Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ": "Мы тоже хотим". Исламские лидеры России решили поддержать Владимира Путина на выборах


На одном из сетевых порталов лояльных мусульман на самом видном месте вторую неделю висит призыв: "Мусульманин, давай на выборы!" За кого голосовать, вопроса не возникает—над призывом портрет президента Владимира Путина, а под ссылкой—рассказ о его встрече с мусульманским духовенством 8 ноября, на которой глава государства попросил в их лице всю мусульманскую общину ответственно и активно поучаствовать в судьбе страны.

Мусульманская общественность не заставила президента долго ждать ответа. В начале нынешней недели Исламский культурный центр, возглавляемый одним из самых молодых политиков-мусульман Абдул-Вахедом Ниязовым, предложил единоверцам не отставать от других сограждан и создать мусульманское движение в поддержку Путина. Которое, естественно, "найдет взаимоприемлемый формат взаимодействия и работы во всероссийском движении в поддержку Путина", -- так сказал о проектируемом движении уже глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин.

"Мы, мусульмане, не можем оставаться в стороне, когда наше общество, представители разных народов и национальностей создают такое движение, -- пояснил г-н Гайнутдин.—Мы поддерживаем политику Путина и тоже хотим участвовать в этом движении". На своей пресс-конференции в Москве Равиль Гайнутдин выразил прочувствованную надежду, что ныне действующий президент останется национальным лидером и после выборов весной 2008 года, хотя, следуя негласным нормам политкорректности, не стал уточнять, в какой форме может быть выражено это лидерство.

Главный инициатор мусульманской поддержки действующего президента Абдул-Вахед Ниязов сообщил, что уже создана соответствующая инициативная группа. В ней есть не только мусульмане Северного Кавказа и Поволжья, но и мусульмане Севера, Дальнего Востока и Сибири. "Наша инициатива поддержана, -- уверенно сообщил г-н Ниязов и добавил не без гордости, что договорился о поддержке не только с Советом муфтиев, но и с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым, который после своего осеннего свидания с королем Саудовской Аравии все более явно позиционирует себя как одного из лидеров российской мусульманской уммы. Возглавить движение должны Равиль Гайнутдин, Рамзан Кадыров и президент Татарстана Минтимер Шаймиев, которого Абдул-Вахед Ниязов уважительно назвал "нашим аксакалом".

Г-н Ниязов хотел бы видеть мусульманское движение за Путина надпартийным, то есть не ассоциирует его с партией "Единая Россия". В то же время он рассчитывает, что идею выступить за действующего президента поддержат Центральное духовное управление, возглавляемое Талгатом Таджутдином, и Координационный центр мусульман Северного Кавказа. Президент Владимир Путин, не забывая время от времени произносить политкорректные слова о межконфессиональном единстве и даже добившись для России статуса страны-наблюдателя в Международной исламской конференции, не раз за последние восемь лет публично подчеркивал свое православное вероисповедание. Но сплотившись вокруг него, мусульмане, видимо, рассчитывают избежать дальнейших идейных разногласий в своей среде и хотя бы попытаться продолжить традицию участия в федеральной политике.

Ведущий российский эксперт по исламу, член научного совета Московского научного центра Карнеги Алексей Малашенко не видит ничего неожиданного и экстраординарного в готовности мусульман поддерживать президента. Он полагает, что это достаточно очевидный "жест лояльности", который не будет иметь существенных последствий ни для тех, кто хочет поддерживать президента, ни для всего многоконфессионального общества в целом. "Значение исламского фактора в российской политике снизилось по сравнению с серединой и второй половиной 1990-х годов", -- сказал "Времени новостей" эксперт.

Напомним, что в Государственной думе второго созыва, избранной в 1995 году, были представлены умеренное мусульманское движение "Нур" ("Свет"), а также Союз мусульман России, который возглавлял уроженец Дагестана Надиршах Хачилаев, убитый в Махачкале в 2003 году. Незадолго до гибели г-н Хачилаев как раз хотел возобновить свой депутатский мандат в намечавшейся четвертой Думе. Правда, сделать это было затруднительно после его участия в махачкалинских беспорядках в мае 1998 и, по некоторым данным, в событиях в ваххабитском анклаве Карамахи в августе—сентябре 1999 года—разумеется, не на стороне федеральных войск. Характерно, что Союз мусульман России возглавляли вместе с Надиршахом нынешний инициатор исламской поддержки Владимира Путина Абдул-Вахед Ниязов и крупный богослов шейх Нафигулла Аширов.

В 1998 году союзу было отказано в перерегистрации, и на выборы 1999 года г-н Ниязов повел менее одиозное движение "Рефах"("Благоденствие"), которое в дальнейшем в основном слилось с "Единой Россией".

Тоскуя по крупным политическим инициативам, в 2005 году чеченские предприниматели братья Джабраиловы попытались создать исламское общественное движение "Российское исламское наследие", которое хотело предложить "площадку для цивилизованного диалога" в том числе и тем мусульманам, которые бегают по горным лесам с автоматами в руках. Но после бодрых учредительных мероприятий идея эта заглохла. Сначала после налета людей с автоматами на Нальчик и допроса в кабардино-балкарском УФСБ при невыясненных до сих пор обстоятельствах исчез северокавказский координатор "Наследия" Руслан Нахушев. Затем братья Джабраиловы резко охладели к общественной деятельности и уступили руководство этническому татарину Шавкяту Аввясову, уважаемому богослову, но не слишком яркому менеджеру. В итоге к декабрю 2007 года "Наследие" оказалось прочно забыто.

Алексей Малашенко не склонен преувеличивать значение слухов о связях Абдул-Вахеда Ниязова с исламскими радикалами. "Он не был с ними близок, но работать старался со всеми, с кем было возможно. Вполне естественно, что он назвал теперь фигуры Равиля Гайнутдина, Рамзана Кадырова и Минтимера Шаймиева. Глава Совета муфтиев сейчас сильнее главы Центрального духовного управления Талгата Таджутдина. Рамзан—любимец Путина. А Минтимера Шаймиева, к которому я отношусь со всем возможным уважением как к очень мудрому политику, можно сравнить с Анастасом Микояном, о котором рассказывали анекдот: со Сталиным он сыграл вничью, у Хрущева выиграл, а потом продолжал играть на двух досках".

Эксперт допускает, что часть мусульман обвинит в лицемерии столь демонстративно лояльных лидеров общины. Но большинство "несогласных" будет склонно промолчать, а мнение "непримиримых" сторонников "вооруженного джихада" на сегодняшний день не имеет существенного значения. Как, впрочем, и исламский фактор на предстоящих выборах: выборы, по словам г-на Малашенко, происходят "по совсем другим каналам". Каналы эти, впрочем, работали и в 90-е годы. Эксперт напомнил, как во время решающего противостояния между Борисом Ельциным и Геннадием Зюгановым на президентских выборах 1996 года мусульманский Дагестан почти двумя третями проголосовал в первом туре за г-на Зюганова. А во втором туре ситуация переменилась зеркально, причем без публичных заявлений о поддержке "национального лидера".

Иван Сухов, 23 ноября 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования