, они к этому отнесутся? Еще раз повторю, этот музей уникальный, ничего подобного нет ни в России, ни за ее пределами.

ПР: Как руководство училища относится к сложившейся ситуации?

СТ: Сначала они тоже не знали о сложившейся ситуации, но Рязанской Епархии не удалось долго скрывать своих притязаний. Руководство училища ВДВ отнеслось с резкой критикой к действиям архиепископа Павла и полностью поддержало сотрудников музея. Иначе не могло и быть. Это единственный в мире подобный музей. Он хранит память, о бойцах "крылатой гвардии" и солдатах, погибшие при защите нашей Родины. Командование Воздушно-десантных войск находится на нашей стороне.

ПР: Это не первое историческое здание, которое пытается заполучить Рязанская епархия, как вы думаете, с чем связано это желание?

СТ: Смотря на то, что происходит, можно сделать неутешительный вывод о том, что церковных чиновников может интересовать не только вопрос восстановления исторической справедливости, но и вопрос собственности. Это ведь совсем нехорошо. При прошлом архиепископе Симоне дела у нас шли нормально. Мы проводили множество совместных мероприятий, помогали друг другу. Даже речи, о каком бы то ни было конфликте, не было. Все вопросы решались путем диалога, и мы получали огромное число плюсов от этого общения. Церковь, армия и работники культуры – мы все выполняем одну миссию – храним в себе дух русского народа, заботимся о подрастающем поколении, ведем воспитательную и культурную работу среди граждан России. Если же происходит то, что происходит сейчас, то о каком сотрудничестве можно говорить? Чему мы сможем научить молодежь, если из-за решения имущественных проблем у нас не хватает времени на это?

Также беспокоит и такой аспект происходящих событий, что церковь, пытаясь заполучить постройки Рязанского кремля и музея ВДВ, больше кроме этого ничего делать не собирается. Куда же переедет музей, ее не волнует, ей интересна только собственность. Найти здание для музея должно государство, так они предлагают. А государству своих проблем хватает, и зданий пустых у него впрок не запасено. Если бы Рязанская Епархия построила для музея новое здание, мы могли бы туда переехать, но оно же хочет решить вопрос варварским способом, просто выбросив нас на улицу.

ПР: Вы пытались договориться с ними, найти компромисс?

СТ: Да, но наши попытки не увенчались успехом. Если раньше мы все делали сообща, то сейчас ситуация очень напряженная. Было время, когда Рязанская Епархия очень тесно с нами сотрудничала. Она подарила нам икону с изображением Святого Ильи, считающегося покровителем Воздушно-десантных войск, мы, в свою очередь, всегда помогали всем благим начинаниям рязанских священнослужителей. У нашего музея есть множество благодарственных писем и грамот, врученных нам Алексием II за культурно-просветительскую работу среди молодежи. Но как только началась эта тяжба за наше здание, нам стало очень сложно друг с другом работать. Очень обидно за то, что материальная собственность встала на пути совместных действий Музея ВДВ и Рязанской Епархии по воспитанию патриотизма, нравственности и культуры у наших граждан.

ПР: Как вы думаете, решение архиепископа Павла о необходимости возвращения церкви здания Музея ВДВ поддерживается священнослужителями единогласно?

СТ: У меня есть знакомые среди священнослужителей Рязанской Епархии, которые негативно относятся к проводимой архиепископом Павлом политике. Многие из них, как только узнали о его желании заполучить здание музея ВДВ, отказались поддерживать его. Они прекрасно понимают, что армия и церковь в России, это единый и неделимый организм. Так было испокон веков, и так будет и впредь. Священники всегда благословляли солдат на бой в защиту нашей Родины и вместе с ними прошли не одну войну. Архиепископ Павел скорее всего мало понимает ситуацию, из-за того, наверное, что много времени прожил в Европе и плохо понимает российскую специфику.

ПР: Какие ваши дальнейшие действия?

СТ: Все работники музея ждут, как будут разворачиваться события в дальнейшем. Основательно вопрос не решен. Церкви пока отказали, но Рязанская Епархия в лице архиепископа Павла готовит новые шаги в отношении Музея ВДВ. Мы, в свою очередь, обещаем, что тоже будем сражаться и обязательно победим!

Есть вещи важнее недвижимости

К сожалению, в последнее время на Рязанскую Епархию РПЦ обрушился шквал критики и недовольства ее действиями. Это не удивительно, если учитывать тот факт, что иногда ее решения идут в разрез с чаяниями рязанцев. Спешу вас заверить, что некоторые церковные чиновники, вопреки этому, выполняют возложенную на них миссию нести добро и свет в наш мир. Живым примером такой ситуации стали действия, направленные на помощь людям, с которыми произошла трагедия несколько недель назад.

В двадцатых числах декабря 2007 года, в селе Ибердус Касимовского района Рязанской области произошла страшная трагедия. Из-за несчастного случая загорелся дом священнослужителя отца Игоря. В тот момент он поехал вместе со своей женой в больницу в город Касимов. Дома осталось трое маленьких ребятишек Захария, Анастасия и Иоанн. Самому старшему из них было пять лет, а двое других более взрослых детей находились в то время в школе.

Пожарные, прибыли слишком поздно, к тому времени дом уже успел сгореть. В пламени погибли и маленькие дети. Их просто некому было спасать, в соседних домах тоже никого не было дома. Отец Игорь несколько дней не верил в то, что произошло, ушел в лес в надежде, что кто-то из детей мог спастись бегством, но его поиски не увенчались успехом. Пожарники, проводившие экспертизу на месте трагедии, подтвердили гибель всех троих ребятишек. Горе матери и отца неизмеримо, ведь потерять трех детей это не просто горе, это намного больше. Ни я, ни вы, дорогие читатели, даже представить себе не можете, что это такое!!!

Прихожане и епархия не бросили батюшку в этой беде. Семью священнослужителя приютила семья из села Кочемары Касимовского района, а прихожане Касимовского Благочиния в данный момент уже собрали достаточное количество одежды и необходимых вещей, чтобы помочь попавшим в беду людям. О своем желании помочь в этой ситуации заявило верующим и само руководство Касимовского Благочиния, являющееся частью Рязанской Епархии РПЦ. На данный момент идет сбор средств для постройки нового дома для семьи отца Игоря и дальнейшей реконструкции Храма Иоанна Предтечи среди жителей Касимовского района. Единственное же, что просит пострадавшая семья, это молитвенная помощь.

Этот случай наглядно показывает, что основной заботой церкви не должно быть желание заполучить как можно больше недвижимости или других материальных благ. Любой верующий скажет, что главными должны быть духовные ценности, помощь ближним своим, вопросы нравственного и культурного воспитания прихожан и простых людей. Касимовские священнослужители, как сообщили мне прихожане, стараются соответствовать этим требованиям и не бросают людей в сложной ситуации. Так почему же рязанские церковные работники так озабочены получением собственности, что практически забросили все свои главные обязанности? Почему они перестали проводить совместные мероприятия с рязанскими музеями и вместо этого грызутся с ними? Разве мало других забот?

При архиепископе Симоне, никогда не возникало подобных вопросов. Церковь и общество, тем более армия и рязанские музеи более глубоко взаимодействовали между собой. Всегда находились компромиссы и пути выхода из трудных ситуаций. Как ни странно, все стороны всегда оставались довольны. Почему сейчас происходит настолько жесткая конфронтация? Что же случилось с руководством Рязанской Епархии? Если сегодня мы проиграем Рязанский кремль, может завтра церковные работники потребуют отдать им московский? Тоже отдадим?

Редакция газеты "Поколение Р" в следующих выпусках будет продолжать искать ответы на эти и многие другие вопросы, давно возникающие у большинства рязанцев.

Александр Джафаров

опубликовано на сайте "РЯЗАНСКОГО ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА", 26 января 2008 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования