Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Мониторинг СМИАрхив публикаций ]
 Распечатать

"НОВОЕ РУССКОЕ СЛОВО": Мечети "под колпаком". В Узбекистане угроза бунтов на религиозно-освободительной основе заставляет силы безопасности принимать радикальные меры


В Ташкентском городском суде начался очередной процесс над тремя чрезмерно набожными приверженцами магометанства. Обвинение утверждает, что все трое были активными ваххабитами и членами движения "Хизб-ут Тахрир". Следствие, правда, не установило, к какому из двух радикальных, но противоречащих друг другу течений приписать подсудимых. Но суд в любом случае вынесет обвинительный приговор по статье "создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях".

Болезнь легче предупредить, чем вылечить. Золотое правило врачевателей тел взяли на вооружение доктора душ человеческих и объявили ислам едва ли не самым страшным вирусом. Из медицинской же практики взят, судя по всему, обычай помещать в карантин тех, у кого на лицо симптомы опасного заболевания. Суды над мусульманами, обвиняющимися в членстве в экстремистских организациях, стали в Узбекистане настолько часты и привычны, что мало кто уже обращает на это внимание.

Упомянутая статья Уголовного кодекса заняла прочное место в десятке наиболее часто фигурирующих в обвинительных приговорах. В 2006 году суды 1396 раз приняли доводы обвинения и признали подсудимых виновными в участии в запрещенных религиозных организациях. Позади по "популярности" эту статью оставляют лишь те, которые предусматривают наказание за кражу, грабеж, разбой и хулиганство.

По единодушному мнению местных наблюдателей, реальное число экстремистов и сепаратистов среди осужденных вряд ли может быть больше двух десятков человек. Причина проста: приверженцы традиционной для региона религии, официально признанной государством, поставлены даже под более жесткий контроль, чем те, кто откровенно недоволен сложившейся в стране ситуацией. "Мечети и их прихожане ни на секунду не остаются без настойчивого, а подчас и неприкрытого наблюдения со стороны не только аксакалов, но и милицейских "шестерок", и сотрудников Службы национальной безопасности", — говорит глава инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана Сурат Икрамов.

Обвинения в экстремизме и терроризме очень удобны для власти. Население Узбекистана, среди которого осталось немало представителей пришлых национальностей, исповедующих другие религии, зомбировано страшилками об "исламских головорезах, не знающих ничего святого", совершенно искренне встает на сторону обвинителей.

"Государство очень ловко спекулирует на страхе русскоязычной части населения Узбекистана. Большую роль тут сыграла война в соседнем Таджикистане, когда действительно вырезались целые поселки. При этом опасения немусульман разделяют и многие мусульмане — под нож террористов должны попасть и недостаточно ретивые защитники знамени ислама", — поделился мнением столичный адвокат, специализирующийся на политических и религиозных делах, Улугбек Бердыев.

Такой же отпугивающий эффект оказывают и репрессии против религиозно настроенных узбеков, регулярно посещающих мечети и носящих знаки принадлежности к исламу. Не всегда длительные сроки лишения свободы, но откровенно бесчеловечные условия содержания религиозных осужденных действуют "отрезвляюще" на умеренно набожных мусульман.

"С распадом Советского Союза государство утратило идеологический контроль над населением. Идеологическая машина, построенная режимом Ислама Каримова, не смогла заменить агитационно-пропагандистскую систему, существовавшую в советское время. А все более ухудшающиеся условия жизни большинства населения и неожиданная религиозная свобода и исламская эйфория, охватившая страну в первые годы независимости, привели к резкому росту числа верующих. Угнетенный народ пошел за утешением и ответами на свои вопросы туда, куда обращались люди всех наций и религий во все времена в таких случаях — в церкви и мечети", — говорит Икрамов.

Приподнятый информационный занавес принес в страну идеи борьбы за лучшую жизнь под знаменем ислама. Угроза исламской революции поставила правительство в неудобное положение — с одной стороны, религию нельзя запретить, с другой — обласканные в первые после развала советской империи годы муллы стали опасны для своих покровителей. В то же время реальная, но не столь масштабная, как это пытаются представить официальные власти, угроза возникновения бунтов на религиозно-освободительной основе заставляет силы безопасности принимать посильные им меры.

"К сожалению, правоохранительные органы не в состоянии избавить страну от реальных террористов. Не хватает ни опыта, ни профессионализма. Изъять из общества тех, кто хотя бы внешне подпадает под определение "исламский экстремист", и запугать оставшихся — единственное, по всей видимости, что могут сделать власти", — убежден Бердыев.

Рустам Хабиев, (Ташкент)

3 октября 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования