Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВАЯ ГАЗЕТА": Горки Ленинские как Оптина пустынь. 7 ноября 1917-го Россия затворилась в скиту и зажглась от "Искры"


Есть в Ленине керженский дух,
Игуменский окрик в декретах.
Николай Клюев

Не мною первым замечено, что ленинско-сталинская ВКП(б) – КПСС была сатанинской пародией на Церковь. Их съезды – это соборы, их Политбюро – Синод, секретари обкомов — епископы, секретари райкомов — благочинные, партийные секретари — клирики, рядовые члены партии — миряне… Мы помним и ритуалы — вроде "всенародных выборов", приема в пионеры или вручения наград… У коммунистов были свои мученики, отдавшие жизнь за "светлые идеалы": Чапаев, Лазо, Павлик Морозов… Есть и лжемощи – законсервированный труп на Красной площади.

Были у них и казнимые "еретики" – Троцкий, Бухарин, Каменев, Зиновьев… Последнее обстоятельство отмечал еще Николай Бердяев:

"Все теоретические, идейные, философские споры и все практические, политические, экономические споры в советской России стоят под знаком ортодоксии и ереси. Все "правые" или "левые" уклоны в философии или в политике рассматриваются как уклоны еретические". ("Истоки и смысл русского коммунизма").

И вот мне открылось еще одно любопытное сходство между Церковью и преступной организацией ВКП(б) – КПСС. Но прежде чем указать на это, необходимо кое-что объяснить.

Во-первых — слово "керженский", которое употребил Николай Клюев.

Тут сошлюсь на статью из словаря "Старообрядчество" (Церковь, М., 1996.) "КЕРЖЕНЕЦ – река, левый приток Волги, устье которого находится у Макарьевского Желтоводского монастыря, напротив г. Лысково (Нижегородская обл.) В окрестностях Керженца проживает значительное число старообрядцев. Слово "Керженец" употреблялось также для обозначения историко-территориальной общности старообрядцев тех мест". Из этого можно заключить, что слово "керженский" означает твердость и непреклонность, свойственные русским староверам.

Во-вторых, надобно сказать кое-что о том, как в церковном обиходе употребляется слово "старец". В традиции восточного монашества "старцем" называется опытный монах, которому в обители поручают руководство новоначальными иноками. Так это обстояло с IV века до новейших времен. Но в XIX веке в России этот термин стал приобретать несколько иной смысл: "старцами" стали называть некоторых известных в церковной среде духовников. Подобные фигуры прежде всего появились и прославились в Козельской Оптиной пустыни. Апологетами этого небывалого до тех пор явления выступили люди известные и одаренные – писатель Константин Леонтьев, священник Павел Флоренский и даже Федор Достоевский.

В романе "Братья Карамазовы" великий писатель изобразил одного из "старцев", но при этом сделал и такое признание: "Во многих монастырях старчество было встречено почти гонением" (глава 5).

Среди тех, кто отрицательно отнесся к этому явлению, прежде всех следует назвать имя святителя Игнатия (Брянчанинова), одного из замечательнейших духовных писателей России. В середине XIX века святой епископ провозглашал, что "послушание старцам в том виде, в каком оно было у древнего монашества, не дано нашему времени", а также предостерегал от "лжестарцев":

"Тщеславие и самомнение любят учить и наставлять. Они не заботятся о достоинстве своего совета! Они не помышляют, что могут нанести ближнему неисцельную язву нелепым советом, который принимается новоначальным с безотчетливою доверенностью, с плотским и кровяным разгорячением! Им нужен успех, какого бы ни был качества этот успех, какое бы ни было его начало! Им нужно произвести впечатление на новоначального и нравственно подчинить его себе! Им нужна похвала человеческая! Им нужно прослыть святыми, разумными, прозорливыми, старцами, учителями! Им нужно напитать свое ненасытное тщеславие, свою гордыню".

Я припомнил эти горькие слова, когда читал книгу "О Ленине" (NY: "Телекс", 1991). Автор — Н. Валентинов (Николай Владиславович Вольский, 1879 – 1964), он был журналистом, в молодости входил в большевистскую партию. В 1904 году, будучи в Женеве, познакомился с Лениным (которому в ту пору было 34 года!) и в течение многих месяцев общался с ним едва ли не ежедневно. Засим я хочу привести пространную цитату из книги Валентинова (стр. 72—73):

"Ленина называли не только Ильичом. Я не мог сразу понять, о ком идет речь, когда впервые услышал от Гусева "Идем к старику". Считаться стариком в России было не трудно. Нужно было лишь несколько превышать среднюю продолжительность жизни, а она была низка. Тургенев в "Дворянском гнезде" называет стариком Лаврецкого, которому было только 43 года. Однако Ленина называли "стариком" не в этом смысле. Несмотря на свой афишированный интернационализм, даже космополитизм, среда, которой командовал Ленин, была очень русской. Русское же не значит еще "родился от русского отца и от русской матери". Это обычно бессознательное проникновение "русским духом", бытом, вкусом, обычаями, представлениями, взглядами, а из них многие нельзя в их генезисе оторвать от Православия – исторической религиозной подосновы русской культуры. Приняв это с Востока, русская Церковь с почтением склонялась пред образом монаха – старца, святого и одновременно мудрого, постигающего высшие веления Бога, подвизающегося "в терпении, любви и мольбе". В "Братьях Карамазовых" монах Зосима мудр не только потому, что стар, а "старец" потому, что мудр. "Старец" не возрастное определение, а духовно-качественное. <…> И когда Ленина величали "стариком", это в сущности было признанием его "старцем", т. е. мудрым, причем с почтением к мудрости Ленина сочеталось какое-то непреодолимое желание ему повиноваться.

"Старик мудр, — говорил Красиков, — никто до него (?!) так тонко, так хорошо не разбирал детали, кнопки и винтики механизма русского капитализма".

"Старик наш мудр", — по всякому поводу говорил Лепешинский. При этом глаза его делались маслянисто-нежными, и все лицо выражало обожание. Именование "стариком", видимо, нравилось Ленину. Из писем, опубликованных после его смерти, знаем, что многие из них были подписаны: "Ваш Старик", "Весь Ваш Старик...".

Как знаем, в "послушании" у этого "Старика" оказалась вся наша несчастная, разоренная, опустошенная и доведенная до отчаяния страна, и – увы! — она продолжает подчиняться его "игуменским окрикам"… И нам впору вспоминать уже не Клюева, а Иосифа Бродского, который в шестидесятых годах прошлого века писал:

Там не терем стоит,
а сосновый скит,
ни амбаров, ни изб,
ни гумен.
Всем хорош монастырь,
да с лица – пустырь,
и отец игумен,
как есть, безумен
.

Протоирей Михаил Ардов,
специально для "Новой"

8 ноября 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования