Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ИСЛАМ.РУ": Откуда взялась потребность в национальном лидере? Политический муждтахид в России


Новая, постсоветская Россия – государство еще не достаточно устоявшееся. Оно не нашло для себя оптимальной политической модели, эффективных механизмов взаимодействия властей с народом, схем укрепления и передачи власти. Оттого страну, что при Ельцине, что при Путине, каждые четыре года с наступлением избирательного цикла лихорадит и бросает то в жар, то в холод.

Американский стандарт

При покойном Ельцине наша страна из кожи вон лезла, чтобы понравиться Западу, особенно Соединенным Штатам. Оттого ради их удовольствия ельцинская команда всю Россию старалась привести в соответствие с западными стандартами и интересами – и конституцию приняла демократическую, и приватизацию провела, и независимые СМИ допускала, но и войну в Чечне развязала, и парламент расстреляла из танков, и уровень бедности довела до немыслимого предела.

Желание быть похожими на Америку и Европу привело к тому, что российская политическая элита пыталась скопировать западный политический опыт во всех мелочах. Причем делалось это совершенно без всякой оглядки на отечественную политическую культуру, историю, традиции и окружающую реальность.

4-летний президентский срок – пример из того же ряда. Он был полностью перенят из американской политической практики и насажден в России. Однако ни страна, ни народ, ни власти его так до конца и не приняли.

Именно поэтому каждые четыре года в период очередных президентских выборов Россию лихорадит так, что все, от главы государства до ивановской ткачихи, вынуждены как заклинания повторять слова о необходимости стабильности и преемственности курса. Именно поэтому сейчас вся страна судорожно перебирает существующие возможности для Владимира Путина остаться у власти на следующий срок.

Сам же глава государства, понимающий ситуацию, заявляет, что для России президентство в 4 года маловато. Но пока от третьего срока отказывается и призывает уважать конституцию.

Лидер всея России

Пока президент молчит, все экспертное и политическое сообщество одну за другой предлагает новые модели сохранения действующего президента у власти. Предлагалось и внесение поправок в конституцию, и превращение России из президентской республики в парламентскую, и занятие Путиным постов премьер-министра, главы Газпрома, Совета Безопасности, и выдвижение в президенты его супруги, и многое, многое другое.

С оригинальной и весьма неожиданной идеей выступил доктор политологии, координатор "Единой России" по национальной политике и взаимодействию с религиозными объединениями Абдул-Хаким Султыгов. После декабрьских выборов 2007 года он предлагает созвать Гражданский собор российской нации. Это что-то вроде Земского собора 1613 года, когда царем стал Михаил Романов.

На данном Соборе, по Султыгову, предполагается волей всей российской нации заключить "общественный договор", который признает над страной власть "национального лидера". В другом месте функционер "Единой России" в отношении последнего применяет также выражение "хранитель воли народа".

"Речь идет, – пишет Султыгов, – о национальном лидере, обладающем, по сути, полномочиями верховной представительной власти, гражданского и политического контроля над законодательной и исполнительной властью". А заключение общественного договора с этим лидером, как предполагается, станет, по сути, "гражданской присягой на верность воле народа".

Речь, конечно же, идет о Путине, поскольку сегодня, кроме него, на роль подобного верховного вождя нации никто не потянет. Таким образом, нынешний президент, по мнению Султыгова, превратится "в высший персонифицированный институт представительной власти российского народа".

"Единая Россия", членом которой является сам Султыгов и на сайте которой было опубликовано его предложение, на всякий случай открестилась от данной инициативы, добавив при этом, что руководство партии не устроила предложенная Султыговым схема избрания лидера. Однако сама цель возражений не вызывает. "Единая Россия" по-прежнему полна решимости сделать из Владимира Путина "национального лидера".

Глубинная потребность

Сразу после публикации на сайте ЕР султыговской концепции на нее со всех сторон обрушилась волна критики. Самый влиятельный кремлевский политтехнолог, глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский назвал появление "удивительнейшей статьи" Султыгова во время избирательной кампании "возмутительным ударом по всем программным установкам "Единой России", по принципам президента, по "плану Путина". А "институт присяги" национальному лидеру, по сведениям Павловского, "встречается даже не во всех тоталитарных режимах и существовал только в фашистской Германии".

Андрей Вавра, политический обозреватель РИА Новости высказался мягче, заявив: "Гражданский собор, институт "национального лидера", присяга на верность и неизменность курса - это слишком экзотические атрибуты политической системы, которые странно смотрятся в цивилизованном мире, частью которого является Россия".

В итоге под удар критики попал сам Султыгов, а партия осталась, вроде, как и ни при чем. При этом, если верить словам самого виновника скандала, идею собора и гражданского пакта руководство "Единой России" вынашивало с осени 2006 года, а вот озвучить и проверить реакцию общества и аналитиков доверило ему. Отсюда выходит, что данная схема не столько частная инициатива самого Султыгова, сколько глубинное стремление и желание всей "Единой России".

Но больше всего важно другое. Если целая партия, да еще самая массовая, в России рождает и озвучивает подобные политические программы, значит, в глубинах массового сознания живет не только острое желание стабильности, но и потребность в высшем политическом, моральном и общественном авторитете. То есть в своеобразном вожде всей нации, который мог бы стоять над политической схваткой и своим авторитетом сбивать накал политической борьбы, примирять противные стороны, напоминать заигравшимся политикам об их ответственности перед народом, возвращать их в правовые рамки российского закона и т. д.

Конечно, подобную инициативу "Единой России" можно было бы объяснить только корыстными устремлениями сохранить Путина у власти, чтобы и им самим не потерять депутатские мандаты и теплые кресла. Однако нарастающая по всей стране волна изъявлений вполне реальной всенародной любви к президенту и просьб на грани мольбы не уходить от власти опять-таки возвращает нас к версии о глубинной потребности российского человека в верховном вожде и лидере.

Политический муджтахид

Несмотря на заявление Павловского о том, что институт лидера нации и народной присяги существовал только в фашистской Германии, данная практика имела довольно широкое и весьма эффективное применение в истории человечества. Кремлеведу и политтехнологу не мешало бы ознакомиться с политической историей исламского мира, где народ на протяжении сотен лет приносил присягу халифу.

При этом очень желательно, чтобы халиф сам являлся муджтахидом. То есть глубоким знатоком шариатского права, Корана и Сунны, способным выносить самостоятельные юридические и политические решения на основе исламских первоисточников и практики жизни Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) и его сподвижников.

В истории исламского мира были и периоды, когда халиф муджтахидом не являлся, а вынужден был обращаться за помощью в решении сложных дел к поддержке тех или иных политических начинаний к исламским ученым, которые, как раз таки, муджтахидами являлись. То есть в мусульманском мире складывалась ситуация, когда существовал глава государства, а рядом с ним существовал и высший моральный, интеллектуальный, духовный авторитет в лице муджтахида, который, фактически, давал халифу санкции и контролировал его политические действия.

По политической концепции крупного мусульманского факиха ал-Маварди муджтахиды обладают правом избрания халифа, его признания или не признания в случае наследования власти. После же утверждения нового правителя, муджтахиды, как и остальные мусульмане, обязаны принести халифу присягу.

В несколько иной версии данная концепция существует и в шиизме, где роль духовного лидера верующих закрепилась сначала за шиитскими имамами, каждый из которых трагически погибал или пропадал без вести. После же Исламской революции ее лидер имам Хомейни разработал новую трактовку шиитской концепции верховной духовной власти "вилайет-факих", которой до прихода имама обладают факихи, то есть шиитские правоведы.

Таким образом, в Иране над властью президента и правительства есть высший духовный авторитет в лице главного факиха, шиитского муджтахида, аятоллы или рахбара. Первым таким аятоллой был Хомейни. Сегодня таковым является Хаменеи.

По сути, султыговская концепция "лидера нации" и "хранителя воли народа" списана с мусульманской теории власти, согласно которой лидером уммы должна являться не просто политически сильная фигура, но и обладающая глубокими знаниями, авторитетом и религиозной легитимностью. За тем лишь исключением, что Султыгов ставит на место Бога, как источника власти, народ.

Мусульманская душа России

Вся эта тяга российского человека к сильной руке, стабильной власти, к наличию высшей справедливости, воплощенной в мирской жизни в фигуре верховного вождя, лидера и авторитета, вновь возвращает нас к пониманию того, что российская культура, история и душа глубоко пропитана мусульманским духом и ценностями.

Российский народ, как бы кто это ни отрицал, на каждом витке истории вновь и вновь возвращается к таким политическим и общественным стандартам и принципам, которые намного ближе мусульманской культуре, нежели западноевропейской. Несомненно, вся российская нация в силу глубокой близости ее культуры и истории к мусульманским корням, будет периодически возвращаться и тяготеть к отдельным элементам Ислама в самых разных сферах.

В общественной сфере – к всеобщей справедливости, в политической – к высшему политическому авторитету и преемственности проводимого курса, в духовной – к нравственности и моральной чистоте. Но в постоянной тяге и возвращении российского человека к духу Ислама не хватает главного элемента – Единобожия.

В этом, кстати, заключается основная проблема утверждения института национального лидерства в России. Легитимность кого бы то ни было, претендующего на подобное звание, всегда остается уязвимой из-за недоработанности концепции, из которой выкинуто несколько самых важных букв.

Мусульманам в такой ситуации следует как можно более подробно и обстоятельно доносить до всего российского народа смысл исламского послания, его общественных и политических принципов и стандартов. Наши соотечественники должны увидеть в мусульманской религии один из корней и неотъемлемых составных частей российской культуры и идентичности в целом.

Главная опасность тут - соблазны разного рода. Ни в коем случае не следует поддаваться на политические комбинации-однодневки, когда в угоду чьим-либо интересам, политической конъюнктуре мусульман и их лидеров пытаются использовать в квазиполитических спектаклях.

Наша политическая работа должна заключаться в ежедневном кропотливом труде по повышению уровня политической культуры, образованности и активности исламского сообщества и всех остальных элементов российского гражданского общества. Но никак не в том, чтобы каждый раз перед очередными выборами выскакивать на сцену и заявлять о своем обожании президенту, находящемуся у власти.

Даниял Исаев

28 ноября 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования