Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"ТРУД-7": Быть или называться. Чем озабочены тюменские религиоведы?


В последнее время все чаще появляются публикации, так или иначе анализирующие ситуацию в современной духовной жизни области, а точнее, ее межконфессиональном пространстве. В частности, вопросам "духовной войны" посвящается недавно опубликованная в "Сибирской православной газете" обобщающая статья профессора кафедры религиоведения ТГНГУ С.П. Суровягина под заголовком "Поговорим начистоту". Автор рассуждает о целом ряде важнейших проблем, которые, вне всякого сомнения, требуют глубокого анализа и пристального внимания ученых. Профессор кафедры религиоведения) озабочен "травлей" священников РПЦ, которая в его статье органически связана с "клеветой на религиоведов".

Настоятельно требует ответа один-единственный вопрос: при чем здесь религиоведение? Апеллируя к объективности и научности, автор постоянно использует в качестве аргумента историческую истину, но как-то крайне специфически, поскольку при этом он ссылается на "научные" православно-теологические, а не религиоведческие источники. Профессор-религиовед обращается с историческими фактами вполне в традиции идеологии РПЦ, утверждая, что в русскую нравственно-психологическую почву "греческое христианство легло как в родное лоно, и заколосилась Русь новой, из души народа идущей культурой – православной". В этой цитате предельно явственно видны и противоречия (новой культурой заколосилась Русь, значит, была и старая, древнерусская, политеистическая культура, поскольку сама-то православная культура отнюдь не новое явление, не на Руси рожденное, она нова лишь для русской культуры), и игнорирование известных исторических свидетельств в пользу отнюдь не такого уж гладкого процесса "крещения Руси".

Если судить по историческим источникам, христианизация Руси проводилась, во-первых, не по воле народа, а "сверху", государственной реформой, не спросясь народа, а во-вторых, христианизация проводилась в течение нескольких веков, на протяжении которых многонациональный народ с большим или меньшим успехом сопротивлялся этой реформе. Чтобы убедиться в специфике массового крещения, достаточно, к примеру, обратиться к историческим документам о крещении коренных народов Тюменского Севера. Да и само русское православие отличается от греческого (византийского) именно тем, что сохранило древнерусские политеистические культурные традиции (святки, семик, масленицу и т.п.), а жестокий церковный раскол в ХVII в. свидетельствует опять же о нежелании народа корректировать древнерусские (ставшие "древлеправославными") обряды по греческому образцу, что и породило движение старообрядцев.

Вернемся к собственно религиоведческой теме, которая обозначена в рассуждениях о "духовной войне". Разве требуется еще кому-то объяснять, что православного религиоведа не бывает, как не бывает и мусульманского, протестантского и т.п. Религиовед, как и любой ученый, любой специалист, может иметь религиозные убеждения в личностной, но не в профессиональной сфере, где такие убеждения неуместны, если он профессионал.

Для религиоведа, в отличие от богослова и "вероведа", любая идея Бога и любая религиозная истина паритетны, будь то истина язычника, мусульманина, пятидесятника, католика, иеговиста, вайшнава и т.п., тем более что в мире насчитывается несколько тысяч таких истин, а в России – более сотни. Как известно, в Тюменской области официально зарегистрированы религиозные организации, принадлежащие двум десяткам конфессий. Дело религиоведа – не защищать одну конфессию от другой, а изучать и анализировать специфику религиозных течений, проводить экспертизу интолерантных и экстремальных явлений на религиозной почве, развивать межконфессиональный диалог..

Вопрос о религиозной толерантности непрост и неоднозначен, эта тема уже не раз и не два обсуждалась в различных ракурсах. Автор статьи не дает религиоведческого ответа на вопрос, почему священники РПЦ не участвуют в межконфессиональном диалоге с протестантами, вайшнавами, иудеями и др.? Почему отказываются участвовать в круглых столах и встречах с представителями других христианских конфессий, а также в совместных социальных проектах? Если по вероисповедным, церковным, религиозным мотивам, в соответствии с документами РПЦ (в частности, документом "Основные принципы отношения РПЦ к инославию", 2000 г.), то вывод напрашивается только один – об интолерантности православной идеологии, а если по иным причинам, то почему они не анализируются в открытом религиоведческом дискурсе?

Что касается религиоведческой толерантности, то и здесь не все благополучно. К сожалению, статья демонстрирует отнюдь не толерантное стремление не только расставить конфессиональные приоритеты в пользу РПЦ, в частности, как единственной защитницы закона, но и побольнее задеть протестантов. Пафос защиты священников РПЦ строится на аргументах, далеких от толерантности и объективности, однако постулируемых как принципиальные ("начистоту") и "объективно-научные". Названное голословным обвинение "религиоведами-неучами" священников РПЦ в нетолерантности перестает казаться голословным после внимательного прочтения столь предвзятой и нелояльной к инакомыслию публикации.

На протяжении последних лет автору этих строк в силу своих научных интересов приходилось нередко выступать с религиоведческими докладами на международных и всероссийских научных форумах профессиональных религиоведов (на секции философии религии философского конгресса в Москве-2005, секции социологии религии социологического конгресса в Москве-2006, международной теоретической конференции религиоведов в Санкт-Петербурге-2006, научно-практической конференции сибирских религиоведов в Новосибирске-2005 и др.), где, к удивлению и сожалению, ни разу никто из религиоведов выпускающей кафедры религиоведения ТГНГУ не выступал и не интересовался профессиональными проблемами и опытом коллег, руководителей ведущих российских кафедр.

Не имея публикаций в российском научном журнале "Религиоведение", ученые тюменской кафедры религиоведения, вместе с тем, регулярно публикуются в православных изданиях. Очевидно, у этой кафедры собственный (православно-теологический) путь в религиоведении, собственная (православно-теологическая) методология религиоведения, не стыкующаяся с мировыми классическими и отечественными научными традициями. Отсюда и употребление оригинально-самобытных "религиоведческих" терминов ("духовная война", "тюменский протестантизм", "русские славяне", "осатанение значительного слоя молодежи", "научная критика неоязычников", "колорит адвентистов седьмого дня" и т.п.).

Какой научно-религиоведческий багаж и методологический опыт имеет за плечами, какую научную истину и о какой религии печется новорожденная кафедра религиоведения ТГНГУ в своей учебной и просветительской деятельности? Каких специалистов скоро выпустит? О каком религиоведческом профессионализме идет речь применительно к кафедре, рожденной и действующей "по благословлению" и в тесном сотрудничестве с Тобольско-Тюменской епархией РПЦ? Ответы на эти вопросы сколь очевидны, столь и дискуссионны, все зависит от плоскости рассмотрения. Как бы то ни было, вряд ли целесообразно и допустимо смешивать религиоведческие и вероисповедные (конфессиональные) знания, выдавать собственный субъективный взгляд на вещи за объективно-научный и единственно верный, в эмоциональном полемическом задоре наклеивая ярлыки и подменяя понятия.

О какой религиоведческой непредвзятости и научной беспристрастности (объективности) может идти речь, если любая публикация религиоведов кафедры ТГНГУ так и кипит межрелигиозными страстями, пронизана сверхкатегоричными выводами-поучениями? В конце концов, так и остается загадкой, при чем здесь религиоведение, если речь идет о защите своей веры и убеждений? Назваться религиоведом и быть им, соответствовать такому статусу – две большие разницы.

Марина Ересько - кандидат философских наук, доцент Тюменского госуниверситета, член экспертного совета погосударственной религиоведческой экспертизе при правительстве Тюменской области, автор более шестидесяти религиоведческих научных и научно-методических публикаций

 № 195-Т, 25 – 31 октября 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования